Там, где не погибло слово, там дело еще не погибло. А.И.Герцен

                         Живой журнал - дневник Павла Люзакова
ИЗДАНИЕ МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО СОЮЗА

 
 
 

Рубрики:


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ  
АНТИПУТИН  
АНТИВОЙНА  
АНТИАРМИЯ  
АНТИ-КЛЕРИКАЛИЗМ  
 

Статьи журналистов   "Свободного слова":


Павел Люзаков
Живой журнал
 
Александр Артёмов
Живой журнал
 
Елена Маглеванная
Живой журнал
 
Валерия Новодворская  
Дмитрий Стариков  
 
 

Документы "ДС":


Что такое Демсоюз?  
Как вступить в Демсоюз?  
Каково наше отношение к важным политическим событиям  

 

Сайты полит-
заключенных:








Всё не так, ребята...
Новое имя в деле о смерти Александра Литвиненко: Анатолий Киров
Война закончилась?
доклад о положении жителей Чечни в России
Гибель Анны:
сбор информации

Телефон:(095) 453-37-76
Факс: 150-45-73
Адрес для писем: 125414, Москва, ул.Онежская, 40, кв.113, Любимцевой Валерии Григорьевне.
vol2005@rambler.ru
 

 

Содержание страницы:
       Мёртвые дома нашей эпохи
       Пословицы на каждый день для православных
       Одесское дело: десять лет спустя
       Одесское дело: малоизвестные подробности
       Палёным салом скоро не запахнет
       Без хорошей армии не будет хороших законов
       О русском языке "в законе" на Украине
       Украина: к анализу ситуации
       Психиатрическая голограмма
       Переписка политзаключённого Ильи Романова с редакцией "Свободного слова" (2008-2012 гг.)




МЕРТВЫЕ ДОМА НАШЕЙ ЭПОХИ

Илья Романов        Когда в исправительной колонии зэки, усевшись возле телеэкрана, смотрят какой-нибудь фильм или сериал, в котором попадаются сцены из лагерной жизни, они постоянно поражаются идиотизму создателей этих, с позволения сказать, "шедевров". Многие эпизоды вызывают просто смех. В одном сериале в лагере проходят регулярно организуемые "блатными" бои без правил, нередко со смертельным исходом, причем все лагерники уже с утра делают ставки. А что же, оперчасть в этом лагере отсутствует, что ли? В другом - начальник колонии держит склонного к побегу зэка в своем гараже на цепи. А когда тот все же сбегает, его стреляют в болоте и даже не считают нужным доставать труп. В третьем - бравый армейский капитан, едва зайдя в камеру СИЗО, требует у находящихся в ней мрачных уголовников сдать ему оружие, после чего каждый, испугавшись, достает огромную заточку, больше похожую на финский нож - такую в СИЗО попробуй спрячь! - и швыряет на пол...
       Автору этих заметок всегда было интересно: каким образом, при помощи каких средств выдумывают сценаристы такого рода бредятину? Некоторые источники мне удалось вычислить. Во-первых, используется литература советской эпохи, описывающая быт и нравы криминального мира, причем можно подумать, что эта социальная прослойка не проделала в последние десятилетия никакой эволюции, что в ней заправляют типы образца 1970-х, а то и вовсе какой-нибудь Горбатый из "Места встречи изменить нельзя". Несомненно, используется очень известная когда-то книга диссидента Абрамкина "Как выжить в советской тюрьме". Однако в наши дни реальность в местах лишения свободы весьма далеко ушла от советской, поэтому книга эта безнадежно устарела. Если говорить о лагерном быте в последний период существования СССР, то лучше всего он передан (как полагает автор, сам в ту эпоху не сидевший, но много слышавший от лагерных стариков) в книге Игоря Губермана "Прогулки вокруг барака". Конечно, многие аспекты того бытия остались в чем-то похожими, но в целом все уже совершенно не так.
       Какова базисная, социально-экономическая подоплека произошедших изменений? В 1961 году реформой исправительной системы был ликвидирован ГУЛАГ, а все колонии разделены на четыре режима: общий, усиленный, строгий и особый. Целью данного нововведения провозглашалось изолировать "впервые оступившихся" от влияния более опытных преступников и "особо опасных рецидивистов". Но однозначно положительного эффекта эта реформа не имела. Возможно, что в действительности она преследовала другую цель - сломить организовывавшееся в то время "блатными" сопротивление администрации лагерей.
       В начале 60-х и вплоть до середины 80-х "блатные" принадлежали в основном к профессиональной преступности, которой в наше время практически нет. Это только во второй половине 80-х ее начала вытеснять порожденная "перестройкой" организованная преступность. В первые же послевоенные десятилетия существовали "профессиональные" корпорации карманников, домушников, "ломщиков чеков" у магазинов "Березка", катал, и т.д. Костяк воровского мира во многом был сформирован беспризорниками военной поры, т.е. личностями с достаточно жесткой структурой. Для продвижения в криминальной иерархии необходимо было иметь ПОНЯТИЕ. Считалось, что "понятие" вообще - оно одно, и оно либо есть, либо нет. Среда профессиональных преступников руководствовалась своеобразно понимаемой "справедливостью" (распространявшейся на "своих", т.е. зэков), и, во всяком случае, пресекала проявления "беспредела". Разделение на режимы привело к тому, что в колониях, где сконцентрировали "первоходов" (впервые осужденных) появился беспредел. Там тоже начинали командовать люди, стремившиеся быть "блатными", но не имевшие "понятия", а потому руководствовавшиеся "понятиями", зачастую ложно понимаемыми. В диких формах это ложное понимание проявляет себя тогда, когда дело касается "законтачки". Согласно бытующим у зэков представлениям, можно "законтачиться" от прикосновения к какому-нибудь "нечистому" предмету или человеку. Поскольку этот аспект лагерного бытия продолжает оставаться весьма опасным для впервые попавших в застенки (как и во времена Абрамкина, в книге которого этот феномен описан как "загашенность"), автор очень подробно остановится на нем впоследствии. Сейчас мы занимаемся более теоретическим рассмотрением эволюции лагерной среды на протяжении последних десятилетий. В наиболее чудовищной форме все это ложное понятие о "законтачке" расцвело среди малолеток, у которых можно "законтачиться" даже от случайно упавшего с верхней нары лобкового волоса (почему у них полагается спать только в плавках), а "законтаченные" обычно сразу отождествляются с "пидорами". К концу 1990-х во многих камерах СИЗО-малолетки сложилась ситуация, когда примерно лишь треть обитателей камеры считалась "порядочными", а остальные две трети - "пидорами". О нравах "малолетки" этого времени мне весьма подробно рассказывал сокамерник-малолетка, которого держали на "взросле" за побег - по прозвищу Васек Пацан, сын олдового московского хиппи Дзен-Баптиста. "Малолетке" и ее "приколам" также уделим в дальнейшем достаточное внимание.
       В советское время для зоны главное было - "давать план". "Нерабочих" зон не было в принципе, на каждой было какое-нибудь производство, нередко требовавшее очень высокой квалификации рабсилы (приборостроение и т.п.). Живущий на зоне "мужиком" по масти не работать в принципе не мог - его к этому принуждали и администрация, и "блатные". Не имевший квалификации зэк мог предварительно обучиться в ПТУ. Однако работа отнюдь не была бесплатной, каковой фактически является сейчас. Работающему зэку начислялась нормальная заработная плата, из нее делались предусмотренные законом вычеты (за содержание в колонии и на погашение иска), часть заработанного можно было потратить на отоварке, на подписку на газеты и журналы, на улучшенное (диетическое) питание, а остальное - переводить семье (если таковая имелась) либо накапливать на лицевом счету, получая накопленную сумму при освобождении. Иногда эти суммы могли быть достаточно значительными (см. фильм "Калина красная"). В наши же дни зэки освобождаются с зоны без копейки денег.
       Ситуация в зоне зависела от выполнения плана. Как говорят старые зэки, "в советское время все было нельзя, но все было, а сейчас можно все, но ничего нет" (некоторое преувеличение). Например, в начале 1970-х на зонах запретили чай, чтоб зэки, мол, не чифирили. Неоднократно пойманным на приготовлении чифира могли даже добавить в судебном порядке срок. Однако же, если зона план выполняла, чай там был, и за него не трогали. Было и бухло, разные колеса (кодеин, ноксирон), гашиш. А уж если план перевыполнялся, тогда (как рассказывал мне пожилой зэк Анатолий, отсидевший при Союзе в общей сложности 18 лет) главное было выйти с промзоны на своих ногах. Если сам идешь - тебе ничего не скажут, если несут - тогда уже будут проблемы. Работа администрации была сосредоточена на выполнении плана, а возможности наживаться у администрации, естественно, были, но даже и близко не сопоставимые с теми, какие есть сейчас. Все было предельно регламентировано. Положено при выходе в баню выдать трусы, носки, мыло и один бритвенный станок на троих - никуда не денутся, выдадут. Не дай бог, зэкам пайку сахара не дадут - последствия могли быть для администрации весьма серьезными. Проверяющие комиссии обязательно начали бы выяснять, куда девался сахар, а это - вплоть до уголовного дела. Помимо администрации, в вывполнении зоной плана были заинтересованы и "блатные" - им тогда тоже сиделось легче. Но самим работать "блатным" было "западло", и сидели они до "звонка", притом в основном по "ямам" да по БУРам. Криминальная идеология предполагала, что задача "мужика" - работать, а задача "блатных" - "страдать за мужика", т.е. воевать с администрацией за его интересы. Можно предположить, что в целом подобная картина все же, действительно, имела место. Также считалось, что "мужик" живет работой, а "блатной" - игрой, и открытое паразитирование на "мужике" никак не предусматривалось. Сбор и расходование "общака" жестко контроллировался криминальной иерархией во главе с "ворами", которым не положено было иметь собственности и семьи. Отношение к зэкам, работавшим на администрацию - "козлам" - отличалось нетерпимостью; то же относилось и к "чистоделам", изготовляющим для администрации всякий ширпотреб - они также считались непорядочными. Деление по мастям было предельно жесткое - "за смену масти бьют по пасти". В этом, пожалуй, можно усмотреть какое-то отражение предельной заидеологизированности и бюрократизма советского общества.
       Со второй половины 80-х в лагеря начало попалать все болдьше и больше представителей организованной преступности, взросшей на горбачевском "сухом законе" и движении "кооператоров". Представители старой воровской формации не видели во вновь прибывших бандюках равных себе, называя их "спортсменами-комсомольцами". Бандитская "пехота", действительно в значительной мере состоявшая из выброшенных на произвол судьбы спортсменов, никаким "понятием" не отличалась и сразу проявила склонность к беспределу, придерживаясь лишь формально ранее бытовавшего криминального кодекса и его терминологии. Начавшиеся же неолиберальные реформы не оставили камня на камне от той системы, которая сложилась в лагерях при Советах. Никакого государственного плана теперь не было, а главной задачей администрации лагерей стало "наваривать" любыми способами "бабло", щедро делясь им с вышестоящим начальством, что гарантирует безнаказанность. Как у Остапа Бендера было "четыреста сравнительно честных способов отъема денег", так же и у администрации лагерей этих способов имеется в немеренном избытке. На этом аспекте впоследствии также остановимся подробнее, т.к. предание конкретно практикуемых в лагере способов широкой огласке - эффективнейший (хоть и не вполне безопасный) способ давления на администрацию.
       Все "блатные" старой формации, которых и осталось-то, по правде говоря, совсем немного, сидят, надежно спрятанные под замком на "крытых" тюрьмах, и влиять как-то на ситуацию им весьма сложно. Тем временем возникла новая формация уголовных авторитетов, которые помогают администрации вымогать деньги с осужденных, принуждать их к бесплатному труду, расправляться с "жалобщиками" и давить проявления протеста. Эти так называемые "блатные", которые по классической тюремной терминологии должны были бы именоваться "суками", почти поголовно... освобождаются по УДО. Естественно, в прежние годы - советские и первое время постсоветских - подобное было попросту немыслимо.
       (Продолжение темы - в следующих выпусках.)

Автор - Илья Романов, бывший политзаключённый.
Март 2012 г.




ПОСЛОВИЦЫ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ ДЛЯ ПРАВОСЛАВНЫХ

       Завещал Моисей: паши да сей
       А на Магомета и суда нету.
       - - - - -
       Всем бы нам по сто грамм
       Только дон Хуану подавай дурману.
       - - - - -
       С Господом Христом один раз живём
       А Будда бает: второй раз бывает.
       - - - - -
       Знает народ: деньги Бог даёт
       А Карламар талдычит про товар.
       - - - - -
       Уверен Антон: грядет Армагеддон
       А кришнаюга говорит - Кали-Юга.
       - - - - -
       Диакон Федот ангельски поёт
       А Моррисон Джим бесом одержим.
       - - - - -
       В Европе пидормот гей-парадом прёт
       А на Святой Руси - гомиков гаси!
       - - - - -
       Наливающий полней ловит чертей
       А лезущий в аптечку - зелёненьких человечков.
       - - - - -
       Икона Рублёва смотрится клёво
       А чёрный квадрат малюет дегенерат.
       - - - - -
       Православные не зря почитают царя
       Лишь служителям ада царя не надо.
      
- - - - -

Автор - Илья Романов, бывший политзаключённый.
Март 2012 г.




"ОДЕССКОЕ ДЕЛО-2": ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ...

       В Одесском апелляционном суде неспешно продолжается вялотекущий суд над Андреем Яковенко и Олегом Алексеевым - некогда подсудимыми по печально знаменитому "одесскому делу № 144", по которому Яковенко был осужден к 14 годам лишения свободы, а Алексеев - к 13-ти - по обвинению в свержении конституционного строя Украины и поягательству на ее территориальную целостность, терроризме, бандитизме, убийстве и покушениях на убийство, разбойных нападениях, контрабанде и посягательству на жизнь работников правоохранительных органов. В заключении они находятся с декабря 2002 года. По данному делу к значительным срокам лишения свободы было осуждено еще шесть человек.
       В настоящее же время поводом к судебному разбирательству послужил документ из Генпрокуратуры Российской Федерации, утверждающий, что Яковенко и Алексеев были участниками ограбления ювелирного магазина в Москве на Ленинском проспекте летом 2002 года. По этому делу уже были осуждены Мосгорсудом двое других подсудимых по "одесскому делу" - дополнительно к уже имевшимся срокам, - граждане России Игорь Данилов ( к 13 годам лишения свободы, общий срок - 27 лет), и Александр Смирнов ( к 9 годам л.с., общий срок - 17 лет). Таким образом, вырисовывается довольно ясная картина политики, проводимой в странах СНГ ( подписавших "минскую конвенцию") по отношению к участникам повстанческого движения на территории бывшего СССР: не выпускать их на свободу никогда, добавляя все новые и новые срока. Интересно, что в ближайшем историческом аналоге нынешних постсоветских государств - латиноамериканских странах XX века - повстанцам (сандинистам, сендеристам, тупамаросам и др.) обычно сразу вкатывали срока в 25-30 лет. у нас же, в бывших странах "развитого социализма", где и судьи с прокурорами тасками некогда в кармане партбилет, - считается, видимо, неудобным сразу упечь леворадикальных повстанцев на четверть или на треть века. Считаются же пока еще с мнением ветеранов, привлекаемых нередко для поддержки действующей власти, и т.д.
       Поэтому у нас срока повстанцам наращивают постепенно - так сказать, порциями...
       Поскольку Украина своих граждан иностранным государствам не выдает ( а Яковенко и Алексеев = украинские граждане ), то по поручению Генпрокуратуры РФ она судит их собственным судом на своей территории. Однако, в соотвестствии с "минской конвенцией", Россия должна была предоставить в украинские органы прокуратуры убедительные доказательства виновности обвиняемых. Были ли они предоставлены?
       По этому поводу автор данной публикации имеет сказать несколько слов, поскольку и сам был осужден по тому же "одесскому делу", и, отбыв 10 лет за решеткой, находится сейчас на свободе. Как велось следствие по делу, откуда брались какие показания - известно автору не понаслышке. Первоначально показания об ограблении на Ленинском проспекте присутствовали в показаниях всего двух обвиняемых по данному делу - Бердюгина и Плево (на последнем сейчас остановимся несколько подробнее). С бедного Бердюгина, собственно говоря, и взять-то нечего. Забитый до полусмерти в Ленинском райотделе г. Николаева, он со второго судебного заседания был отвезен в больницу и умер (в возрасте 20 лет), а перед этим подписывал все что угодно, иногда и выдумывая каких-то несуществующих людей - чтоб не били... В "пресс-хате" Николаеского СИЗО Бердюгина "обрабатывал" известный прессовщик по прозвищу Гном (Сергей Клочков), и Бердюгин тогда написал прямо в камере множество "явок с повинной" о якобы совершенных им с подельниками мелких ограблениях, кражах и т.п. Впоследствии все эти фуфлыжные "явки" из дела исчезли; Клочков же, чья сомнительная слава катилась впереди него, немедленно по прибытии в лагерь был "опущен". Обезумевший от "висения на ломе" бердюгин плел что-то о том, что его подельники убили в Киеве двух милиционеров (проверка показала, что такое событие не имело места), выдумал некоего члена организации по прозвищу Боцман - это, мол, такой мужик лет сорока, и все время матом ругается... А собственноручная запись Бердюгина в протоколе сразу после задержания свидетельствует, что он просил (безрезультатно) обеспечить ему меры безопасности от сотрудников милиции. Надо полагать, не от простого испуга он этого просил... Вывод тут один : с юридической точки зрения - грош цена любым показаниям этого давно уже покойного молодого человека.
       Теперь перейдем к Анатолию Плево. В его показаниях, начиная с 23 декабря 2002 г., фигурировали эпизоды ограблений ювелирных магазинов в Москве: на Ленинградском проспекте летом 2001 года и на Ленинском проспекте летом 2002-го. Первое из них, согласно показаниям Плево, совершил он вместе с неким сторонником Игоря Губкина по имени Станислав, о котором он больше ничего не знает. Что до второго ограбления - на Ленинском (где было экспроприировано ювелирных изделий на сумму 370 тыс. у.е.), - то, по его словам, он там не просто участвовал, а спланировал и организовал эту операцию. Причем ни о каком участии Яковенко речь вообще не шла - ни в качестве исполнителя, ни в качестве организатора. 18 августа в Одессу прибыли работники прокуратуры Юго-Западного округа Москвы Найденов и Фомичев - с целью расследования ограбления на Ленинском. В помещении Одесского УСБУ эти двое пытались добиться показаний от обвиняемых по "одесскому делу", применяя разнообразные угрозы, а также вытащили в коридор и избили (на территории иностранного государства, в помещении спецслужбы!) Александра Смирнова. Тем не менее, показания были получены ими только от Плево - доподлинно неизвестно какие, но этого явно было недостаточно, Затем осенью 2004 года в Одессу прибыл следователь Мосгорпрокуратуры Мохов. Вначале он долго и плодотворно "работал" с Плево. а потом вызывал остальных для проверки и уточнения его показаний, которые, видимо, уже тогда решено было взять за основу. Нелишне напомнить, что еще в начале того года Плево, по "доброму совету" одного из своих сокамерников (обвинявшегося в пяти убийствах) начал изображать фанатично уверовавшего православного (притом что ранее был 100%-ным атеистом), и под предлогом религиозной веры давать все показания, которых не хватало суду для вынесения обвинительного приговора. Мол, "я раньше много врал, но теперь вера обязывает меня говорить только правду". Кстати, автор данной публикации был первым, на ком Анатолий опробовал этот "зехер" (по одесской уголовной терминологии) - притом данные им суду показания правдивыми отнюдь не являлись. То есть эта самая "вера", несмотря на отпущенную длинную бороду, была лицемерием. Я, помнится, предупредил тогда Яковенко, излишне дружелюбно общавшегося с Плево, что в дальнейшем этот гусь "загрузит" и их "на всю катушку".
       - Почему ты так думаешь?
       - Да потому что кто сказал "А", тот скажет и "Б".
       Как сейчас выясняется, ждать-то особо долго не пришлось. Как видно, уже осенью 2004-го в данных Мохову показаниях Плево додумался свою роль в организации ограбления (что следовало из ранее данных им показаний) приписать Яковенко. Сам же он оказывался при этом едва ли не свидетелем. Поэтому, когда на основании этих его показаний судили в Москве Данилова и Смирнова, сам Плево (находившийся на подписке о невыезде) получил... 5 лет условно. Притом что Данилову за участие(?) в этой организованной Плево акции "навесили" 13 лет, а Смирнову - 9. (Вдобавку к уже имевшимся по Укранине срокам. И притом что никаких доказательств их участия, кроме этих его более чем сомнительных показаний, на суде предоставлено не было). В этой связи нелишним будет задуматься и над вопросом: куда девалось столь значительное количество экспроприированных ценностей? Россказни Плево о том, как он якобы помогает политзекам, оказались враньем. Рядовые участники "одесской группировки", как было отмечено еще в ходе первого процесса, вели крайне аскетический образ жизни и даже питались впроголодь. Совершенно незаметно также того, чтобы эти средства были истрачены "на революцию". Между тем, по непроверенным сведениям, брат Плево является владельцем ломбарда. То есть, находить применение ювелирным изделиям в его семействе умеют. В данный момент ожидают "добавки" к срокам (которые, как предполагают, также могут оказаться весьма значительными) Яковенко и Алексеев. Притом что полная непричастность по крайней мере одного из них никакого сомнения не вывзывает, т.к. он даже не был в тот период в Москве. Кроме этого, довольно показательным, наводящим на глубокомысленные размышления, является и тот факт, что дело о втором ограблении - на Ленинградском проспекте в 2001-м году - много лет находится в "приостановленном" состоянии, и попыток привлечения по нему Плево к уголовной ответственности правоохранителями не предпринимается... Почему?
       Один аналогичный пример сразу приходит автору на память. В конце 90-х годов в Донецкой области действовала ОПГ, известная как "банда Рыбака", которая снискала всеукраинскую известность гл.обр. убийством директора Краматорской телекомпании Игоря Александрова. С одним из участников этой банды - Андреем Бодионным - я как-то сидел две недели в "транзитке", и узнал от него много интересного. По его словам, их банда курировалась Службой Безопасности Украины,- у них был постоянный куратор, указывавший, кого из коммерсантов (или предприятий) рэкетировать, и на сколько. Оружие в банде также все имело СБУ-шное происхождение, поэтому если оно где-то применялось - кураторы сразу знали, чьих это рук дело. Например, СБУ знало, что за Бодионным "числится" в том числе труп - но до поры до времени их не трогали. Полученными от рэкета доходами, естественно, делились с кураторами. Но когда забили до смерти Александрова (которого первоначально предполагалось просто "проучить") - "сташие братья" сказали: "А вот это, ребята, вы сделали зря". Через некоторое время участники банды Рыбака оказались за решеткой.
       На этом примере видно, что отнюдь не является вымыслом или фантастикой "опека" спецслужбами оргпреступных группировок и их лидеров. Если такое имело место в Украине - будет вполне логично допустить, что и в Росии аналогичные спецслужбы не чурались прикрывать некоторые уголовно наказуемые деяния тесно связанных с ними личностей, особенно в эпоху так называемых "лихих девяностых" (к-рая реально закончилась в начале 2000-х). Намекну в этой связи, что в упомянутой сфере деятельности Плево весьма близко к нему стояла одна темная личность, известная в "патриотических" кругах как Игорь Владимирович Концевой (возможно, эти ф.и.о. ложные) - идентифицированный впоследствии как несомненный агент спецслужб, выведший их сперва на разыскиваемого Андрея Соколова, а затем - на конспиративную квартиру в Киеве. Ни в одном из уголовных дел, связанных с Плево, Концевой не упоминается ни единым словом. Хотя эти заметки преследуют в первую очередь цель поставить под обоснованное сомнение правосудность проходящего ныне в Одессе процесса по "одесскому делу - 2",- они в то же время имеют и назидательное значение, касающееся психологии участников революциооной борьбы. Как видно на этом примере, в числе лидеров может оказаться личность, адекватными характеристиками которой будут являться (на зэковском слэнге): "продуманный", "хитропродуманный", "лапчатый гусь". "жук" и тому подобные определения ушлого человека, на которого найдется нечто "с винтом"... (увы, в данном случае это лишь благое пожелание). Внимательнее присмотреться к подобным личностям - весьма важно для будущего.
       Анатолий Плево интересен нам тем, что он оказался выдающимся мастером "делать хорошую мину при плохой игре", а также вводить в заблуждение находящихся на воле соратников. Плево приходится племянником помощнику Бориса Березовского Юлию Дубову, также проживающему в Лондоне. (В свое время немало говорилось о "тройке Березовский-Невзлин-Дубов"). В 1995 г. Плево возглавлял комсомол партии ВКП(б) (во главе с Н.Андреевой), но затем они отделились в самостоятельную организацию. Во 2-й половине 90-х занимался организацией антифашистского движения (гл.обр. предлагая избивать мелкие шизоидные организации наподобие "Черной сотни"), организовывал "сопротивление слева" Лукашенко в Белоруссии. (Возглавляемой им группой издавалась газета "Белорусский антилукашист СССР", которая тайно перебрасывалась на белорусскую территорию). В начале 2000-х примкнул к "губкинцам", причем считался как бы "генеральным секретарем"в нелегальной организации. Однако, когда Плево оказался за решеткой, выяснилось, что отбывать значительный срок он отнюдь не готов. Уменьшить грозящий срок можно ценой "раскаяния" и предательства товарищей. Сперва Плево пытался внушить подельникам, что ему, мол, нужно как можно быстрее выйти на свободу, после чего он будет "греть" соратников в тюрьме, но такого рода разговоры одобрения не встретили, Тогда Анатолий пошел несколько другим путем - инсценировал нечто вроде своего отравления (предположительно, по совету своего многоопытного лжеправославного сокамерника выпил настой табака). Таким образом был создан "благовидный" предлог для того, чтобы дать суду необходимые для вынесения приговора показания. Одновременно с этим Плево вдруг начал изображать "покаянную" веру в бога, хотя ранее был, как уже упоминалось, пламенным атеистом,- о чем рассказывал в своих интервью, При этом многие товарищи на воле проявляли наивность, полагая, что Плево вследствие болезни впал во временное умственное помешательство, и продолжали еще более усиленно оказывать ему в тюрьме помощь. Пользуясь этим, Плево потребовал заменить ему адвоката, и вместо исключительно квалифицированного адвоката Демиденко взял другого - Крапивного, к-рый был на протяжении 30 лет коротко знаком с судьей, ведшим процесс. (Вероятно, через Крапивного суду были переданы деньги).Таким образом ему удалось получить всего 6 лет лишения свободы. По освобождении вернулся в Москву, где расследовались некоторые другие эпизоды его деятельности. Однако. он сумел возложить ответственность за свои действия на других, оклеветав по сути невиновных людей, получивших в результате дополнительно огромные сроки, - сам же остался на свободе.Также Плево предположительно присвоил кассу руководившейся им организации с десятками тысяч долларов. Проходящий в настоящее время в Одессе суд над Яковенко и Алексеевым также основан на его показаниях. Сам же этот "православный боговерующий", по слухам, работает в Москве при каком-то монастыре. Мистификацию с "отравлением", последующим "раскаянием" и "обращением к богу" Плево провел настолько ловко, что многие его бывшие соратники на свободеи до последнего момента не верили в его предательство, продолжая активно помогать ему в тюрьме. Примечательно также, что некоторая часть членов КПУ в Одессе поверила в приведенные выше бредоподобные высказывания Плево. Также заслуживает определенного внимания гипотеза о том, что Плево изначально мог быть связан с частной спецслужбой Б.Березовского.
       Отнюдь не утверждая, что так оно и было - автор предложил бы не упускать все же из виду такую гипотезу, учитывая возможный будущий интерес историков к этим событиям. Всегда стремившийся быть самостоятельным политическим игроком, Березовский проявлял интерес к весьма многим регионам на постсоветском пространстве, и коль скоро у него обнаружился столь значительный интерес к Украине - мог быть весьма обширный интерес и в Белоруссии. На примере знаменитой истории с "рязанским сахаром" видно, что интересы частной спецслужбы Березовского и официального ФСБ в свое время тесно перекрывались, и между ними существовало вполне конкретное взаимодействие. Хотя истина, пожалуй, выяснится разве что лет через сто - после открытия архивов.

Автор - Илья Романов, бывший политзаключённый.
Март 2012 г.




ОДЕССКОЕ ДЕЛО: МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ПОДРОБНОСТИ

       Документ, собственноручно написанный Анатолием Плево (том 47, лист дела 276).
       Претензий к администрации СИЗО не имею. Считаю, что меня именно хотели отравить (а Бердюгина - отравили, а не избивали!
       (Плево)
       Начальнику ОСИ-21 от подсудимого по ст.258, ч.4
       Плево Анатолия Ивановича, 1971 г.р., гражданина России,
       содержащегося в камере 195 корпуса 2
       Объяснение
       По существу заданных мне вопросов поясняю, что после приезда с суда 11 февраля 2004 года у меня внезапно возникли сильнейшие боли в области печени и почек, онемение конечностей, судороги кистей рук, головокружение. озноб и сильная тошнота, Меня вырвало. Данное состояние я могу объяснить тем, что меня пытались отравить Романов Илья Эдуардович или Зинченко Богдан Леонидович, проходящие со мной по уголовному делу № 144. В клетке в зале суда Зинченко передал мне от себя лично, или от Романова конфету, в которой, как я предполагаю, находился яд токсического действия, разрушающий печень. В связи с этим я подозреваю Романова Илью Эдуардовича в причастности к смерти Бердюгина Сергея Сергеевича, т.к. считаю, что по всем признакам, которые я наблюдал лично, Бердюгин был отравлен. Романов при мне и других лицах, проходящих по данному делу, высказывал пожелания в скорой смерти Бердюгина. Я подозреваю, что у Романова на воле есть сообщники, которые организовали быструю кремацию тела Бердюгина, а Романову передали поддельную справку о смерти Бердюгина, которую никак уже нельзя проверить, чтобы замести следы преступления. Меня решили отравить потому, что я в вопросе к Романову на суде намекнул, что он своими показаниями хочет отвести от себя обвинение в подрыве урны у СБУ (который, как я считаю, был провокацией с целью вызвать международный конфликт между Россией и Украиной, а все потом списать на ЛКСМУ). Поэтому на воле люди, с которыми связан Романов и которыми он финансируется (не исключено, что это, в том числе и бывший мэр Одессы Гурвиц), передали Зинченко или ему конфеты, о которых я писал выше. Если я умру, прошу Вас иметь ввиду, что Романов, наверняка, финансируется из-за рубежа, а именно, из США, о чем он мне говорил, и его жена связана с террористической организацией сионистов (я так предполагаю), почему она и хотела убить Кондратенко - губернатора Краснодарского края. резко выступавшего против сионистов. Инициатором взрыва у здания СБУ действительно является Романов - он хотел свалить всю вину на Яковенко, а сам уехать в Россию, о чем он говорил в воронке (автозаке), и об этом знает Данилов, который присутствовал при этом разговоре. Я пишу это, испытывая сильную боль, и прошу приглашать мне врачей только с ведома консула России, потому что считаю, что Романов и Гурвиц могут довести это "дело" до конца и убить меня путем медикаментозного вмешательства, чтобы лишить жизни опасного свидетеля и создать шумиху вокруг нашего дела № 144 в СМИ (чтобы дестабилизировать ситуацию в Украине в интересах западных спецслужб). Хочу также добавить, что, насколько мне известно, Смирнов к взрыву непричастен, а сообщение по Интернету отправлял сам Романов, имеющий опыт отправления таких сообщений по Москве, где его жена обвинялась в организации теракта у общественной приемной ФСБ. Хочу особо подчеркнуть, что я не сотрудничаю ни с ФСБ, ни с СБУ, я просто не хочу, чтобы провокации, организуемые с целью разрушить союз наших славянских, братских народов, приписывались коммунистам, которые, действительно, иногда впадают в крайности (я имею ввиду Яковенко), но делают это не ведая, что они творят. Мне известно от Романова, и я не стесняюсь писать об этом перед своей Родиной и народом, что он имел разговор с Яковенко по поводу взрыва (возможного) казино "Дежавю" в Одессе, и делалось это, как я понимаю, в частных интересах господина Гурвица, уничтожившего Черноморское морское пароходство, а сейчас желающего дискредитировать нынешние Одесские власти, чтобы вновь стать мэром Одессы и продолжать свою разрушительную деятельность в интересах НАТО и спецслужб Израиля (это соображение я подчерпнул из разговоров с Романовым, который говорил, что хорошо бы, если бы у власти был Гурвиц - это способствовало бы, дескать, созданию революционной ситуации) (я лично считаю, что ее в Украине в 2002 году не было, а поэтому никакие "призывы" Яковенко были не обоснованы и вытекали из его собственных амбиций). Прошу Вас и суд (прошу известить об этом моего судью Тополева В.К. и российского консула) применить ко мне меры безопасности, на что я имею право по Уголовно-процессуальному кодексу Украины. У меня сильная боль. Я думаю, что меня хотят убить.
       12 февраля 04 г. (Плево А.И.)
       ...
       Документ, собственноручно написанный Плево А.И, (том 47, лист дела 271)
       Судье Одесского апелляционного суда Тополеву
       Владимиру Константиновичу от подсудимого по ст. 109,
       263, 201, 187, 257 УК Украины Плево Анатолия
       Ивановича, 1971 г.р., гражданина России,
       содержащегося в ОСИ-21
       Заявление
       Я, Плево Анатолий Иванович, в дополнение к данным мной в суде показаниям по уголовному делу № 144, хочу пояснить, что, находясь в г.Киеве в сентябре 2002, и, обсуждая с Романовым проблему противостояния оппозиции и президента Кучмы, приведшую к разгрому палаточного городка с 16 на 17 сентября, я с удивлением услышал от Романова, что, по его мнению, за это "надо отомстить СБУ" (хотя разгоняли демонстрацию обычные милиционеры). В ответ на это я попросил Романова не предпринимать никаких "акций возмездия" (как выразился он), чтобы не подвести этим ребят из ЛКСМУ, вместе с которыми мы были в палаточном городке, и на которых могло бы потом пасть подозрение в совершении теракта. Как я понял из этого разговора с Романовым, под акцией возмездия он имел ввиду какую-нибудь хулиганскую выходку, типа подрыва мусорной урны, в котором обвинялась его супруга, Романова Лариса, в Москве.
       В декабре того же года, приехав в г. Каховку, чтобы встретиться со Смирновым А.В,, я внезапно застал там также Романова. К тому времени из газеты "вечерние вести" я уже знал, что кто-то взорвал урну у здания СБУ на ул. Ирининская в г.Киеве. Сам я в это время находился в России, в разговоре с Романовым я (в это время уже сильно взбудораженный сообщением Смирнова о странном поведении Данилова, Алексеева и Семенова в Николаеве и прочитанным на листовках с фотороботами о стрельбе по милиционерам) начал требовать от Романова сказать начистоту, его ли это рук дело. Смирнов при нашем разговоре не присутствовал. Романов мне ответил, что урну в Киеве подорвал он один, якобы, для того чтобы отвести подозрение от жены в подрыве общественной приемной ФСБ в Москве (Романов представил это как благой поступок). на мой вопрос:"А кто же отправил это сообщение о так называемой "партизанской войне" на адрес газеты "Вечерние вести"? - Романов ответил, что отправил он. Я тут же обвинил его в провокации, говоря, что это прямо направлено против газеты, которую я редактирую ("Совет рабочих депутатов"), а также может привести к арестам ее распространителей в Украине, хотя индивидуальный террор и террористические акты данная газета, по моему убеждению, не пропагандировала (когда ее редактором был я). Романов впоследствии, когда мы уже были за судом, в одном разговоре в автозаке открыто сказал мне, что думал, сделав теракт, убежать в Россию, "а ребята (имелись ввиду украинские комсомольцы) пусть сидят - ведь им этого хотелось".
       Настоящее заявление я делаю с чистой совестью, добровольно и без какого-либо принуждения со стороны органов власти.
       16 февраля 2004г. (Плево А.И.)
       ...
       Документ, собственноручно написанный Плево А.И. (том 47, лист дела 277)
       Прокурору Одесской области от подсудимого по ст.109,
       263, 201, 187, 257 УК Украины Плево Анатолия
       Ивановича, 1971 г.р., гражданина России,
       содержащегося в ОСИ-21
       Заявление
       11 февраля 04г. в зале судебного заседания подсудимый Зинченко Богдан Леонидович, проходящий вместе со мной по уголовному делу №144, дал мне конфенту, а после возвращения с суда у меня возникли очень сильные боли в области печени и правой почки, рвота, озноб, головокружение и судороги кистей рук. На следующий день, выйдя из камеры для выезда на суд, я вновь испытал те же самые симптомы внезапного поражения правой почки и печени, при этом также у меня сводило кисти рук. В обыскной комнате меня вырвало. Меня повели писать объяснение. Когда я его писал, мне стало так плохо, что я начал терять сознание, и меня отнесли в медсанчасть ОСИ-21. когда мне промыли кровь с помощью капельницы, мне стало легче. Но затем опять был приступ рвоты - на этот раз желчью. Желчью меня рвало и еще 2 раза. Меня 2 раза вывозили в больницу за территорию ОСИ-21, но, хотя налицо были признаки интоксикации, врачи там принять меня отказались. У меня обнаружили пресок в правой почке, однако я продолжал сомневаться, что почечные камни произошли естественным путем, и считаю, что они были спровоцированы отравляющим веществом, попавшим в мою кровь и, возможно, еще находящимся в ней. Только после вторичной промывки препаратом "нео-гемадес" мне стало легче. В настоящее время я продолжаю время от времени испытывать тошноту, головокружение и боли в области почек и печени.
       Я подозреваю, что был отравлен, и что к моему отравлению может быть причастен Романов Илья Эдуардович или его сообщники, которые, как я считаю, отравили Бердюгина С.С., также проходившего по делу 144. Романов при мне выражал пожелание смерти Бердюгину, а после нее у него появилось и "свидетельство о смерти" Бердюгина. Насколько я знаю Бердюгин тоже скончался в результате поражения печени, а потом его тело было спешно кремировано. Считаю, что к этому могут быть причастны граждане России Валентин Гефтер и Рекант Анатолий Абрамович (посещал Романова в ОСИ-21 и, вероятно, передал ему свидетельство о смерти Бердюгина), которые защищают в России жену Романова, обвиняемую в теракте у здания СБУ.

Автор подборки - Илья Романов, бывший политзаключённый.
Март 2012 г.




ПАЛЁНЫМ САЛОМ СКОРО НЕ ЗАПАХНЕТ
(Как меня после освобождения пытались депортировать с Украины)

       Послушайте, какой цирк устроили украинские СБУ-шники. Освободился с лагеря 7 декабря, на другое утро появляются местные донецкие анархи – Шевченко и К – брать интервью для своего радио "РКАС-Либерте". Несмотря на средней тяжести абстиненцию, сказал, что не раскаиваюсь и не жалею об отбытых 10 годах, а молодежи посоветовал идти в тюрьму (за нарушение монополии государства на применение насилия). В это время подъехал помощник депутата Верховной Рады Хохлов, и мы погнали к нему в Луганск, где ещё раз отметили. В 6 утра Хохлов разбудил, и на его джипе поехали на российскую границу, в Меловую-Чертково. Там уже вроде Ларка приехала встречать с российской стороны границы (хотя живёт уже новой жизнью и не появлялась три года). Ехать примерно часа два, местность по преимуществу пустынная – приазовская степь.
       И вдруг на этой дороге, уже недалеко от границы, нас обгоняет на большой скорости микроавтобус и, затормозив, перегораживают наискось дорогу. Из распахнувшейся двери выскакивают фантомасы в шлемах и бронежилетах, требуют выйти из машины, положить руки на капот. (Хохлова не трогали). Потом двое фантомасов крутят руки, третий наводит автомат. Тащат в свой микроавтобус. Естественно, что я, будучи почти уже двое суток свободным человеком, начал этих кайфоломных ребят всячески обзывать и оскорблять (равно как и их стоявших снаружи начальников), издеваясь главным образом над их национально-украинским достоинством. Юра Хохлов там пытался у них что-нибудь выяснить. Оказалось, что это проводится совместная спецоперация сразу двух региональных управлений СБУ – Луганского и Донецкого – по принудительному выдворению российского гражданина Романова за пределы Украины. Операция настолько важная, что ход её контролируется начальством из Киева. Захват проводился группой "Альфа", а непосредственно на месте руководил подполковник СБУ Савельев Егор Вячеславович. Это был 35-летний моложавый прыщеватый человек. Надо заметить, что и он, и альфовцы реагировали на оскорбления с моей стороны беззлобно. С альфовцами я даже потом проводил политинформацию, рассказывал им о бандеровских преступлениях. Они слушали вполне сочувственно и поддакивали. Только вот в автобусе у них стояла отвратительная вонь. Ребята, небось, жрут сало с чесноком, а потом бздят. Злобно и нагло вёл себя только один СБУ-шник, из донецкого управления, похожий на колобка.
       Потом привезли в какое-то здание типа маленького домика (видимо, ихняя резиденция в приграничной полосе), и там дали прочитать постановление, в котором говорилось, что Романов не отказался от своих террористических взглядов и замышляет на территории Украины акты мести в отношении работников правоохранительных и судебных органов, а потому принудительно выдворяется за пределы Украины с запретом въезда на её территорию на три года. Хохлов всё это время на своём джипе не отставал, контролировал ситуацию.
       Оттуда уж подъехали к таможне. Там, действительно, уже Ларка стояла по ту сторону разделительной полосы. (Потом оказалось, что к ней уже успели подойти с вопросами трое каких-то российских особистов, которых переполошили украинские коллеги). Тут, однако, в гладком до того момента ходе спецоперации возникло непредвиденное затруднение. Российская погранслужба наотрез отказалась впускать гражданина РФ Романова на территорию России, ссылаясь на то, что документы его просрочены. При себе у меня было два паспорта РФ – внутренний и заграничный. Хотя срок их действия действительно истек, но было видно, что документы подлинные, а оправдывающим документом была справка об освобождении. Но это только революционерам начала ХХ века было дозволено бегать через все границы Европы с липовыми ксивами, а ныне мы живём в обществе контроля, где Родина не позволяет своему сыну вернуться в её лоно из-за мелких недочётов в подлинных документах. Возможно, что это украинская "контора" перешухерила российских погранцов энтузиазмом по поводу "выдворения террориста". Как бы чего не вышло: впустишь, а потом за это попадёт от начальства.
       Тем временем Хохлов договорился, чтобы совершенно замёрзшую Ларку впустили пока в незалежную Украину. При этом выяснилось ещё одно интересное обстоятельство. Оказывается, СБУ ещё 4 декабря внесло Ларку в компьютерную базу данных таможни с указанием: впускать только при строгом обыске. Наводит на размышления. По прохождении обыска Ларка вошла на украинскую территорию, и мы залезли греться в машину Хохлова. Чем больше проходило времени в безуспешных переговорах с российскими погранцами, тем меньше бдительности проявляли "конторские": они ездили куда-то за пирожками, а до нас им будто и дела не было. Наконец, окончательно стемнело, одновременно с этим исчезла и последняя надежда договориться с россиянами. Озабоченные бэшники отозвали Хохлова в сторонку и начали с ним тереть. Тот проталкивал мысль, что единственный разумный выход из ситуации – это ехать нам в Харьков в Генеральное консульство РФ за разрешением на въезд. "Конторские" в качестве альтернативы бахвалились, что могут просто выкинуть меня на нейтральной полосе, но зимней ночью это было бы негуманно. Несколько раз доносилась фраза: "а где гарантия, что он уедет?". Факт есть факт: если бы не присутствие помощника народного депутата, я наверняка был бы отправлен в какой-нибудь лагерь для нелегальных мигрантов, предназначенных на высылку. Но ссориться с представителем власти бэшники тоже не захотели.
       Уже по темноте отправляемся в обратный путь в Луганск, но "контора" не отстаёт: их микроавтобус так и висит на хвосте всю дорогу. Притормаживаем возле магазина – они тоже останавливаются тут; двигаемся дальше – они тоже вместе с нами. В какой-то момент догнали и всучили своё постановление о высылке, только предельную дату пребывания переправили с 10 декабря на 30-е. Ни на какую другую цифру подправить в уже готовом документе было невозможно. На вокзале Хохлов нас высадил, помог купить билеты, проводил к поезду и поехал домой. "Конторское" сопровождение продолжало ехать за ним. Возле дома эти ребята обратились к нему с вопросом: можно, мол, мы ещё и возле подъезда немного постоим? У них там почасовая оплата, что ли, за участие в подобных мероприятиях.
       Оказалось, что конфузный провал так самонадеянно начатой спецоперации только добавил рвения СБУ-шникам: возникла реальная угроза, что киевское начальство вставит пистон. Хотя при отъезде из Луганска вагон поезда был полупустой, – вдруг у нас в купе откуда-то появился один из присутствовавших возле таможни "конторских" топтунов, совершенно типичного вида детина. Сел на лавку напротив и сидит, молчит, внимательно всё слушает. Любопытно, что проводнице он предъявил билет, а не какие-нибудь корочки: в наше время и этих ребят бесплатно никто не катает. В какой-то момент топтун проявил, правда, деликатность: когда мы собрались расположиться впервые за день чего-нибудь поесть – предложил занять его место, а сам вышел. Ну, а когда удостоверился, что никто тут не собирается от него сбегать – спать лёг.
       Ещё одна небезынтересная подробность: ларкин мобильный оказался заблокирован ещё по дороге в Луганск, ни один номер не вызванивался; а вновь заработал он только уже на другой день, недалеко от российской границы. Между тем Хохлов дозвонился в Харьков своему коллеге по Всеукраинскому Союзу Рабочих – Павлу Тищенко, и попросил встретить нас с поезда, невзирая по причине чрезвычайных обстоятельств на столь ранний час. В Харькове на перроне уже маячили трое топтунов – но они, видимо, испугались Тищенко, который был депутатом Верховной Рады двух созывов и возглавляет правозащитную организацию. По крайней мере, никто нас не преследовал и на хвосте не вис. В последний раз топтуны были замечены нами около одиннадцати утра возле здания российского Генконсульства, которое разрешение на въезд выдало без проблем.
       Впоследствии также выяснилось, что ответственный за операцию подполковник Савельев многократно названивал Хохлову, интересуясь, уехали мы или нет. Уехали, уехали, мои дорогие "конторские" ребята. В ближайшее время под окнами вашего осиного гнезда вряд ли что-нибудь взорвётся.

Илья Романов, бывший политзаключённый.
Декабрь 2012 г.




БЕЗ ХОРОШЕЙ АРМИИ НЕ БУДЕТ ХОРОШИХ ЗАКОНОВ

       ОТ РЕДАКЦИИ. 7 декабря 2012 г. Илья Романов вышел из лагеря на свободу, полностью, "от звонка до звонка" отбыв назначенный ему десятилетний срок заключения. Редакция "Свободного слова" поздравляет Илью с освобождением!

       У Макиавелли есть тезис, который в наше время может показаться парадоксальным: БЕЗ ХОРОШЕЙ АРМИИ НЕ БУДЕТ ХОРОШИХ ЗАКОНОВ. Нам кажется: как это? Где армия и где законы? А между тем, Великая Французская революция блестящим образом подтвердила правоту этого постулата. Какую армию Макиавелли считал наилучшей? – добровольческую республиканскую армию (т.е. примерно такую, какую создали французы после объявления отечества в опасности), ибо в армии главное не вооружение, а дух. Наихудшей он считал наёмническую.
       Между тем, в 1792-м году король Людовик XVI, оставаясь главой исполнительной власти, упорствовал с утверждением двух крайне необходимых для защиты революции декретов, принятых национальным собранием. Первый из них касался эмигрантов-аристократов, подбивавших иностранных монархов на интервенцию: "Если эмигранты не возвратятся к 1-му января, они будут признаны заговорщиками, судимы и приговорены к смертной казни". Второй декрет касался духовенства. Революция обязала всех священников принять гражданскую присягу, но не уклонялись от этого, и подбивали невежественную паству к бунту. Поэтому в декрете говорилось: "Гражданская присяга должна быть принята в восьмидневный срок. Те из духовенства, которые откажутся от присяги, останутся на подозрении, как бунтовщики, и будут находиться под присмотром властей. Если таковые найдутся в общине, где произойдут религиозные беспорядки, власти департамента имеют право удалить их с места жительства. Если они ослушаются, то подвергнутся тюремному заключению на год и более, если станут возбуждать других к ослушанию, то на два года. Община, в которую потребуется вооружённая сила, уплачивает все издержки на призыв оной. В существующих храмах дозволяется богослужение только оплачиваемое государством; если же найдутся лишние храмы, они могут быть куплены другими вероисповедованиями, но отнюдь не теми, в которых священники отказались принять присягу. Муниципалитеты отошлют в департаменты, а департаменты – в собрание списки священников, принесших присягу, и тех, которые отказались от неё, со своими примечаниями насчёт связи последних между собой и с эмигрантами, чтобы собрание могло принять меры к искоренению бунта. Собрание считает благодетельным явлением для народа хорошие книги, могущие просветить сельских жителей насчёт мнимо-религиозных вопросов: оно будет печатать их и награждать авторов".
       Могут сказать, что второй декрет явно посягает на свободу совести и свойственен скорее для тоталитарных режимов. Но в то время, когда инквизиторские костры ещё были свежи у всех в памяти, – на это смотрели совершенно по-другому. Даже Александр Дюма, достаточно сочувственно относившийся к королевской чете, пишет, что наилучшим выходом для революции было бы не возвращать в Париж короля, пытавшегося сбежать за границу, а – помочь ему бежать как можно быстрее. "Следом нужно было выгнать всех аристократов, а за ними – и всех попов, и накрепко захлопнуть за ними дверь". (Попробуйте-ка сейчас предложить выгнать из России всех попов...).
       Поскольку король упорствовал с подписанием хороших декретов, народ 20 июня 1792 года пошёл на дворец Тюильри. Возлежавшая на пушке, которую возмущённые парижане тащили ко дворцу, Теруань де Мерикур велела навести орудие на ворота дворца – после чего их немедленно отперли. Толпа ворвалась во дворец, окружила короля и королеву, ругала и проклинала их, но не тронула. (Король, чтобы спастись, натянул на голову красный якобинский колпак). Но когда публика разошлась – король вновь отказался подписывать декреты.
       Вот тогда уже настало время вмешаться ХОРОШЕЙ АРМИИ. (Мог ли 20-летний офицер ПЛОХОЙ армии сочинить "Марсельезу"?) Командир отряда марсельцев Барбару вызвал свой отряд в Париж. ("Мне нужны 500 человек, умеющие умирать"). 10 августа 1792 г. марсельцы (в действительности это были добровольцы из Авиньона), совместно с беднотой парижских предместий, захватили дворец Тюильри. Со стороны нападавших потери составили 3-4 тысячи человек, преимущественно простого народа (полезли раньше времени). Затем победители прикончили 700-800 аристократов. Но король с семейством, дабы спасти свои жизни, сбежал под защиту Национального собрания, заседавшего в том же дворце. Собрание тут же объявило о низложении короля (никакого другого выхода у него не было, хотя преобладали там конституционные монархисты). Что немедленно после этого сделал Людовик? Он потребовал себе обед, и прямо в ложе Национального собрания начал с аппетитом есть и пить вино. (Разве это не Медведев? А Путин – это Мария-Антуанетта). Вот каким образом в ту историческую эпоху хорошая армия обеспечивала принятие хорошего законодательства. Власть должна бояться армии свободного народа. Чилийский президент Альенде принимал хорошие законы, но армия у него была плохая, в ней было чересчур много реакционного офицерства, которое Альенде не желал ни репрессировать, ни просто вычистить... И не стало в Чили хороших законов.
       А какова была, например, Советская армия в эпоху позднего застоя и перестройки? Сильно ли она напоминала воинское братство свободных людей? Нет, – в ней солдаты, подобно гнусным рабам, красили по приказу начальников траву в зелёный цвет, а между собой установили свойственные рабам отношения дедовщины и педерастии. Как же, в таком случае, могли приниматься в перестройку хорошие законы? Такая же армия осталась потом и в России, и в других постсоветских республиках. В Украине армия совершенно небоеспособная, она может только стеречь рабов в столыпинском вагоне. Запуганные молокососы служат один год, и хотят только одного – вернуться по прошествии года до хаты в целости и сохранности. А мы хотим, чтобы принимались какие-то хорошие законы – хотя бы о том же языке...

Илья Романов, политзаключённый.
2012 г.




Публикации статей Ильи Романова на сайте форум.мск:
      
Мёртвые дома нашей эпохи
       Как меня после освобождения пытались депортировать с Украины
       О русском языке "в законе" на Украине
       "Власть должна бояться армии свободного народа"
       "Пусть лучше Украина продолжает бесплодно скрестись в дверь Евросоюза"
       "Какой мерой "оранжевые" меряли, такой же и им отмеряно будет"




О РУССКОМ ЯЗЫКЕ "В ЗАКОНЕ" НА УКРАИНЕ

       Сейчас уже окончательно принят Закон "Об основах языковой политики", по которому русский язык получил статус регионального в 13-ти из 27-ми регионов Украины. Одновременно с этим получили статус региональных: в Закарпатье – венгерский, а в Буковине румынский. Соответствующие национальные меньшинства в этих областях составляют 11-12% населения. Таким образом, русские тоже как бы признаны национальным меньшинством в 13-ти регионах. При этом все помнят, что Янукович и Партия регионов, когда шли к власти, обещали сделать русский язык вторым государственным. Поэтому сейчас имеет место ситуация, когда хороший и полезный людям закон, вместо всеобщего одобрения, вызвал резкое недовольство и с той, и с другой стороны. Это указывает на то, что украинское общество достигло высочайшей степени поляризации – но не по классовому, а по региональному и национальному признакам. Сторонники сближения с Россией недовольны тем, что статус русского языка "принижен", даже что принятый закон противоречит конституции, поскольку в последней право на использование русского языка специально оговорено. Также они указывают (причём справедливо), что русские в Украине не являются национальным меньшинством, и ссылаются на то, что в большинстве европейских стран статус государственного имеют два и более языков. Здесь уместно вспомнить, как несколько лет назад бывший троцкист-"бийцевик" из Питера А. Юсуфов выпустил (под псевдонимом Марлен Инсаров) книгу "Мы, украинские революционеры и повстанцы...", в которой он сделал заведомо бессмысленную попытку обнаружить в бандеровском движении "левую тенденцию". В этой книге приведён такой эпизод: Путин, выступая где-то, заявил: мы, мол, не можем быть равнодушны к проблемам Украины, потому что по-русски там говорят 18 миллионов человек. Инсаров иронизирует: Путин перепутал миллионы с процентами: не 18 миллионов, а 18% русскоязычных имеется в Украине. (Кстати, Инсаров, ныне т.н. "левый коммунист", книгу о бандеровщине выпустил явно сочувственную). А на днях в одной пророссийской газете я прочитал вот что: по данным опроса общественного мнения, проводившегося в Украине институтом Гэллапа, предпочитают пользоваться русским языком 83% населения Украины. Ситуация выглядит крайне забавно: националисты говорят – по-русски у нас говорит 18%. А их противники возражают: нет, это по-украински здесь говорят 17%. (Или даже меньше, с учётом других нацменьшинств). Поскольку правды в статистике явно не усматривается, я обопрусь на свои наблюдения. Мне пришлось либо сидеть, либо проезжать этапом через следственные изоляторы городов Херсона, Николаева, Одессы, Киева, Донецка, Харькова, Днепропетровска, Львова и Луганска. Во всех СИЗО, кроме Львовского, весь местный уголовный контингент говорит по-русски, – из чего я делаю вывод, что в этих городах он является общеупотребительным. В Николаеве попадались отдельные украиноязычные – из деревень. В Одессе болгарскую речь можно было слышать чаще украинской – последнюю я там вообще слышал только от одного гастарбайтера с Западенщины, за два с половиной года. А патриоты этого славного города, которых в СИЗО немало, утверждали, что разговаривать на "телячьей мове" у них считается позорным. (Так же как ни в коем случае нельзя говорить "ОдЭсса"). В Киеве изредка услышать украинскую речь можно. В Донбассе никто нигде украинским языком не пользуется, хотя молодёжь (в отличие от людей старшего возраста) зачастую его знает – заставляли изучать в школе. Теперь о Львове. Наблюдая этот город через щёлочку в автозаке, я поразился тому, что на наши города он совершенно не похож. Вероятно, он похож на какую-то Прагу или на австрийские городки (где мне бывать, правда, никогда не доводилось). В СИЗО (зданию которого 400 лет, раньше в нём был монастырь) меня поразил разговор двух местных хлопцев. Суть этого разговора сводилась к тому, что для того, чтобы познакомиться с дивчиной, нужно быть солидным парнем, иметь заработок и т.п. Совершенно ничего похожего на типичные для русских и восточноукраинских тюрем разговорчиков о том, как "вздрючить хоря" (и множество подобного в этом роде) я там не слышал. В камере, тем не менее, большинство всё равно говорило по-русски, так как это был этап с востока в западноукраинские лагеря. По-русски разговаривал и весёлый упитанный человек, которого я поначалу принял за авторитетного бандюка, каких немало где-нибудь в Донецке. Но оказалось, что это... священник униатской церкви из Черкасс, сел за убийство жены. Как я понял, униатская церковь работает в теснейшем единстве с украинскими националистами. Пользуясь случаем, я задал попу вопрос, как он относится к Дмитро Корчинскому. (Бывший вождь украинских националистов и основатель УНА-УНСО Корчинский, со своей новой партией "Братство" антиевропейской ориентации, поддержал нас пикетом во время пересмотра дела в Верховном Суде, и подарил книги собственного сочинения). Реакция священника-униата была интересной: он моментально принял воинственный вид и перешёл с чистейшего русского языка на мову, на которой и принялся клеймить позором "предателя". Успокоиться не мог он после этого в течение часов двух, всё говорил и говорил на мове о проблемах своей церкви, время от времени обращаясь ко мне с вопросом: "ТЫ МЕНЭ РОЗУМИЕШЬ?".
       Находясь в лагере в Ровенской области, я обратил внимание на то, что городские (из Ровно) там говорят тоже все по-русски, а деревенские – на мове. Хотя в состав СССР данная область вошла только с 1939 года, и до этого там по-русски не говорили. В целом же, как я полагаю, повседневно использует русский язык никак не менее 2/3 населения Украины, если считать и Западенщину. Поэтому принятый закон, "легализующий" в половине регионов ведение документации и обучение на русском – это для населения очень хорошо. Суть в том, что русский-то язык намного развитее, и литература на нём – любого содержания – просто неизмеримо богаче. Даже, например, классическая художественная литература – на украинском какая есть? Два поэта у них – Шевченко и Иван Франко. Все сочинения Шевченко одинаковые, про одно и то же: "Ридна Украина, бидна Украина". (А как отзывался о Шевченко, например, Белинский – лучше вообще не приводить). Что написал Иван Франко – никто не знает, кого ни спроси. Есть "знаменитая" писательница Леся Украинка, тома её сочинений пылятся на библиотечных полках по соседству с шевченковскими. Абсолютно никто в наше время её тоже не читает. Философ есть один – Григорий Сковорода. Правда, был он скорее не философ, а богослов масонского толка. Поскольку его идеи во многом были использованы Булгаковым при написании "Мастера и Маргариты", да и сам по себе Сковорода был типсон интересный, участвовал в разных авантюрах в Европе, – его интересно было бы почитать. Но почему-то как раз его сочинений в библиотеках и нет. Вот, собственно, и вся украинская классика. Русский, как-никак, продолжает оставаться одним из мировых языков, а украинский никогда мировым не станет.
       Однако реакция на принятый закон со стороны западенских националистов была (и остаётся) весьма бурной. Руководство националистической партии "Свобода" (бывшая социал-национальная) заявило, что оно объявляет мобилизацию и будет проводить тренировки в горах. Принятие закона квалифицируется как государственная измена. При этом "Свобода" в западных областях имеет абсолютное большинство во многих местных советах. Поэтому угрозу пустой не назовёшь. Депутат от "Свободы" Ирина Фарион, демонстрируя отношение к закону, сфотографировалась с топором в руках. Юлия Тимошенко заявила, что изменников, принявших закон, она, даже находясь в тюрьме, достанет и накажет.
       Можно представить, что было бы, если бы русский язык объявили вторым государственным. Но и в этом случае в отдельное государство Западная Украина не отделилась бы, так как это – дотационный регион, он живёт за счёт бюджета, пополняемого юго-восточными областями. А Европа, при нынешнем её финансовом положении, дотаций не даст.
       Есть, кстати, и такое меньшинство – сторонники русского языка, выступающие за восприятие европейских ценностей. Они, пожалуй, правы. Сейчас говорят о том, что в Украине живёт 20 миллионов русских, из примерно 47 миллионов её населения (а не 18 миллионов русскоязычных, как сказал Путин). Но "русскость" и "русскоязычность" – совершенно не одно и то же. Мне понравилось, как разницу объяснил на страницах пророссийской газеты "2000" философ-правовед из Луганска А. Литвинов:
       "Русскость проявляется прежде всего как способ бытия народа, живущего в сказочно богатой стране постоянно еле сводя концы с концами. "Русскость" – в произволе неконтролируемой власти, которая рассматривается как средство наживы, причём самое эффективное. "Русскость" – это миллионы служебных автомобилей с персональными водителями разных начальников и начальничков.
       (Далее, в противоположность, "европейскости", это – "и президент, который ходит пешком на работу, как в Австрии, или премьер-министр, который ездит на работу на велосипеде, как в Дании (потому что почти все так ездят на работу). "Европейскость" – это один служебный автомобиль с персональным водителем, как в Швеции (у короля – для приёма иностранных гостей...")
       "Русскость" – тотальная коррупция и зависимость судьбы молодого человека не от его способностей, а от толщины кошелька или должности его родителей. А ещё это страх и безропотность. И – когда нарушая (правила, законы и т. д.), ты выигрываешь".
       Всё это – правда, которую вряд ли стоит оправдывать историческими особенностями развития России как гигантского сверхцентрализованного государства, удерживаемого от распада одной бюрократической властью, которая вынуждена (?) была являться "слегка бесконтрольной". Конечно, от всех этих особенностей русского менталитета необходимо избавляться. Украине, как "типично русской" (пока) в этом отношении стране вряд ли возможно будет это сделать, находясь в союзе с Россией, над которой Путин "простёр совиные крыла". То есть, нечего делать Украине в путинско-назарбаевских ТС, ЕЭП и ЕврАзЭС. Вступая туда, можно ведь не только "русскость" усвоить, но и "казахскость". Я что-то не припомню, чтобы где-то ещё в XXI веке стреляли по забастовщикам из огнестрельного оружия, как это сделал назарбаевский режим в Жанаозене, убив более 100 человек. Да вдобавок ещё и суд устроил над 43-мя участниками забастовки. Надо Украине усваивать подобные "ценности", которые в ЕврАзЭсе станут типичными? Против назарбаевского режима нужны международные экономические санкции: запретить давать займы, кредиты; запретить поставки оружия и полицейской техники. Это как минимум. А тут Украине предлагают, по сути, объявить Назарбаеву режим наибольшего экономического благоприятствования путём вступления в ТС и ЕЭП. Пусть оружие покупает, танки пусть обязательно купит – вдруг придётся в другой раз демонстрантов давить. Пусть взаймы берёт, и всемерно дальше укрепляется достойный нур-отан казахского народа.
       Кстати, я бы на месте Путина, если бы желал, как он, укреплять и развивать ТС и ЕЭП, – "зачистил" бы Назарбаева уже в 2012-м году. Российским ли спецслужбам не располагать такими возможностями? Дабы петух не дискредитировал хорошие начинания в глазах, так сказать, всего прогрессивного человечества. Но куда там. Путин, как и до него Ельцин, Назарбаева всячески обхаживают – как будто бы соблюдая номенклатурную субординацию, сохранившуюся в неизменном виде со времён КПСС. Ведь Назарбаев, как старый пень советского "коммунизма", с тех времён ещё торчит! Благожелательна к баю и российская творческая, с позволения сказать, элита. Создатель двухкопеечных поделок в стиле "а-ля рюс" стоимостью в сотни миллионов долларов (из госбюджета), "дворянин" Никита Михалков был доверенным лицом Назарбаева на выборах в 1998 году, – за что в него и летели яйца после премьеры "Сибирского цирюльника" – первой из его киномакулатурного сборника ленты. А вот какова была политика в отношении Назарбаева небезызвестной "конторы", которой, если помните, руководил до первого своего премьерства обожаемый ВВП. Сперва она передала в КНБ Казахстана информацию о так называемом "заговоре Казимирчука" (Пугачёва). Мол, куда вы, казахи, смотрите: у вас под носом наши русские казачки подготавливают восстание в северных областях с целью создания независимой республики! (Не уверен, но передача информации казахам состоялась, возможно, как раз в бытность ВВП главой "конторы". В другой раз спасали Назарбая уже у себя – путём процесса в Саратове; спасали от вторжения (через непролазные Алтайские горы) лимоновских боевиков... Так что устраивать "зачистку" режиму своего вернейшего друга и союзника из-за сотни-полутора каких-то нефтяников из забытого богом и людьми городишка – конечно, ВВП не станет. Скорее, будет сам в более широких масштабах перенимать его практику.
       Если помните, некогда европейские монархи, напуганные французской революцией, образовали "Священный союз", для того, чтобы давить и не пущать (а в Вольтеры давать фельдфебеля). Инициатором являлся наш государь, папашка которого тоже был вроде масона, – потому и наткнулся, вылетев среди ночи как птица из гнезда, головой на табакерку. За истекшие два века европейцы повсюду сумели-таки приструнить своих монархов – но не россияне. В России монарх снова создаёт "священный союз" реакции – но этим союзом больше интересуются монархи азиатские.
       Если бы, конечно, Россия стала родиной свободы – тогда бы замыслы ТСов и ЕЭПов можно было бы только приветствовать. Причём возникшая вдруг свобода может быть либо выносима вовне, либо она будет задушена...

Илья Романов, политзаключённый.
Июль 2012 г.




УКРАИНА: К АНАЛИЗУ СИТУАЦИИ

       У "оранжевого" режима Ющенко достижений почти никаких не было, кроме двух. Первое – вывод украинского контингента из Ирака (это единственное выполненное им предвыборное обещание). Второе – улучшение положения зэков в лагерях. В материальном плане это улучшение было достигнуто, конечно, за счёт самих же зэков - вернее, их родственников. (Снятие ограничений на посылки и передачи). Но зато хоть зэки перестали в колониях умирать в огромном количестве, а при Кучме они дохли, что мухи. За год в каждой колонии умирало по нескольку сот человек, главным образом от дистрофии, плюс туберкулёз. "Нормально" было, если умирало за год 10% обитателей лагеря. Но были и "особо прославившиеся" колонии. Например, неоднократно приходилось слышать рассказы о том, как в ИК № 60 (Луганская обл., Славяносербский р-н) в зиму 1999-2000 г. умерло более 370 человек, хотя колония рассчитана всего на 600. А один из встречавшихся мне рецидивистов, сидевших в то время в этой колонии, утверждал даже, что из 600 лагерников умерло более 500. Этапами, говорит, в колонию только подвозили и подвозили... Трупы штабелями складывали в заледеневшей бане, один на другой. Начальником колонии в то время был Мамед Магомаев, по национальности дагестанец. Он не только не был наказан "за геноцид", но получил повышение в звании, а в настоящее время возглавляет ИК № 81 в Винницкой области. Также при "оранжевых" перестали зэков забивать, что сидоровых коз, хотя в массе своей они остались такими же бесправными рабами, как и раньше (и по сей день). На переписку осуждённых при Ющенко внимания большого не обращали; можно было, например, писать статьи на политические темы (в том числе ругающие "оранжевый" режим), и отправлять через цензуру. Сейчас, при Януковиче, статьи через цензуру уже почти не доходят. Знатоки политологии считают, что наступление на свободу слова сегодня в Украине соответствует примерно началу путинского правления в России. Администрации колоний, вероятно, также никто больше не журит за нарушение прав осуждённых на переписку. А скорее всего, их даже поощряют в этом направлении.
       В Украине и раньше всегда политическая жизнь была более бурной, если сравнивать с российским стоячим болотом. Всю первую половину двухтысячных Киев сотрясали акции протеста, на которые выходили сотни тысяч. За время правления Кучмы олигархи присвоили 70% национального богатства Украины (для сравнения: в России – 27%), а народишко мечтал о зарплате в пятьдесят баксов. Но когда выяснилось, что дельцы "оранжевой революции" оказались политическими напёрсточниками, – то и в Украине воцарилась социально-политическая апатия, длившаяся годы. Сейчас она начинает проходить. Конечно же, Януковичу никак не удастся выдрессировать украинцев так, как Путин вздрючил россиян. Украинськи хлопчики всегда будут требовать своего.
       Например, в Донецке уже более двух месяцев бунтуют чернобыльцы. Пенсия у них раньше составляла около 7 тыс. гривен, теперь же её решили сократить до 5 тысяч. А на руки выдали в октябре всего по тыще триста. Притом что у чернобыльцев уходит до 2 тыс. в месяц только на лекарства. Недовольство чернобыльцы выражают, живя в палатках около областной администрации. И вот недавно прокуратура Донецкой области заявила, что заводит уголовные дела на 27 участников этой акции протеста. Начальство решило: в тюрьму их. Такова благодарность Родины за то, что спасали в своё время страну от радиации, лишившись здоровья. "Родина слышит, Родина знает". Зато депутаты Верховной Рады получили в текущем году, в плюс к официальной зарплате, по 160 тыс. гривен "на оздоровление". Работа-то у них дюже вредная. Собрались было депутаты ВР в августе отменить льготы чернобыльцам и "афганцам" (МВФ-то требует бездефицитного бюджета!), а те устроили под стенами парламента такую акцию протеста, что депутаты струсили, занервничали. (Как после этого не оздоровиться?). Распорядились возвести вокруг парламента бетонный забор (дабы никто не смог беспрепятственно подойти к его стенам). А когда депутатов начали стыдить, спикер Литвин повёл себя подобно Людвигу Аристарховичу из "Нашей Раши": "И кто же этот забор построил? Мы обязательно найдём эту фирму, ведущую незаконное строительство, мы её накажем!" Вскоре выяснилось, что строительство было оплачено из бюджета ВР. Интересно, что в "нэзалэжной" даже у парламентариев, оказывается, психология хуторянского салоеда, который, конечно же, никогда "нычОго нэ брав". А "що нэ зъист, то пиднадкусывает". Но в Киеве в конце лета чернобыльцы "пиднадкусить" свои льготы не дали. А это воодушевило и другие категории населения, в том числе в регионах.
       Тут надо заметить, что при Януковиче открыто правит крупный капитал (олигархия) в самом разнузданном неолиберальном смысле. В то же время, если бы к власти два года назад пришла Юля – то она, скорее всего, проводила бы "путинскую" политику, подчинив олигархов государству. Несомненно, жилось бы легче и "маленьким украинцам", и мелкому бизнесу (который правительством Азарова сведён на нет), и работникам масс-медиа (на которые начались наскоки цензоров). Однако, большого сочувствия к юлиным страданиям за решёткой при этом не замечается. Пока она со своей командой находилась у власти – у неё было достаточно времени, чтобы изменить ситуацию во всех областях. Но они занялись в первую очередь собственным обогащением, никаких реформ не проводили (хотя свой приход к власти громогласно объявили "революцией"). Поэтому Юля, вместе с Луценко, пожинают сейчас плоды того, что сами посеяли. Должностные преступления, в которых их обвиняют, они несомненно совершали. Хотя, разумеется, постсоветская "элита" никогда и нигде не различала своего и государственного кармана. Начало этой нынешней уголовно-политической котовасии было положено летом 1996 г., когда Юля обдурила российское Министерство обороны на 298 млн долларов, и Газпром – примерно на полтора миллиарда $. Таким образом, формально и нельзя было бы сказать, что Юля обворовала украинский народ, так как она обвела вокруг пальца россиян. Но россияне делали поставки под государственные гарантии возвращения долга, которые дал тогдашний украинский премьер, международный аферист Павел Лазаренко, гражданин пятнадцати государств. В январе 2009 г. Путин с Тимошенко, встретившись в интимной обстановке, договорились украденные Юлей полтора миллиарда заложить в стоимость будущих газовых поставок. Расплачиваться за юлины долги пришлось бы "биомассе"... Вообще, в истории подобное происходило разве что на исходе абсолютизма. Когда Марии-Антуанетте предложили купить бриллиантовое ожерелье за 150 миллионов, гуманная королева сказала: "Но мне бы не хотелось, чтобы бедные французы платили за мои прихоти". Министр же финансов произнёс весьма зловещим тоном: "Не беспокойтесь, ваше величество, ВЫ ЗАПЛАТИТЕ". И действительно: прошло не так уж много лет, и плата была положена в корзину гильотины.
       Парадокс нынешней исторической ситуации заключается в том, что Янукович с Азаровым проводят экономическую политику, какую стал бы в России проводить Медведев, не будь он беспомощным "гадким путёнком". Но Медведева цивилизованный западный мир одно время на все лады расхваливал как "либерала". Януковича же весь этот мир проклинает как диктатора, установившего "авторитарный, тоталитарный, деспотический и тиранический" режим - за то, что отправил на нары вороватую Юлю.
       Хотя для того же Евросоюза Янукович в действительности должен подходить куда лучше Тимошенко. Во-первых, он продолжает, робко, как провинившийся школьник в кабинет директора, стучаться в дверь объединённой Европы. Несмотря на официально объявленный внеблоковый (но не нейтральный!) статус Украины, количество мероприятий, проводимых совместно украинской армией и НАТО, выросло (в среднем на протяжении года) почти в 10 раз. К тому же Европа может не опасаться таких "сюрпризов", как "газовая война" начала 2009-го года. Казалось бы, уж для Европы-то Янек всем хорош. Америкосам – тем, конечно, хотелось бы видеть во главе кого-нибудь из необандеровцев. По подсказке жены – сотрудницы американского Госдепа – Ющенко делал Героями Шухевича, Бандеру и др. Но если американцев это радовало, то в отношениях с поляками (тоже европейцами) вызывало напряжённость, так как в годы войны бандеровцы на одной только Волыни (Луцкая обл.) вырезали 100 тыс. человек мирного польского населения, включая зверски уничтоженных женщин и детей. Поэтому в Польше годовщина Волынской резни является официальным государственным днём памяти. При Янеке же насаждение бандеровщины прекратилось, что должны с удовлетворением воспринять в Европе и в Израиле. (Бандеровцы не упускали случая и "жыдив пидрызати").
       Однако для цивилизованных демократов свет клином сошёлся на Тимошенко. Не отталкивает их ни многомиллиардное воровство (2$ млрд Юля спрятала в оффшорном банке на тихоокеанском острове Науру), ни даже то, что в случае экстрадиции в Украину П. Лазаренко Юле могут ещё предъявить и финансирование заказного убийства депутата Евгения Щербаня. (Об этом есть данные у американского следствия). Тем не менее, зачем-то демонизируют угодливого Янека как "тирана" и "диктатора". Каддафи, когда, видя в 2003-м судьбу Хусейна, позволил английскому, французскому, итальянскому, немецкому, испанскому капиталам поучаствовать в доходах от ливийской нефти - сразу стал у них хорошим. Когда он приезжал в эти страны с визитом, его приветствовали главы государств. А потом всё равно припомнили, что Каддафи когда-то и самолётики взрывал, и бомбы на НАТОвские дискотеки подкладывал. Янукович же в те далёкие годы только пыжиковые шапки с прохожих срывал. А их уже чуть ли не наравне начали ставить.
       Может, дело в живучести стереотипов? В банальной воровке Юле, невзирая ни на что, продолжают видеть "проевропейского политика", а в мелком уголовнике Януковиче – "промосковского"? Полагают, что Янек потихоньку норовит втянуть Украину в Таможенный Союз (ТС), а в перспективе – в Евразийский Союз (восстановленную Российскую империю)?
       Пропаганда за членство в ТС ведётся в Украине весьма интенсивная. Путин сулит Украине экономическую выгоду от этого в 9$ млрд ежегодно (видимо, умалчивая, сколько всего здесь заберут российские олигархи). Если выгода Украине и будет, вступать в ТС ей всё равно не следует (по моему сугубо личному мнению). Реальные демократические свободы здесь не задавили до такой степени, как в России и Казахстане, где действуют "антиэкстремистские" законы о разжигании социальной розни. В назарбаевском ханстве и вовсе убивают профсоюзных активистов прямо на рабочих местах. В "процветающей" путинской России за несколько строчек в Интернете реально загреметь на нары. Слава салу, в Украине ничего такого ещё нет. Чернобыльцев в Донецке пугают уголовным преследованием, но, я полагаю, вряд ли решатся. Хотя многие российские демократы наверняка поддержат идею чернобыльцев посадить. Логику можно представить следующую. "На кой чёрт в вонючем совке, где умели только лаптём щи хлебать, вообще взялись строить какой-то "мирный атом"? Разве его способны построить колхозники-навозники? Вот вам и результат. Поэтому ликвидаторам надо не компенсации сейчас требовать, а не надо было атомных станций строить. А платить за преступления советского тоталитаризма незалэжная Украина никак не должна (равно как и демократическая Россия, когда она таковой станет). Ну, последняя может разве что полякам заплатить, миллиардов сто, за Катынь, – но никаким чернобыльцам платить не надо, так как не за что. А то совки думали, что можно радиацией нагадить на весь мир – а убирать за собой не нужно?! Как на...рали, так и убрали за собой, и всё. Грязь же убирать может только быдло, для того оно и природой предназначено, для того и существует. А что оно от радиации болеет – так быдло всегда болеет, вечно оно лечится, вечно чего-то просит. Да и не болеет оно вовсе, а придуривается. Оказалось, вред радиации был в своё время наукой преувеличен. Полагали, что чернобыльцы быстро сдохнут, а они живут и живут. Поэтому страху на них нагнать будет очень не лишне. А то они захотят столько же льгот и компенсаций получать, сколько богатые получают. Тогда как в разрыве доходов между бедными и богатыми плохого ничего нет. Есть только хорошее." Примерно так рассуждают неолибералы.
       В Таможенном же Союзе предусмотрены и наднациональные органы управления, через которые вполне реально покончить и с украинской демократией, с которой пока ещё благополучно. Антиэкстремистское законодательство никто ещё не ввёл. Можно материть президента, ментов, СБУ-шников, устраивать демонстрации. Всё это представляется важным сохранить. В ТС же с несогласными разговор короткий. Правда, Лукашенко развёл у себя слишком много социальных гарантий, поэтому ТС-ЕЭП устроило белорусам "кризис в отдельно взятой стране", и Луке вскоре дадут пенделя, заменят на более удобного.
       Пусть лучше Украина продолжает бесплодно скрестись в дверь Евросоюза, куда её всё равно никто не впустит. Кстати, как я уже упоминал когда-то (но нелишним будет вспомнить ещё раз) – в 2002 году, в ходе акции "Восстань, Украина!" двое моих подельников (А. Герасимов и Е. Семёнов) были по межпартийному соглашению прикомандированы в личную охрану Тимошенко. А все остальные являлись активными участниками акции. Когда после прихода "оранжевых" к власти мать А. Яковенко прорвалась к Юле на приём, та произнесла единственную фразу: "А что, разве они до сих пор сидят?". Но ничем совершенно не помогла. Даже когда в Верховной Раде было голосование за амнистию нам, Юля от участия в голосовании уклонилась. Впоследствии, поскольку у меня в деле чисто уголовных эпизодов нет, а только политика (хотя и повстанческая, но они же сами призывали Украину восстать), – то я пару раз писал Юле в индивидуальном порядке, особенно когда председателем Верховного Суда стал БЮТовский депутат. Никакого ответа получено не было. (Как, впрочем, не было ответа и от двух других "вождей" акции "Восстань, Украина!" – председателя Соцпартии Мороза и Компартии Симоненко). А Ющенко, который присоединился к той акции последним, многократно отказывал в помиловании. Вот таким циничным образом поступают эти гнусные политиканы, по которым гильотина плачет: сперва голосят, когда рвутся к власти: "Восстаньте! Поднимитесь с колен!". А когда дорвались до власти, кричат другое: "Да это же террористы! Борьба с международным терроризмом – приоритетная задача!".
       Поэтому хотелось бы, чтобы по кармическим законам иуды получили бы своё вознаграждение. Так что чем дольше прокукует Тимошенчиха на нарах, тем будет справедливее. Юрик Луценко – тот хоть голосовал нам за амнистию. Но, долгие годы возглавляя МВД, хорошего ничего не сделал. Менты как пытали, так и продолжали пытать; как взятки вымогали, так и продолжали вымогать. Сам же Луцик возомнил себя барином, прославился петушиной драчливостью, в том числе в пьяном виде. Теперь тоже отведает тюремных нар. Кстати, оба они, как и другие представители "оранжевого" Кабинета Министров – бывшие "комсомольские вожаки". Последние могикане советской, с позволения сказать, "элиты".
       Беспринципность у этого поколения номенклатуры в крови. Российские правители расплодили олигархию, возводят памятники Ельцину, Колчаку и Столыпину, но при этом повадились продавать оружие в Венесуэлу и на Кубу, размещать ракеты во Вьетнаме. Проклиная сатанинский коммунизм, заручаются поддержкой бывших советских сателлитов. В советские времена они в мировом истеблишменте слыли представителями могущественной державы, но лично нищими. Потом они стали нуворишами, но из разорённой и опущенной страны...

Илья Романов, политзаключённый.
Декабрь 2011 г.




ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ГОЛОГРАММА

       Когда хотят получить голографическое изображение какого-либо предмета, – его фотографируют с двух противоположных сторон, а затем совмещают полученные снимки. В результате создаётся объёмное изображение исключительной отчётливости, дающее весьма реалистичное представление о предмете. Такое же отчётливое представление удалось мне в жизни приобрести о науке, называемой "психиатрией".
       Во второй половине 1980-х годов я, учась в Горьковском медицинском институте, посещал при кафедре психиатрии кружок для студентов, собирающихся специализироваться по этому профилю. Однако, пополнить армию советских психиатров не сложилось. Зато спустя десяток лет я, во исполнение решения Гагаринского суда г. Москвы, прибыл в Нижегородскую психиатрическую больницу № 1 (при которой находилась моя родная кафедра) для прохождения принудительного лечения. Локомотив российской психиатрии – ГНЦСиСП им. В. П. Сербского – признал меня невменяемым, с диагнозом "ядерная (глубокая) психопатия мозаичного типа", что и явилось основанием для принудлечения. В общем, в психиатрической "альма матер" были рады подлечить старого знакомого.
       Таким вот парадоксальным образом мной был приобретён уникальный опыт: мне довелось познать психиатрическую науку как со стороны тех, кто лечит, так и тех, кого лечат. Выводов же в итоге я сделал два. Первый заключается в том, что вряд ли психиатрию возможно считать "наукой" в настоящем смысле этого слова. Это, безусловно, некая сфера, можно сказать – отрасль; но отрасль чего? Видимо, того, что в бестселлере А. Негри и М. Хардта "Империя" названо БИОПОЛИТИЧЕСКИМ ПРОИЗВОДСТВОМ. Переработкой и утилизацией отходов и бракованных деталей этого производства психиатрия и занимается. Конечно же, она никого не лечит, т. е. не занимается восстановлением у пациентов психического здоровья. Поэтому "медицинской" у психиатрии является не суть, а только технология – применение медикаментов и различных, с позволения сказать, "лечебных процедур". Приведу образное сравнение: допустим, в голове у пациента работает некий "моторчик", который заставляет его беспрерывно махать руками. Прокололи нейролептиками, и бедняга махать руками перестал. Пишут: "улучшение". На самом же деле разрушены были "передаточные звенья"; сам же "моторчик" продолжает работать и причинять пациенту страдание.
       Второй вывод может кому-то показаться довольно забавным. Он заключается в том, что психиатры и их пациенты, как мне думается, несмотря на кажущееся противоречие в их взаимном положении, на самом деле образуют некую единую корпорацию. Корпорация эта имеет в социуме определённые, общие для всех её членов интересы, и на попытки постороннего вмешательства в свои внутренние дела она реагирует крайне ревниво.
                      * * *
       В январе 1985 года мы с приятелем, таким же студентом-первокурсником, движимые интересом ко всему таинственному (а таковым несомненно являются расстройства человеческой психики), впервые пришли на заседание психиатрического кружка. Вообще, на кружке занимаются, как правило, студенты более старших курсов – начиная с четвёртого. Заседания проводились при психиатрической больнице № 1, в помещении, на котором почему-то была вывеска "клуб". (Всегда мне хотелось понять замысел: для кого и чего теоретически предназначался этот клуб? Может, для какого-то общения и совместной деятельности пациентов? Но те безвылазно сидели в своих отделениях под замком). Занятия в кружке обычно проходят в такой форме: сперва кто-то из студентов делает теоретический доклад, а затем смотрят и "разбирают" какого-то конкретного больного.
       Больной, которым занимались в тот вечер, запомнился мне надолго. В отделение был отправлен студент, чтобы его привести, а ведущая кружка сообщила тем временем информацию из истории болезни. Звали пациента Игорь Алексеевич Шелушков; он был математиком с незаурядными, почти уникальными способностями: перемножал в уме шести- и семизначные числа быстрее ЭВМ. Поэтому сюжето нем появился даже в нашумевшем когда-то фильме об экстраординарных способностях человека "Семь шагов за горизонт". Шелушков много ездил по стране, демонстрируя свои способности перед публикой; затем начал ездить и за границу. Где-то в этот период у него и появились (как утверждала ведущая кружка) навязчивые идеи: о том, что на него воздействуют какими-то лучами, и что за ним следит КГБ. "И с этого времени он уже лет двенадцать (т. е. с 1973 года) периодически наблюдается у нас в больнице". Способности свои к перемножению чисел, по мнению врачей, Шелушков давно утратил, и вообще умственно деградировал, а в научном институте (где он работал) его продолжали держать только из жалости. В этот раз Шелушков был госпитализирован по просьбе его матери, сообщившей, что он, идя в туалет, по 40 минут стоит перед дверью.
       Посланный за Шелушковым студент вернулся и растерянно сообщил: "А он не идёт..."
       – Ну что ж, тогда сами к нему пойдём, – сказала ведущая и повела нас в отделение. Это оказалось отделение для "буйных". Впервые тогда довелось мне увидеть реальность психиатрической больницы "изнутри". Какой-то пар клубился по коридору, заставленному повсюду койками, на которых (а местами и под которыми) размещались психи. Неподвижно лежал заросший бородой дед, и часть бороды проваливалась в разинутый рот. Рядом какой-то псих с остервенением кусал яблоко. По коридору метался высокий, изрядно крепкой комплекции пациент, крича: "Дайте нам работу! Дайте нам любую работу – кирпичи таскать, камни таскать! Мы здесь здоровые мужики!.." (когда мы возвращались, он уже лежал прикрученный простынями к койке). Пришли к Шелушкову; тот в палате помещался почему-то один. Он был очень худой, темноволосый и темноглазый мужчина лет 38-ми, смотревший на нас волком. Надо сказать, в его облике ничто как будто не напоминало пресловутого "человека дождя" из одноимённого фильма, какими обычно представляют себе людей с подобными математическими способностями. Ведущая кружка обратилась к нему:
       – Здравствуйте, Игорь Алексеевич! Это не студенты, это молодые доктора, они пришли посмотреть, не пора ли Вас выписывать. Давайте побеседуем?
       В ответ на это Шелушков мрачно произнёс:
       – А мне сегодня врач разрешила целый день не разговаривать.
       – Как же так? – обеспокоилась ведущая. – А может, Вас уже выписывать давно пора?
       Но Шелушков непреклонно повторил ту же самую фразу, и в дальнейшем ею же отвечал и на все остальные вопросы. К ведущей подошла толстая медсестра: "Что, не говорит? Ничего, сейчас сделаем...". И повернулась к Шелушкову:
       – Игорь Алексеевич, Вам пора колоть витаминчики!
       Под видом "витаминчиков" Шелушкову вкатили амитал-кофеиновый растормаживатель. Препарат подействовал, и Шелушков, действительно, начал говорить. Вот какой диалог состоялся с ним у ведущей:
       – Скажите, а какой образ жизни Вы ведёте? Встречаетесь с друзьями?
       – Нет, с друзьями не встречаюсь, потому что лежу в психбольнице.
       – А чем же Вы тогда занимаетесь? Читаете?
       – Да, читаю.
       – А какую последнюю книгу Вы прочитали?
       – Прочитал рассказы Чехова.
       – Скажите, а что это Вы такое высказывали, что на Вас воздействуют какими-то лучами?
       – Никогда я такого не высказывал.
       – Но как же, у нас записано...
       – Никогда я такого не высказывал.
       Так и сяк, а ведущей не удавалось поймать Шелушкова на чём-нибудь "психическом". Тогда она спрашивает:
       – Ну а вот Вы сами себя считаете здоровым или больным?
       – Безусловно, здоров.
       – А если Вы здоровы, то почему же, по-Вашему, Вас здесь держат?
       Шелушков думал несколько минут, затем произнёс:
       – Здоровье немного поправить.
       – Ну а где, по-Вашему, поправляют здоровье: в простой больнице, или в психиатрической?
       Тот думал ещё дольше, потом сказал:
       – Безусловно, в психиатрической.
       На этом, собственно, разговор и был закончен. В завершение Шелушков ещё подтвердил, что способность к перемножению чисел у него сохранилась, но демонстрировать её отказался, сославшись на то, что не хочет.
       По возвращении в "клуб" ведущая нас убеждала, что Шелушков проявил какие-то там характерные для шизофрении симптомы или синдромы. Я же, покидая заседание кружка, высказал приятелю своё мнение:
       – Затравило мужика КГБ...
       (Любопытно: впоследствии я узнал, что Шелушков учился в одной школе с моим родным дядей, но классом старше. Дядя рассказал, что способность к мгновенному перемножению чисел "прорезалась" у ничем не примечательного до того подростка где-то в девятом классе. Все ему тогда говорили: "Гарик, не занимайся этим – с ума сойдёшь!").
                      * * *
       Побывав в первый раз на заседании психиатрического кружка, я потом не ходил туда несколько лет, но осенью 1988 г., будучи на четвёртом курсе, вновь начал его посещать. (Перестроечные ветры в то время привели уже к тому, что на кружке зазвучали доклады наподобие "Фрейд: за и против"). Запомнился мне тогда ещё один необычный пациент. Он не лежал в больнице, а был "диспансерный", т. е. состоял под наблюдением, но жил дома. Пациента звали Валерий Викторович Волков, на тот момент ему было 24 года. Наиболее интересным пунктом его истории болезни было то, что он конструировал "аппарат для уничтожения всего человечества", но секрета этого аппарата никому не раскрывал. Уменьшенную копию аппарата Волков испытывал на свалке на крысах; крысы дохли. Также в истории болезни было записано, что на той свалке Волков познакомился с каким-то прятавшимся в кустах дебилом, который также убивал крыс, и на этой почве они нашли общий язык. С пятнадцати лет Волков занимался по самостоятельно им разработанной системе "Робот", и в итоге достиг того, что сделался, по его собственному мнению, роботом. Волков обладал незаурядными способностями механика, самостоятельно изготовил и подарил своим друзьям несколько пистолетов. По внешнему виду пистолета мог тут же нарисовать его внутреннюю конструкцию.
       Волков пришёл в помещение "клуба", сел на стул и спокойно отвечал на все вопросы. Это был здоровенный, под два метра, парень с интеллигентным лицом в очках. На вопрос о том, правда ли он хотел уничтожить всё человечество с помощью некоего аппарата, Волков ответил:
       – Да, правда, но я от этой мысли уже отказался. Человека я считаю выродком природы, который свою же мать Природу и уничтожает. Но, во-первых, чтобы изготовить такой аппарат, мне нужен целый завод, а завода у меня нет. Во-вторых – не было гарантии, что не пострадают другие биологические виды.
       Также Волков подтвердил, что в результате занятий по своей программе сделался роботом. Студенты начали задавать такому интересному человеку на удивление тупые вопросы:
       – Скажите, а как Вы относитесь к алкоголю?
       – Какой алкоголь? Я же робот.
       – А к женщинам как Вы относитесь?
       – Я – робот, – терпеливо повторил Волков. – Ну какие могут быть женщины?
       – А вот Вы такой физически сильный. У Вас не возникало желания воспользоваться своей силой для утверждения превосходства над окружающими?
       – Нет, не возникало. Правда, помню, однажды в школе одноклассник подошёл ко мне и уколол булавкой. Через секунду я увидел, что он сидит передо мной на полу, испачканный в крови. Но как я его ударил, я не помню, и ничего при этом не почувствовал.
       Мне вдруг показалось, что на все вопросы Волков отвечает с едва заметной иронической улыбкой. Улыбкой, наверняка и вовсе незаметной непосвящённому, но зато вполне определённой для человека, родственного по духу. Я почувствовал к Волкову необыкновенное расположение. Вскоре ему разрешили идти домой. Я извинился, сказал, что мне тоже пора, и вышел вслед за ним. На улице я догнал Волкова и поинтересовался, не осталось ли у него хотя бы чертежей изготовлявшихся им пистолетов, пояснив, что это может пригодиться для освободительной борьбы человечества. Тот ответил:
       – Нет, я всё посжигал. Настолько обложили... Но зато я знаю много рецептов разных взрывчаток. Предлагаю бартер: я тебе буду рассказывать эти рецепты, а ты мне за это расскажешь, что за диагноз мне ставят, и в чём этот диагноз обычно проявляется.
       Я согласился, и мы прогулялись пешком, благо жили, как выяснилось, неподалёку, и идти нужно было в одном направлении. Обменялись, как и договаривались, информацией – правда, запомнить на слух волковские рецепты, к сожалению, не представлялось возможным.
       Потом я поинтересовался:
       – А что это за аппарат для уничтожения всего человечества?
       – О, это очень просто, сэр. И Вы сами, сэр, прекрасно это знаете. (Такая вот манера была у него говорить). – Инфразвук, сэр, обычный инфразвук.
       – А, это тот самый инфразвук, от которого сперва возникает паника, потом слепнут, а в итоге и умирают?
       – Тот самый, сэр. Инфразвук излучает любое тело трубчатой формы, если его разогреть до определённой температуры.
       – Так, может, использовать трубы канализации, которые под городом проходят?
       – Я об этом уже думал, но для этого понадобится такая температура, что эти трубы просто расплавятся.
       – Ну, а если сделать не огромный аппарат, а поменьше, и направить его хоть бы вот на эту остановку?
       – Получите гору трупов, сэр.
       – А если направить, допустим, на небезызвестное здание на улице Воробьёва? (Там помещалось КГБ).
       – Получите гору трупов, сэр.
       – А вот этот самый инфразвук – он направленно излучается, или во все стороны?
       – К сожалению, во все стороны, сэр, и Вы сами погибнете, сэр, как только нажмёте кнопку.
       После такого ответа мой интерес к волковскому изобретению несколько поубавился. Вывод же относительно личности этого человека я для себя сделал такой, что некоторую его забавную чудаковатость психиатры квалифицировали как шизофрению. Хотя Волков и сам, надо полагать, приложил к этому некоторые усилия, – потому что когда менты, пардон, берут за задницу за изготовление оружия – то лучше уж быть "роботом", чем зэком.
                      * * *
       Больше, по правде сказать, особо интересных случаев из своих студенческих наблюдений я не упомню. Была, скажем, одна гулящая бабёнка, которая преимущественно пила в ресторанах спиртное (с вытекающими из этого последствиями) то с теми, то с другими, как-то из-за неё вспыхнула драка между представителями криминала и спортсменами. При этом она ещё страдала депрессиями, пыталась покончить с собой, и сочиняла стихи, в которых говорилось примерно следующее:
       Лежу я возле дороги, в грязи,
       И кричу вам, чистеньким, по дороге идущим:
       Какое право вы имеете считать себя лучше, чем я?

       И так далее. Но всё это было складно, и вообще звучало неплохо. Где только не рассыпаны в народе таланты.
       Однажды, в начале 1989 г., мне поручили сделать на психиатрическом кружке доклад по конкретному больному. Особенность же такой работы была в том, что нужно было поставить диагноз самостоятельно: читать официальную историю болезни и делать оттуда выписки запрещалось. Пошёл я в отделение беседовать с этим пациентом. Им оказался зачуханный мужичонка какого-то смурного вида. На вопрос о том, какие у него проблемы, он отвечал, что у него всё болит. На вопрос, что именно, – начинал перечислять: сердце, печень, почки, лёгкие, голова, и все остальные органы, какие только бывают. Вроде как он думал, что его от этих болей в больнице и лечат. Больше, сколько я ни старался, не смог добиться от этого кренделя ничего интересного, если не считать некоторых подробностей его биографии. Подробности эти заключались, во-первых, в том, что, как выяснилось, на протяжении чуть ли не десятка лет он "употреблял" в "нелётные" дни никак не менее поллитры, а в особо "лётные" – литра полтора. Во-вторых, работал он всю жизнь вертухаем, т. е. стерёг в лагере зэков. Углубиться в вопрос о том, почему такого рода люди "работают" с зэковским контингентом, и как они вообще работают при таком количестве поглощаемого ежедневно спиртного, – возможности не было. Я начал думать, какой бы психиатрический диагноз поставить этому человечку. Непонятно было, почему же у него всё болит-то. Углубившись в специальную литературу, я сделал в конечном итоге вывод, что вследствие очень долгого и чрезмерного пристрастия к горячительному кора головного мозга у пациента ("серое вещество") резко истощилась, и перестала "гасить" естественные нервные импульсы, поступающие в мозг от всех внутренних органов, в результате чего эти импульсы воспринимались пациентом как боль. Эту концепцию я облёк в какие-то мудрёные научные термины, и так и изложил на кружке. Сошло. Впоследствии я узнал, что вертухая этого показывали студентам как типичнейший случай алкоголизма, хотя в истории болезни у него было записано нечто совсем другое, мутное, – примерно такая же наукообразная абракадабра, какую и я сочинил. Причина, очевидно, заключалась в том, что истинный ("синий") диагноз мог бы дискредитировать многоуважаемые органы внутренних дел (в чьём подчинении находились тогда исправительные колонии). А зачем нужно лишний раз дразнить гусей, вдобавок безо всякой для себя пользы?
                      * * *
       Но вот, в начале января 1999 года в Государственном Научном Центре Социологии и Судебной Психиатрии имени Сербского, после трёх недель наблюдения надо мной как пациентом, меня привели на "комиссию" к профессору Кондратьеву. Кроме "светила", присутствовало ещё с десяток психиатров рангом помельче. Комиссия должна была разобраться, вменяем я или нет, а если нет, то с каким диагнозом.
       Первыми словами ко мне Кондратьева были:
       – Видите этот стул? Садитесь. Григоренко на нём сидел. Слыхали о таком?
       – Это который генерал?
       – Он самый. Я ему диагноз ставил.
       Из дальнейшего общения выяснилось, что на этом знаменитом стуле приходилось сиживать и Валерии Новодворской, общаться с коей Кондратьев также имел удовольствие в своё время. Я сделал было Кондратьеву "проброс" относительно того, что диагноз "вялотекущей шизофрении" ("отработать" который казалось мне наиболее подходящим) был изобретён в "тоталитарном" Советском Союзе, а нынче, мол, современная наука давно уж не признаёт такого диагноза. Кондратьев усмехнулся:
       – Это Вы газет начитались. Ещё в 19-м веке Леондинг выделил вялотекущую как особую разновидность шизофрении.
       И грозно поинтересовался:
       – А сами никогда не боялись попасть в руки карательной психиатрии?
       В произошедшей далее беседе я, помню, ввернул что-то там такое о Ницше (на что Кондратьев с удовлетворением заметил: "Ницше был НАШ ЧЕЛОВЕК"); также я высказал суждение о том, что "марксизм устарел" и необходима новая теория.
       – А вам бы хотелось создать такую теорию?
       Я ответил, вживаясь в роль, что да, хотелось бы. На это получил разъяснение (полагаю, справедливое) о том, что я не обладаю знаниями, необходимыми для создания теорий, и в доказательство прозвучал вопрос:
       – Кто такой Виктор Франк? Да-да, не Франко, а именно Франк?
       Чёрт его знает: может, Кондратьев имел в виду Сергея Франка, одного из авторов сборника "Вехи" (вот что, надо полагать, почитает и почитывает отечественная психиатрия), но я совершенно не нашёлся, что ответить. [Скорее всего, г-н Кондратьев подразумевал австрийского психолога и психиатра Виктора Франкла (1905-1997). –- ПРИМ. РЕД.]
       В завершение мне предложили почитать какие-нибудь свои стихи. Я прочитал перед членами комиссии пародию на Маяковского, которая заканчивалась словами:
       "Акций прибыльных – доходных и разных –
       Ожидают глубины штанин!"

       Раздались аплодисменты, и меня отпустили в отделение. Впоследствии оказалось, что "экзамен на дурака" был сдан мной успешно. Хотя ответ на этот волнующий его вопрос ("признали – не признали?") испытуемый узнаёт только по возвращении с "Серпов" на Бутырку. Из вернувшихся этапом десятка с лишним человек почти всех повели обратно на общие корпуса, и лишь двоих повели куда-то по внутреннему двору – меня вместе со старым дедушкой. Дедушка этот тоже заслуживает некоторого упоминания. Был он 70-летним бомжом, и, роясь в мусоре, нашёл нунчаки. Что это такое, он не понял: "Вижу: какие-то палки; может, пригодятся. Иду в метро и похлопываю ими себя по ногам, по жопе, весело так. А навстречу менты: "Ты что, дед, – каратист?". Упекли старика в каталажку за "ношение холодного оружия", и зэки спрашивали у него: "Кто невменяемый – ты или прокурор, который тебя закрыл?". А психиатры, видать, пожалели бедолагу: куда ему на зону...
       Во внутреннем дворе Бутырки я и понял, что ведут нас в "Кошкин дом", в котором и находится знаменитая "признанка" для признанных невменяемыми (на зэковском наречии – "дураков").
                      * * *
       Может быть, кому-то интересно, что за наблюдения делаются над испытуемым за три недели его пребывания на "Серпах". В основном они заключаются в беседах наедине с врачом. Если пациент малоинтересен, с ним побеседуют за всё время пару раз; "любопытный" же "экземпляр" могут подолгу прощупывать чуть ли не каждый день. Вдобавок, в каждой палате обзяательно сидит старушка, которая постоянно наблюдает за поведением каждого из больных, и потом делает записи. Также снимают электроэнцефалограмму: предлагают сесть с закрытыми глазами, подключают к голове двенадцать проводков, и начинают светить в лицо какими-то вспышками и вертящимися фонариками (поэтому данная процедура называется у зэков "космос"). Также водят на проверку к психологам, которые дают заполнить тест из более чем 400 вопросов, а также задают вопросы и устно – в основном дурацкие. Этими психологами там работают преимущественно молодые девчонки. Помню, одна из них у меня спрашивает:
       – Чем отличается лодка от ложки?
       – Ну, – отвечаю, – у лодки жидкость должна быть снаружи, а у ложки – внутри.
       Та вытаращила глаза:
       – Как это?
       – Ну, если у лодки жидкость будет попадать внутрь – значит, лодка негодная, дырявая, и она утонет. А если из ложки, наоборот, жидкость будет вытекать наружу – то она тоже негодная, такой ложкой не поешь.
       Девушка-психолог тут же бросилась строчить в карточку какую-то ерунду.
                      * * *
       Что интересного можно рассказать о Бутырской "признанке", где я провёл, в общей сложности, полтора года? Мне думается, что раньше в СССР среднестатистический псих был поинтереснее, чем сейчас. Та же история, что и с лагерными сидельцами – зэками. Если при Сталине завсегдатаями лагерей были поэты, композиторы, профессора или антисоветские диверсанты-подпольщики, то среди миллионов нынешних зэков самая массовая категория, пожалуй – воровайки металлолома. Ну а наиболее массовой категорией среди психов стали не шизофреники (своего рода "элита" дурдомского мира), а умственно отсталые, дебилы. А это влияет на качество жизни. Из песни Высоцкого мы знаем, что излюбленной телепередачей шизиков была "Очевидное – невероятное". Ну, а единственный телеканал, который желают смотреть нынешние недоумки – это MTV, и они громко скандалят, если включили что-нибудь другое – даже новости им "по барабану". Вообще, я заметил, что дуракам очень нравится быть дураками, они не видят в этом ничего патологического. Правда, несколько ярких личностей на "признанке" мне всё же попалось. Это были художник-сюрреалист Егор Горев, "народный мститель" Ян Мавлевич ("Смертник"), бывший член НБП Алексей Айрапетянц (севший за весьма глупую антисемитскую выходку), лидер кунцевской ОПГ Сергей Курдюмов ("Колун"), а также малолетка Васёк Пацан – сын "самого олдового хиппи города Москвы" Дзэн-баптиста. Тоже помню, как-то завели в камеру одного пожилого еврея, по имени Израиль Лазаревич Гуревич. Этот прохиндей, по его словам, продал за рубеж немало российских военных секретов, и давно уже жил в Канаде, но чёрт дёрнул его зачем-то прилететь в Москву, – прямо в аэропорту его и "приняли". Ранее он работал в некоем институте, который на заказ разрабатывал "конституции" для всяких слаборазвитых африканских государств. Чтобы, дескать, с формальной точки зрения всё в этих государствах выглядело как "демократия", а на деле была бы ничем не ограниченная диктатура. По этой же мерке они и для России скроили "ельцинскую" конституцию, "принятую" в декабре 1993 года – по которой мы живём и по сей день. Однажды Гуревич решил передо мной похвалиться и вытащил из сумки толстую записную книжку со звездой Давида на обложке:
       – Знаешь, кто у меня в этой книжке? Наугад раскрыл её на букву "Ч" – в списке значились телефоны Чубайса, Черномырдина. Нельзя исключать, что это был блеф, но выглядело всё очень правдоподобно. Вскоре он за деньги перевёлся в собственную небольшую камеру, подобрав себе и прислугу из арестантов поспокойнее.
       Но эти отдельные незаурядные личности растворены на "признанке" в бескрайнем море отъявленных дебилоидов.
                      * * *
       Помню один случай, произошедший где-то в марте 1999 года. Через камеру от меня, в к. 406, сидел мой знакомый ещё по воле Ян Мавлевич ("Смертник"), с которым я переписывался – обменивались "малявами". И вот однажды, часов в одиннадцать вечера в их камере приключился какой-то шум. Кто-то ударил в "тормоза" (железную дверь), что-то крикнул. Затем всё стихло. Примерно через час отправляю Смертнику "маляву" – а она возвращается обратно: оказывается, в их камере никого нет, всех почему-то погнали "на сборку". Там они и пробыли сутки. Потом интересуюсь у Смертника, что случилось. Он пишет: "Да у нас маньячишко повесился. Закинули в камеру к нам маньяка, который трёх женщин в Лосиноостровском парке убил, – хотя он 16-летний и должен на "малолетке" сидеть. А он три дня у нас пробыл и повесился на "решке"". (Т. е. решётке).
       Пусть терпеливый читатель обратит здесь внимание на два момента. Во-первых, в одиннадцать вечера никто в "дурхатах" ещё не спит: все психи смотрят телевизор. Во-вторых, даже если бы они и спали, то на "решке" всё равно круглосуточно функционирует "дорога", перегоняющая грузы и "малявы". Выходит, – незаметно повеситься маньячонок никак не мог. Надо полагать – помогли. Однако жалеть о "безвременной кончине" маньяка никто не стал. И никаких репрессий на камеру 406 не обрушилось, даже камеру не раскидали (как это обычно делается в случае ЧП). "Смотрящий" за той камерой, Арчи, из бандитов, продолжал, как и раньше, иногда ходить (с благоволения мусоров) в другие камеры в гости, попить чайку. В общем, данная "спецоперация" прошла тихо и гладко. Впоследствии сюжет об этом маньяке я видел по TV. Оказывается, после прибытия с "Серпов" его администрация Бутырки около месяца где-то прятала, прежде чем кинуть в 406-ю. Как сказали в той передаче, – "диагноз врачей был единодушен: самоубийство".
       Пусть кто-то не подумает, что я лью слёзы над горестной судьбиной маньячка. Общество должно каким-то образом от них избавляться – так лучше уж таким, с помощью "народного самосуда", по негласному консенсусу зэков, мусоров и врачей. Разнообразные извращенцы, в изобилии расплодившиеся в либеральную эпоху, должны знать: не надо маньячить.
                      * * *
       "Буйные" психи сидят в "Кошкином доме" на втором этаже, а более спокойные – на четвёртом. Если же в "спокойном" отделении кто-то начинает буйствовать – у мусоров на этот случай обычно наличествует только аминазин в драже. Либо могут отвести буйствующего на час-другой в "пресс-хату" 401. Камера эта находится рядом с мусорским постом, и всё, что в ней происходит – находится под контролем. Там "бьющемуся в пене параноику" дадут как следует по башке, отнимут все более или менее хорошие вещи. Поэтому обычно возвращается он из "пресс-хаты" тихий, как никогда. Кстати, "смотрящим" за этой камерой одно время был небезызвестный в некоторых узких кругах Александр Бирюков (в Бутырке его именовали "Саня Лефортовский"), который был обвиняемым по "делу НРА", но из-за шизофрении его выделили в отдельное производство.
       В тот же период времени сидела на "признанке" ещё одна знаменитая личность – Дима Карпов, которого в официозе тоже пытались объявить своего рода "маньяком". У него был свой, частный, детский дом: десяток-полтора детей-сирот на воспитании. Впрочем, к тому времени дети уже достигли 16-17-летнего возраста. Карпова обвиняли в том, что он-де намеревался создать из своих подопечных банду, натаскивал их с этой целью в восточных единоборствах, ну а попутно и насиловал. Карпова признали невменяемым, но адвокаты двух потерпевших от Карпова 17-летних девочек пытались в суде диагноз оспорить. Поэтому по делу назначалась повторная, а затем и третья (с привлечением зарубежных специалистов) психиатрические экспертизы. По TV выступал мой знакомец профессор Кондратьев (тот самый, что тонко "раскусил" генерала Григоренко), и доказывал, что обмануть симуляцией институт Сербского невозможно – настолько высококлассные специалисты в нём работают. В то же время, со слов сидевших вместе с Карповым арестантов, вырисовывалась весьма отличная от официальной картина о его деле. Карпов рассказывал, что он всеми способами старался развивать взятых им из детдомов детишек, в результате чего со многих из них был снят ложно поставленный диагноз "умственной отсталости" (в действительности имела место педагогическая запущенность). Однако, впоследствии воспитуемые им девочки, по достижении примерно 15-летнего возраста, начали безудержно вступать в беспорядочные половые связи – как с воспитуемыми мальчиками, так и с зачастившими к ним журналистами. Ничего с этим поделать Карпов не мог, и в итоге начал "потягивать" девочек и сам, но только по согласию. Методику Карпова, как педагога-новатора, всячески рекламировали СМИ; его с детьми всё время приглашали на телепередачи, семинары и т. п. Кое-кто из высокого начальства увидел в карповском детском доме своего рода бесплатный публичный дом, в коем легко можно справить сексуальную нужду. К таковым сластолюбцам относился, в частности, начальник гаража администрации президента Ельцина. Но ему не повезло: когда он обнаружил свои похотливые намерения, дети избили его, а затем и подвергли сексуальному унижению, заставив делать одной из воспитанниц куннилингус. Вот после этого высокое руководство и решило сфабриковать против Карпова уголовное дело, для чего были использованы две его воспитанницы. Одной из них, Жанне, тот сказал в сердцах: "Смотри: забеременеешь – убью". Через непродолжительное время Жанну угораздило "залететь" от телерепортёра, делавшего сюжет о передовом детдоме. Девочки сбежали от Карпова и в страхе дали следствию все показания, какие были необходимы для фабрикации дела. Такова, по крайней мере, версия самого Карпова. Его потом увезли в дурдом на Сычёвку, где закололи нейролептиками.
       Как-то раз в телерепортаже, в выпуске криминальной хроники, показали 16-летнего подростка, который убил отца и держал его труп в холодильнике, постепенно скармливая кошкам, коих проживало в квартире около десятка. Парень объяснил, что отец был жестоким человеком, постоянно избивавшим его и мать. Я тогда говорю сокамерникам: "О, этот скоро к нам заедет". И действительно, через пару-тройку месяцев привели этого парнишку в нашу камеру. На "взросло" его посадили, видимо, потому, что малолетки с ходу "опустили" бы такого персонажа. Но в беседах убийство отца он отрицал, утверждая: "Меня посадили за то, что я страшный террорист".
       Одного из малолеток перевели к нам в камеру, когда ему исполнилось 18. Это был бывший член НБП Алексей Айрапетянц; из партии его исключили за поддержку авантюры известного провокатора Сергея Свойкина. НБП намеревалась в то время предпринять "ознакомительную экспедицию" в Казахстан; Свойкин тоже напрашивался, но его не взяли. Тогда Свойкин вместе с поддержавшим его Айрапетянцем поехали в Казахстан самостоятельно, "по следам" экспедиции лимоновцев, но добрались только до Волгограда (зная Свойкина, могу предположить, что он там забухал). В тюрьму же Лёша попал за то, что они вместе с великовозрастным приятелем подожгли автомашину возле синагоги, а затем весьма оригинально взяли за эту акцию ответственность: засняли и отправили на TV видеоролик, в котором Лёша в чёрной маске грозно произносил нечто вроде: "Мы успокоимся только тогда, когда голова последнего жида скатится с плеч", и т. п. В тюрьме ужасный Лёша представлял собой довольно забавного малолетку, активно погружённого во всю обыденную никчёмную малолетскую "движуху": разгонять туда-сюда чай и сигареты, вычислять "засухарённых пи...ров", и так далее. На запястье он сделал наколку "ВЕК" (Всему Есть Конец).
       Также сидел в то время на "признанке" один довольно пожилой уже мужик, без кистей рук (которые оторвало каким-то взрывом), по слухам – какой-то бывший спецслужбист. Его, говорят, усиленно (но безуспешно) пытались "раскрутить" на убийство журналиста Димы Холодова.
                      * * *
       Поскольку судивший меня Гагаринский суд усомнился в выводах психиатрической экспертизы, мне была назначена повторная – всё в тех же "Серпах"; её проведения я ожидал целый год. На повторной экспертизе запомнился мне психиатр, к которому я попал. Беседы свои этот обходительный, приятный в общении человек начал с того, что выяснил моё отношение к книгам Карлоса Кастанеды. Когда я с одобрением отозвался об "учении дона Хуана", психиатр заметил: "Но ведь и в православии тоже существуют все эти техники – сталкинг и всё такое. Только называются по-другому". Дальнейшие наши собеседования сводились к тому, что врач с увлечением развивал передо мной свои оригинальные идеи о тождестве кастанедизма с православием; я же всё больше являлся слушателем. При этом доктор приговаривал:
       – Да-да, я Вам рекомендую православие. Это Вам поможет. Это для Вас – православие. И немножко галоперидола. Именно для Вас. Галоперидол, плюс православие.
       Повторная экспертиза (под руководством профессора Морозова) дала относительно меня такое же заключение, как и первая. Единственная разница: под давлением ФСБ-шников рекомендовала мне уже не амбулаторное, а стационарное лечение. Но по вопросу о моей "невменяемости" обе экспертизы были единодушны. Один профессор другого ведь не подставит: не будет утверждать, что тот совершил ошибку. Как я уже писал, психиатрия – это единая корпорация врачей и пациентов со своими особыми, специфическими интересами. Поэтому даже очень могущественным ведомствам не так-то просто на неё "надавить". Даже в довольно грозные сталинские времена психиатры с "Серпов" имели возможность "отмазывать" некоторых своих испытуемых, которых НКВД неминуемо бы расстрелял.
                      * * *
       Если психу назначили дурдом общего режима, т. е. обыкновенную (а не специализированную) "дурку", – то к месту принудительного лечения он обязан следовать обычным железнодорожным транспортом с двумя сопровождающими, которые его стерегут. После почти двухлетнего закупоривания в Бутырке, чудесным майским вечером я вдруг очутился на площади Курского вокзала. Мои сопровождающие тут же продали один из двух своих ж/д билетов, после чего один из них отправился домой. Второй же накупил себе в дорогу пива и водки, а мне велел в поезде залезть на верхнюю полку и не высовываться. Сам же почти немедленно принялся пить, попутно пытаясь (безо всякого успеха) "склеить" ехавшую в нашем купе молодую пассажирку. Я прикидывал в уме, не попробовать ли сбежать, когда этот фраер нажрётся; и каким образом лучше это сделать. Когда же ранним утром прибыли в Нижний, я, продрав глаза, обнаружил, что все пассажиры из вагона уже вышли, а "сопровождающий" мой дрыхнет мертвецким сном. Беги – не хочу. Но, немного поколебавшись, я бежать передумал. Прикинул, что на дурке общего типа навряд ли долго продержат; вероятно – выйду с первой же комиссией; а вот если поймают беглого психа – упекут в дурдом строгого режима, а оттуда выбраться не так-то просто... Я растолкал очумелого "с бодуна" сопровождающего; подождал, пока тот на привокзальной площади похмелится пивком, и мы поехали в психиатрическую больницу. Там вдобавок выяснилось, что чудило-сопровождающий ещё и все нужные документы в поезде забыл... Спрашивается: так кто же кого в "дурку" вёз?
                      * * *
       Быт психиатрического отделения, в котором я отбывал "принудку", был довольно малоинтересен. Две палаты там было отведено под платное лечение наркоманов – отпрысков среднего (и более чем среднего) класса. (Хотя, по существующим правилам, нарики вместе с психами находиться не должны). Наркоманы всеми средствами старались раздобыть циклодол, а потом сжирали таблеток по тридцать и начинали чудить: разговаривать с пустым местом, искать что-то по чужим тумбочкам или собирать на полу невидимые предметы – пока не попадали "на вязку". Прочие же обитатели отделения представляли собой дегенератов большей или меньшей степени. Были такие, что рылись в мусорном ведре в туалете, таща в рот "вкуснятину" вроде банановой кожуры. Хотя в большинстве они всё-таки более адекватны.
       Помню, один из них, Олежка, – добродушный "мотыльный" дурачок, – как-то предложил мне:
       – Может, пробежимся, бутылок подсоберём? На курево заработаем.
       – Да кто же меня выпустит? – удивился я.
       – Ничего, я договорюсь: выпустят.
       И действительно: он договорился, и мы отправились заниматься бутылочным "бизнесом". По мнению Олежки, больше всего бутылок можно было подсобрать на набережной – довольно популярном у нижегородцев месте отдыха. Тут я немного занервничал: вдруг встречу кого-то из знакомых, а те поинтересуются, как дела. Стыдно же ответить:
       – Да вот, в дурке лежу, отпросился бутылок подсобрать.
       Однако, всё сошло благополучно: я никого не встретил, и под руководством Олежки мы подсобрали немало бутыльков... Временами Олежка, с надеждой заглядывая в глаза, интересовался у меня:
       – А ты, когда освободишься, мне удочку купишь?
       Почему он решил, что я должен купить ему удочку, мне неведомо.
                      * * *
       Многих интересует, применяются ли до сих пор методы так называемой "карательной психиатрии". В этой связи мне вспоминается ещё один дурачок, Андрюша. В прошлом был этот Андрюша шофёром; в качестве же завсегдатая дурдома отличался навязчивой "приставучестью". Подойдёт, бывало:
       – Дай мне бумажку и ручку!
       – На тебе, Андрюша, печенюшку, только уйди ради бога отсюда.
       – Нет, дай мне бумажку и ручку!
       – Ладно, на...
       На бумажке понаписывает Андрюша слов типа "ГАЗ", "ВАЗ", всяких цифр, а затем подсаживается и начинает, тыча в свою бумажку, объяснять: бывает, мол, машина ВАЗ, а бывает и ГАЗ, и тому подобное. Таким манером докопаться мог Андрюша к кому угодно – в том числе и к медсёстрам, например. А когда слишком уж истощит Андрюша терпение персонала – волокут его в "аминазиновый кабинет". (На двери этого секретного кабинета, вход в который посторонним строжайше воспрещён, так и написано: "аминазиновый". Непонятно, почему не "галоперидоловый", например). А находился в этом кабинете аппарат для электрошоковой "терапии". Но, поскольку делать психбольным электрошоки стало запрещено, – психиатры в своих документах вместо "электрошок" стали писать "электросон". В то время как "электросон" на самом деле – это совсем другая, безвредная для здоровья медицинская процедура, предназначенная для снижения артериального давления.
       В приоткрытую дверь "аминазинового кабинета" я как-то видел, как Андрюша, упрямясь, стоит рядом с каталкой, а заведующая отделением настойчиво внушает ему:
       – Ложись, Андрюша! Ложись!
       Дверь сразу захлопнулась: процедура всегда проводилась в обстановке повышенной секретности. А через некоторое время везут Андрюшу в "отстойник" на каталочке, на которой он и продолжает лежать без сознания часа 3-4. Затем очнётся, слезет потихоньку с каталки, доберётся в туалет, присядет там возле стенки на корточки, и смотрит. Чистым таким, ясным детским взглядом, в котором не отражается ни единой мысли. Молчит Андрюша после такой процедуры недели две. Иногда разве жестом попросит, чтобы покурить оставили. Впоследствии же опять начинает понемногу чепушить...
       Но это – не карательная психиатрия. В самом деле, за что карать безобидного дурачка Андрюшу? Карательная психиатрия была раньше, когда с её помощью боролись с инакомыслием. К примеру, среди нижегородских неформалов была когда-то известна личность по имени Юра Акуловский. В 1978 году Юра сочинил проект реорганизации комсомола, и отослал его в ЦК ВЛКСМ. Результатом этих маниловских начинаний оказалось водворение Юры в дурдом, где ему сделали семнадцать инсулиновых шоков. После этого сделался Юра слегка чудаковат. (Правда, какой он был раньше – никто, к сожалению, не знает). Юра поставил себе целью написать и зачитать вслух для публики тысячу рассказов на сексуальные темы. Этим он имел обыкновение изводить членов нижегородского неформального литобъединения "Литературная среда" (существовавшего в конце 1980-х годов). Как только он начинал там очередное своё чтиво, все дружно шли курить. Также Юра уговаривал всех записываться в его партию Мечты-Любви-Счастья-Жизни, или "партию семицветной радуги". Если ему верить, – на эти уговоры поддались более ста человек.
       Но в наши дни я, по правде говоря, не слышал, чтобы методы карательной психиатрии использовались для "выпрямления неправильного образа мыслей". Эти методы используются, но с другой целью. Ведь уже ушла в прошлое эпоха, когда каждый, поругивающий власть, получал кличку "диссидент" и рисковал сделаться пациентом. Та психиатрия, которую мы имеем в наши дни – не карательная, а скорее это своего рода "мусороперерабатывающий завод". В советском обществе определённая ценность всё-таки признавалась за каждым индивидом – потому и обращалось такое внимание на то, какие мысли этот индивид высказывает. А с точки зрения господствующей нынче неолиберальной идеологии, цена человека ровно такая, сколько денег и собственности у него есть. Неимущие слои населения рассматриваются, в принципе, как мусор. А если этот мусор ещё и не способен сам себя обеспечить (а такова значительная часть психбольных), то его нужно сжечь или убрать куда-то с глаз долой. Но всем понятно, что отбросы общества по самому своему положению не могут быть довольны, и в обществе, где в категорию "отбросов" попало 70% населения, – их невозможно заставить хвалить правящую партию психиатрическими методами. Поэтому электрошоки и тому подобное используются только для поддержания в дурдомах внутреннего спокойствия. Многих неизлечимых сдают в дурку родственники – влачить жалкое существование, пока не отдадут богу душу. Вот такие и копаются в мусорных вёдрах. А методы, в случае чего, к ним можно применять любые, нисколько не опасаясь вмешательства правозащитных организаций.
       Вообще-то на бумаге государство очень даже неплохо обеспечивает дураков необходимым, – но это только на бумаге. Несколько раз мне доводилось участвовать в разгрузке привозимых в "дурку" продуктов питания, что предназначались к столу психбольных. Считается, что психам нужно хорошо питаться (по той же причине, что и туберкулёзникам): применяемые для их лечения препараты очень токсичны. И даже где-то ещё году в 1990-м дурдомщиков кормили "на убой". А сейчас вот что: мы выгружали на склад большие круглые сыры, сосиски, варёную колбасу, сливочное масло, солёную рыбу, чай "Принцесса Нури". Но дураки всего этого, естественно, и близко не видят. Некогда одному дураку, согласно рациону, полагалась к обеду одна целая сосиска. Впоследствии изобретательные бабы с пищеблока придумали способ экономии: резать сосиски на куски и размешивать в макароны. И попробуй сосчитай, какая там часть сосиски придётся на одну дурацкую душу населения. Но на самом деле эта часть нулевая, потому что уже в отделении работающая на раздатке баба Катя тоже хочет жить, а как ей жить с зарплатой 500 рублей? Поэтому она вылавливает из макаронного месива все до единого куски сосисок и тащит домой.
       В результате, смертность в дурдоме если и не высокая, то существенная. Умирают в основном неизлечимые, писающие под себя, достигшие дна дегенерации. Таких экземпляров вообще-то полагалось отправлять в спецдурку для инвалидов, в посёлке Чигири. Это, говорят, страшное место, в районе городишки Сухобезводное. (Уже от одного названия делается как-то не по себе, не правда ли?). Но есть храбрые психи, отправки в Чигири нисколько не боящиеся. Со мной в одной палате лежал такой Миша. Причём, на волях знаком я был с сестрой этого Миши, Аллой: та руководила упоминавшимся мной кружком "Литературная среда" (где читали свои произведения непризнанные писатели и поэты), а впоследствии стала редактором одной нижегородской газеты. Брат же этой дамы-интеллектуалки, Миша, жил примерно так: раздобудет где-нибудь заварочку сухого чайку, высыпет с бумажки этот чай прямо в широко разинутый рот, запьёт водицей, а потом лежит на койке и слушает "Наше радио". Больше ничего ему в жизни не надо. А если к чайку найдётся ещё колёсико циклодола, то он и вовсе счастлив.
       Придут, бывало, по Мишину душу врачи:
       – Ну что, так и будешь лежать?
       – Так и буду.
       – Неужели тебе, Миша, ничем заняться не хочется? Ничего тебе не интересно?
       – Ничем. Ничего.
       – Смотри: мы тебя в Чигири отправим.
       – Ну и отправляйте.
       Впечатления тупого Миша вовсе не производил, а при беседах с врачами у него появлялась чуть приметная сардоническая улыбка. Мишина приверженность статусу неизлечимого дурака вызывала невольное уважение.
                      * * *
       Что же всё-таки это такое – современная российская психиатрия?
       Это не высоколобые фрейдисты-психоаналитики, производящие сенсационные раскопки в подсознании пациента (за его же деньги).
       Это и не праведные "партийцы", прячущие под белым халатом гэбэшные погоны, и со шприцем в руках научающие диссидента "родину любить".
       Психиатрия у нас такая же безликая, никакая, как и всё остальное – политика, искусство, религия и так далее. Обо всех этих сферах не кто-нибудь, а сам глава президентской администрации РФ Владислав Сурков (укрывшийся под псевдонимом Натан Дубовицкий) выпустил недавно сюрреалистический роман с симптоматичным названием "Околоноля". Вот и психиатрия наша – такое же "околоноля". Нет в ней ни идеи какой-то, ни устремления к какой-либо определённой цели, не говоря уж о воле и страсти нести психическое здоровье населению и избавлять страждущих от боли душевной. Психиатры хотят сохранить свои рабочие места и спокойно получать от государства какую-никакую зарплату – вот и создают видимость какого-то "лечения" пациентов. Ещё и научные разработки, целые диссертации из пальца высасывают. Главное же – не упускают ни одного случая "поднаварить пару копеек".
       Точно таким же образом, каким изображают "оппозицию" в Госдуме все эти зюганоиды и иже с ними, в действительности клюющие, аки кроткие голуби, корм прямо с руки.
       Таким же образом, каким "жрецы искусства" снимают бесконечные нудные сериалы про "честных ментов", подхихикивают над низменными проявлениями человеческой физиологии, и демонстрирующие на выставках стоптанные ботинки с прикреплёнными бирками из матерных слов...
       Вся общественная жизнь деградировала до карикатурно-профанического состояния, а психиатрия всего лишь... не составляет исключения.
       Ну а в мировой-то, хотя бы в мировой психиатрической науке есть хоть какие-нибудь свежие ветры? Таковые существовали, но уже довольно давненько. В 1970-х годах – эпоху социальных государств, пытавшихся играть активную роль в капиталистическом рынке, – существовала очень перспективная концепция, получившая название "антипсихиатрия" и представленная Рональдом Дэвидом Лэингом в Великобритании, Вольфгангом и Урсулой Губерами в ФРГ, и др. Полагая, что "больных людей порождает больное общество", они организовали психиатрические коммуны, в которых персонал и пациенты жили на принципах сотрудничества и равноправия. И результаты достигались феноменальные.
       К сожалению, возобладавшие с конца 1980-х годов на всей нашей планете неолиберальные концепции развития уничтожили под корень всё живое в тех сферах жизни общества, которые требовали расходов на социальные нужды. И покуда мировой экономический кризис не вынудит человечество отказаться от неолиберального монетаризма – психиатрия тоже будет оставаться просто дурдомом, "бессмысленным и беспощадным".

Илья Романов, политзаключённый.
14.12.09.
КИК-19.



Подсудимые по Одесскому делу. Февраль 2004 г. Фото Виталия Никулина, корреспондента газеты РКП-КПСС Гласность. Слева направо: Евгений Семёнов, Олег Алексеев, Александр Герасимов, Анатолий Плево, Александр Смирнов, Богдан Зинченко, Илья Романов, Андрей Яковенко, Игорь Данилов. Из обвиняемых отсутствуют на снимке: Нина Польская (находясь на подписке о невыезде, сидела в зале суда), а также скончавшийся в результате пыток 2 ноября 2003 года Сергей Бердюгин

ПЕРЕПИСКА С ПОЛИТЗЭКОМ ИЛЬЕЙ РОМАНОВЫМ

Илья Романов освобождён из лагеря (Донецкая область, г. Макеевка-10, МИК-32) 7 декабря 2012 года.

ИЛЬЯ РОМАНОВ – РЕДАКЦИИ "СВОБОДНОГО СЛОВА" (31 июля 2012 г.).
Илья Романов "Добрый день!
Получил от вас письмо, датированное 14.06.2012 г., предыдущее было от 29.12.2011 г. Я вам последний раз посылал письмо в апреле. Также получил №№187, 188, 189 "Св. слова" и распечатки из Интернета. Благодарю за поздравления с днём рождения и добрые пожелания.
Отвечаю на вопрос Д. Старикова о принятом в Украине законе, касающемся русского языка. Сейчас уже окончательно принят Закон "Об основах языковой политики", по которому русский язык получил статус регионального в 13-ти из 27-ми регионов Украины. Одновременно с этим получили статус региональных: в Закарпатье – венгерский, а в Буковине румынский. Соответствующие национальные меньшинства в этих областях составляют 11-12% населения. Таким образом, русские тоже как бы признаны национальным меньшинством в 13-ти регионах. При этом все помнят, что Янукович и Партия регионов, когда шли к власти, обещали сделать русский язык вторым государственным. Поэтому сейчас имеет место ситуация, когда хороший и полезный людям закон, вместо всеобщего одобрения, вызвал резкое недовольство и с той, и с другой стороны. Это указывает на то, что украинское общество достигло высочайшей степени поляризации - но не по классовому, а по региональному и национальному признакам. Сторонники сближения с Россией недовольны тем, что статус русского языка "принижен", даже что принятый закон противоречит конституции, поскольку в последней право на использование русского языка специально оговорено. Также они указывают (причём справедливо), что русские в Украине не являются национальным меньшинством, и ссылаются на то, что в большинстве европейских стран статус государственного имеют два и более языков. Здесь уместно вспомнить, как несколько лет назад бывший троцкист-"бийцевик" из Питера А. Юсуфов выпустил (под псевдонимом Марлен Инсаров) книгу "Мы, украинские революционеры и повстанцы...", в которой он сделал заведомо бессмысленную попытку обнаружить в бандеровском движении "левую тенденцию". В этой книге приведён такой эпизод: Путин, выступая где-то, заявил: мы, мол, не можем быть равнодушны к проблемам Украины, потому что по-русски там говорят 18 миллионов человек. Инсаров иронизирует: Путин перепутал миллионы с процентами: не 18 миллионов, а 18% русскоязычных имеется в Украине. (Кстати, Инсаров, ныне т.н. "левый коммунист", книгу о бандеровщине выпустил явно сочувственную). А на днях в одной пророссийской газете я прочитал вот что: по данным опроса общественного мнения, проводившегося в Украине институтом Гэллапа, предпочитают пользоваться русским языком 83% населения Украины. Ситуация выглядит крайне забавно: националисты говорят – по-русски у нас говорит 18%. А их противники возражают: нет, это по-украински здесь говорят 17%. (Или даже меньше, с учётом других нацменьшинств). Поскольку правды в статистике явно не усматривается, я обопрусь на свои наблюдения. Мне пришлось либо сидеть, либо проезжать этапом через следственные изоляторы городов Херсона, Николаева, Одессы, Киева, Донецка, Харькова, Днепропетровска, Львова и Луганска. Во всех СИЗО, кроме Львовского, весь местный уголовный контингент говорит по-русски, – из чего я делаю вывод, что в этих городах он является общеупотребительным. В Николаеве попадались отдельные украиноязычные – из деревень. В Одессе болгарскую речь можно было слышать чаще украинской – последнюю я там вообще слышал только от одного гастарбайтера с Западенщины, за два с половиной года. А патриоты этого славного города, которых в СИЗО немало, утверждали, что разговаривать на "телячьей мове" у них считается позорным. (Так же как ни в коем случае нельзя говорить "ОдЭсса"). В Киеве изредка услышать украинскую речь можно. В Донбассе никто нигде украинским языком не пользуется, хотя молодёжь (в отличие от людей старшего возраста) зачастую его знает – заставляли изучать в школе. Теперь о Львове. Наблюдая этот город через щёлочку в автозаке, я поразился тому, что на наши города он совершенно не похож. Вероятно, он похож на какую-то Прагу или на австрийские городки (где мне бывать, правда, никогда не доводилось). В СИЗО (зданию которого 400 лет, раньше в нём был монастырь) меня поразил разговор двух местных хлопцев. Суть этого разговора сводилась к тому, что для того, чтобы познакомиться с дивчиной, нужно быть солидным парнем, иметь заработок и т.п. Совершенно ничего похожего на типичные для русских и восточноукраинских тюрем разговорчиков о том, как "вздрючить хоря" (и множество подобного в этом роде) я там не слышал. В камере, тем не менее, большинство всё равно говорило по-русски, так как это был этап с востока в западноукраинские лагеря. По-русски разговаривал и весёлый упитанный человек, которого я поначалу принял за авторитетного бандюка, каких немало где-нибудь в Донецке. Но оказалось, что это... священник униатской церкви из Черкасс, сел за убийство жены. Как я понял, униатская церковь работает в теснейшем единстве с украинскими националистами. Пользуясь случаем, я задал попу вопрос, как он относится к Дмитро Корчинскому. (Бывший вождь украинских националистов и основатель УНА-УНСО Корчинский, со своей новой партией "Братство" антиевропейской ориентации, поддержал нас пикетом во время пересмотра дела в Верховном Суде, и подарил книги собственного сочинения). Реакция священника-униата была интересной: он моментально принял воинственный вид и перешёл с чистейшего русского языка на мову, на которой и принялся клеймить позором "предателя". Успокоиться не мог он после этого в течение часов двух, всё говорил и говорил на мове о проблемах своей церкви, время от времени обращаясь ко мне с вопросом: "ТЫ МЕНЭ РОЗУМИЕШЬ?".
Находясь в лагере в Ровенской области, я обратил внимание на то, что городские (из Ровно) там говорят тоже все по-русски, а деревенские – на мове. Хотя в состав СССР данная область вошла только с 1939 года, и до этого там по-русски не говорили. В целом же, как я полагаю, повседневно использует русский язык никак не менее 2/3 населения Украины, если считать и Западенщину. Поэтому принятый закон, "легализующий" в половине регионов ведение документации и обучение на русском – это для населения очень хорошо. Суть в том, что русский-то язык намного развитее, и литература на нём – любого содержания – просто неизмеримо богаче. Даже, например, классическая художественная литература – на украинском какая есть? Два поэта у них – Шевченко и Иван Франко. Все сочинения Шевченко одинаковые, про одно и то же: "Ридна Украина, бидна Украина". (А как отзывался о Шевченко, например, Белинский – лучше вообще не приводить). Что написал Иван Франко – никто не знает, кого ни спроси. Есть "знаменитая" писательница Леся Украинка, тома её сочинений пылятся на библиотечных полках по соседству с шевченковскими. Абсолютно никто в наше время её тоже не читает. Философ есть один – Григорий Сковорода. Правда, был он скорее не философ, а богослов масонского толка. Поскольку его идеи во многом были использованы Булгаковым при написании "Мастера и Маргариты", да и сам по себе Сковорода был типсон интересный, участвовал в разных авантюрах в Европе, – его интересно было бы почитать. Но почему-то как раз его сочинений в библиотеках и нет. Вот, собственно, и вся украинская классика. Русский, как-никак, продолжает оставаться одним из мировых языков, а украинский никогда мировым не станет.
Однако реакция на принятый закон со стороны западенских националистов была (и остаётся) весьма бурной. Руководство националистической партии "Свобода" (бывшая социал-национальная) заявило, что оно объявляет мобилизацию и будет проводить тренировки в горах. Принятие закона квалифицируется как государственная измена. При этом "Свобода" в западных областях имеет абсолютное большинство во многих местных советах. Поэтому угрозу пустой не назовёшь. Депутат от "Свободы" Ирина Фарион, демонстрируя отношение к закону, сфотографировалась с топором в руках. Юлия Тимошенко заявила, что изменников, принявших закон, она, даже находясь в тюрьме, достанет и накажет.
Можно представить, что было бы, если бы русский язык объявили вторым государственным. Но и в этом случае в отдельное государство Западная Украина не отделилась бы, так как это – дотационный регион, он живёт за счёт бюджета, пополняемого юго-восточными областями. А Европа, при нынешнем её финансовом положении, дотаций не даст.
Есть, кстати, и такое меньшинство – сторонники русского языка, выступающие за восприятие европейских ценностей. Они, пожалуй, правы. Сейчас говорят о том, что в Украине живёт 20 миллионов русских, из примерно 47 миллионов её населения (а не 18 миллионов русскоязычных, как сказал Путин). Но "русскость" и "русскоязычность" – совершенно не одно и то же. Мне понравилось, как разницу объяснил на страницах пророссийской газеты "2000" философ-правовед из Луганска А. Литвинов:
"Русскость проявляется прежде всего как способ бытия народа, живущего в сказочно богатой стране постоянно еле сводя концы с концами. "Русскость" – в произволе неконтролируемой власти, которая рассматривается как средство наживы, причём самое эффективное. "Русскость" – это миллионы служебных автомобилей с персональными водителями разных начальников и начальничков.
(Далее, в противоположность, "европейскости", это – "и президент, который ходит пешком на работу, как в Австрии, или премьер-министр, который ездит на работу на велосипеде, как в Дании (потому что почти все так ездят на работу). "Европейскость" – это один служебный автомобиль с персональным водителем, как в Швеции (у короля – для приёма иностранных гостей...")
"Русскость" – тотальная коррупция и зависимость судьбы молодого человека не от его способностей, а от толщины кошелька или должности его родителей. А ещё это страх и безропотность. И – когда нарушая (правила, законы и т. д.), ты выигрываешь".
Всё это – правда, которую вряд ли стоит оправдывать историческими особенностями развития России как гигантского сверхцентрализованного государства, удерживаемого от распада одной бюрократической властью, которая вынуждена (?) была являться "слегка бесконтрольной". Конечно, от всех этих особенностей русского менталитета необходимо избавляться. Украине, как "типично русской" (пока) в этом отношении стране вряд ли возможно будет это сделать, находясь в союзе с Россией, над которой Путин "простёр совиные крыла". То есть, нечего делать Украине в путинско-назарбаевских ТС, ЕЭП и ЕврАзЭС. Вступая туда, можно ведь не только "русскость" усвоить, но и "казахскость". Я что-то не припомню, чтобы где-то ещё в XXI веке стреляли по забастовщикам из огнестрельного оружия, как это сделал назарбаевский режим в Жанаозене, убив более 100 человек. Да вдобавок ещё и суд устроил над 43-мя участниками забастовки. Надо Украине усваивать подобные "ценности", которые в ЕврАзЭсе станут типичными? Против назарбаевского режима нужны международные экономические санкции: запретить давать займы, кредиты; запретить поставки оружия и полицейской техники. Это как минимум. А тут Украине предлагают, по сути, объявить Назарбаеву режим наибольшего экономического благоприятствования путём вступления в ТС и ЕЭП. Пусть оружие покупает, танки пусть обязательно купит – вдруг придётся в другой раз демонстрантов давить. Пусть взаймы берёт, и всемерно дальше укрепляется достойный нур-отан казахского народа.
Кстати, я бы на месте Путина, если бы желал, как он, укреплять и развивать ТС и ЕЭП, – "зачистил" бы Назарбаева уже в 2012-м году. Российским ли спецслужбам не располагать такими возможностями? Дабы петух не дискредитировал хорошие начинания в глазах, так сказать, всего прогрессивного человечества. Но куда там. Путин, как и до него Ельцин, Назарбаева всячески обхаживают – как будто бы соблюдая номенклатурную субординацию, сохранившуюся в неизменном виде со времён КПСС. Ведь Назарбаев, как старый пень советского "коммунизма", с тех времён ещё торчит! Благожелательна к баю и российская творческая, с позволения сказать, элита. Создатель двухкопеечных поделок в стиле "а-ля рюс" стоимостью в сотни миллионов долларов (из госбюджета), "дворянин" Никита Михалков был доверенным лицом Назарбаева на выборах в 1998 году, – за что в него и летели яйца после премьеры "Сибирского цирюльника" – первой из его киномакулатурного сборника ленты. А вот какова была политика в отношении Назарбаева небезызвестной "конторы", которой, если помните, руководил до первого своего премьерства обожаемый ВВП. Сперва она передала в КНБ Казахстана информацию о так называемом "заговоре Казимирчука" (Пугачёва). Мол, куда вы, казахи, смотрите: у вас под носом наши русские казачки подготавливают восстание в северных областях с целью создания независимой республики! (Не уверен, но передача информации казахам состоялась, возможно, как раз в бытность ВВП главой "конторы". В другой раз спасали Назарбая уже у себя – путём процесса в Саратове; спасали от вторжения (через непролазные Алтайские горы) лимоновских боевиков... Так что устраивать "зачистку" режиму своего вернейшего друга и союзника из-за сотни-полутора каких-то нефтяников из забытого богом и людьми городишка – конечно, ВВП не станет. Скорее, будет сам в более широких масштабах перенимать его практику.
Если помните, некогда европейские монархи, напуганные французской революцией, образовали "Священный союз", для того, чтобы давить и не пущать (а в Вольтеры давать фельдфебеля). Инициатором являлся наш государь, папашка которого тоже был вроде масона, – потому и наткнулся, вылетев среди ночи как птица из гнезда, головой на табакерку. За истекшие два века европейцы повсюду сумели-таки приструнить своих монархов – но не россияне. В России монарх снова создаёт "священный союз" реакции - но этим союзом больше интересуются монархи азиатские.
Если бы, конечно, Россия стала родиной свободы – тогда бы замыслы ТСов и ЕЭПов можно было бы только приветствовать. Причём возникшая вдруг свобода может быть либо выносима вовне, либо она будет задушена. Нетрудно вспомнить: 11 июля 1792 года национальное собрание Франции объявило ОТЕЧЕСТВО В ОПАСНОСТИ, что было равносильно признанию государством своего бессилия в борьбе с внешним агрессором (в союзе с которым были реакционные эмигранты). На всех площадях Парижа началась запись добровольцев; кто не мог записаться (по семейным обстоятельствам) – плакали от горя. Намерения врагов свободы кратко изложил Руже де Лилль во втором куплете "Марсельезы", написанной за полчаса во время банкета на берегу Рейна с прибывшими из Парижа добровольцами (а позиции неприятеля были видны на противоположном берегу):
"Что хочет она, эта орда рабов,
Изменников, сговорившихся королей?
Для кого заготовлены с давних пор
Эти гнусные путы и оковы?
Французы! Всё это для нас! О, какое оскорбление!
Какие взрывы негодования оно должно возбудить в народе!
Ведь подумывают о том, как бы сделать из нас
Таких рабов, какие были только в древности."

В национальном собрании жирондист Бриссо, доказав враждебные намерения государей относительно революции, заявил: – Пусть будет так! Мы не только принимаем вызов аристократической Европы, мы даже этим предупредили её: мы не станем ждать нападения, а нападём сами!
Нельзя не согласиться, что это была не эгоистическая война захвата чужих владений, а война, несущая с собой дыхание жизни, война, взывающая к народам: восстаньте все, кто жаждет свободы! Мы приносим её с собой! У Макиавелли есть тезис, который в наше время может показаться парадоксальным: БЕЗ ХОРОШЕЙ АРМИИ НЕ БУДЕТ ХОРОШИХ ЗАКОНОВ. Нам кажется: как это? Где армия и где законы? А между тем, именно Великая Французская революция блестящим образом подтвердила правоту этого постулата. Какую армию Макиавелли считал наилучшей? - добровольческую республиканскую армию (т.е. примерно такую, какую создали французы после объявления отечества в опасности), ибо в армии главное не вооружение, а дух. Наихудшей он считал наёмническую.
Между тем, в 1792-м году король Людовик XVI, оставаясь главой исполнительной власти, упорствовал с утверждением двух крайне необходимых для защиты революции декретов, принятых национальным собранием. Первый из них касался эмигрантов-аристократов, подбивавших иностранных монархов на интервенцию: "Если эмигранты не возвратятся к 1-му января, они будут признаны заговорщиками, судимы и приговорены к смертной казни". Второй декрет касался духовенства. Революция обязала всех священников принять гражданскую присягу, но не уклонялись от этого, и подбивали невежественную паству к бунту. Поэтому в декрете говорилось: "Гражданская присяга должна быть принята в восьмидневный срок. Те из духовенства, которые откажутся от присяги, останутся на подозрении, как бунтовщики, и будут находиться под присмотром властей. Если таковые найдутся в общине, где произойдут религиозные беспорядки, власти департамента имеют право удалить их с места жительства. Если они ослушаются, то подвергнутся тюремному заключению на год и более, если станут возбуждать других к ослушанию, то на два года. Община, в которую потребуется вооружённая сила, уплачивает все издержки на призыв оной. В существующих храмах дозволяется богослужение только оплачиваемое государством; если же найдутся лишние храмы, они могут быть куплены другими вероисповедованиями, но отнюдь не теми, в которых священники отказались принять присягу. Муниципалитеты отошлют в департаменты, а департаменты – в собрание списки священников, принесших присягу, и тех, которые отказались от неё, со своими примечаниями насчёт связи последних между собой и с эмигрантами, чтобы собрание могло принять меры к искоренению бунта. Собрание считает благодетельным явлением для народа хорошие книги, могущие просветить сельских жителей насчёт мнимо-религиозных вопросов: оно будет печатать их и награждать авторов".
Могут сказать, что второй декрет явно посягает на свободу совести и свойственен скорее для тоталитарных режимов. Но в то время, когда инквизиторские костры ещё были свежи у всех в памяти, – на это смотрели совершенно по-другому. Даже Александр Дюма, достаточно сочувственно относившийся к королевской чете, пишет, что наилучшим выходом для революции было бы не возвращать в Париж короля, пытавшегося сбежать за границу, а – помочь ему бежать как можно быстрее. "Следом нужно было выгнать всех аристократов, а за ними – и всех попов, и накрепко захлопнуть за ними дверь".
(Попробуйте-ка сейчас предложить выгнать из России всех попов...).
Поскольку король упорствовал с подписанием хороших декретов, народ 20 июня 1792 года пошёл на дворец Тюильри. Возлежавшая на пушке, которую возмущённые парижане тащили ко дворцу, Теруань де Мерикур велела навести орудие на ворота дворца – после чего их немедленно отперли. Толпа ворвалась во дворец, окружила короля и королеву, ругала и проклинала их, но не тронула. (Король, чтобы спастись, натянул на голову красный якобинский колпак). Но когда публика разошлась – король вновь отказался подписывать декреты.
Вот тогда уже настало время вмешаться ХОРОШЕЙ АРМИИ. (Мог ли 20-летний офицер ПЛОХОЙ армии сочинить "Марсельезу"?) Командир отряда марсельцев Барбару вызвал свой отряд в Париж. ("Мне нужны 500 человек, умеющие умирать"). 10 августа 1792 г. марсельцы (в действительности это были добровольцы из Авиньона), совместно с беднотой парижских предместий, захватили дворец Тюильри. Со стороны нападавших потери составили 3-4 тысячи человек, преимущественно простого народа (полезли раньше времени). Затем победители прикончили 700-800 аристократов. Но король с семейством, дабы спасти свои жизни, сбежал под защиту Национального собрания, заседавшего в том же дворце. Собрание тут же объявило о низложении короля (никакого другого выхода у него не было, хотя преобладали там конституционные монархисты). Что немедленно после этого сделал Людовик? Он потребовал себе обед, и прямо в ложе Национального собрания начал с аппетитом есть и пить вино. (Разве это не Медведев? А Путин – это Мария-Антуанетта).
Вот каким образом в ту историческую эпоху хорошая армия обеспечивала принятие хорошего законодательства. Власть должна бояться армии свободного народа. Чилийский президент Альенде принимал хорошие законы, но армия у него была плохая, в ней было чересчур много реакционного офицерства, которое Альенде не желал ни репрессировать, ни просто вычистить... И не стало в Чили хороших законов.
А какова была, например, Советская армия в эпоху позднего застоя и перестройки? Сильно ли она напоминала воинское братство свободных людей? Нет, – в ней солдаты, подобно гнусным рабам, красили по приказу начальников траву в зелёный цвет, а между собой установили свойственные рабам отношения дедовщины и педерастии. Как же, в таком случае, могли приниматься в перестройку хорошие законы? Такая же армия осталась потом и в России, и в других постсоветских республиках. В Украине армия совершенно небоеспособная, она может только стеречь рабов в столыпинском вагоне. Запуганные молокососы служат один год, и хотят только одного – вернуться по прошествии года до хаты в целости и сохранности. А мы хотим, чтобы принимались какие-то хорошие законы – хотя бы о том же языке.
Кстати сказать, если украинские западенцы создадут у себя там какие-то "силы самообороны" – то для себя там они могут обеспечить и неплохое законодательство, и сносную власть. Правда, то, что нравится им – вызывает резкое неприятие во всей остальной Украине. Украина, что сейчас совершенно явно, как единое государство не состоялась. Развалится она от первого же серьёзного толчка. В Галиции желают одного, а в Крыму – совершенно другого. Я полагаю, что не так уж важно, какие принимаются сейчас в Украине законы, потому что в исторической перспективе она не выживет как единое государство.
Жаль, конечно, что эпоха сменилась. Например, штурм Бастилии возможен был только тогда, на заре эпохи модерна. Если же, как пишет А. Майсурян, состоится (гипотетически) штурм психбольницы имени Ганнушкина – последствия будут совсем другими. Первым следствием штурма Бастилии был немедленный выезд короля в Париж, где он показывал... своё единство с народом. Королю прицепили на шляпу трёхцветную кокарду, и он приветствовал народные толпы – так же как и они его. Причём буквально тут же народ вешал на фонарях особо ненавистных чиновников. Откуда-то издалека, правда, в короля кто-то произвёл выстред, стрелка не установили, и, поскольку пуля прошла мимо – происшествию не придали значения.
В нашу эпоху – эпоху развитого постмодерна, – попытка повторить те же события имела бы совершенно другие, зачастую противоположные последствия. Если бы толпа в Москве захватила, например, Лефортово, - выехал бы Путин эту толпу приветствовать? Выехали бы танки с БТРами. А такого события, как вторжение в больницу Ганнушкина – никто вообще бы не понял. Это представили бы как мародёрство со стороны наркоманов, которые полезли за психотропными препаратами. Из Бастилии выпустили семь-восемь врагов королевской власти, из которых, по крайней мере, один-два были страдальцами за народ. Но вообще – все заключённые Бастилии считались как бы политическими, имели некий ореол. Что же до дураков в психбольнице – то их выпускать незачем, да и нельзя – под машину сразу попадут. Да и никуда они из родного дурдома не пойдут. Ещё в романе Кена Кизи "принудчик" Мерфи крайне изумился, когда узнал, что почти все пациенты психбольницы находятся там добровольно. А потому, в тех случаях? когда путинисты будут пытаться принудительно упрятать кого-то в психушку - решить этот вопрос главврачом, я уверен, не составит никакого труда. Во-первых, сами психиатры ничуть не заинтересованы в том, чтобы им "подгоняли" политических "клиентов". Во-вторых, они (по крайней мере в Москве) сохраняют достаточно большую независимость и от "конторы", и от властей. Представлять же психиатров, которым навязали "лечить" политикана, какими-то извергами и сравнивать их даже с Делонэ – это дурная традиция, заведённая "демшизой". Ничего подобного нет, да не было и раньше. Парадоксальным образом, моим соседом по нарам недавно был бывший врач психиатр из Калуги, который в своё время "лечил" Жореса Медведева. Правда, он говорит, что был тогда всего лишь молодым врачом и ничего не решал, а все решения по Медведеву принимали главврач Лифшиц и зав.отделением. Вот что об этом случае писал в те годы (конец 60-х) Солженицын, близкий приятель Медведева: "Эти убийцы в белых халатах должны быть приравнены к работавшим в концлагерях СС-овцам, но на самом деле они даже хуже, потому что те убивали газом заключённых быстро, а эти убивают своими препаратами медленно. Но совершаемое ими преступление не должно иметь срока давности!"
Между тем, от предложенного ему курса медпрепаратов (трифтазин+галоперидол) Медведев отказался, а принудительно ему никто никаких препаратов не вводил. Главврач Лифшиц приглашал его в гости к себе домой, где жена Лифшица кормила Жореса пирожками. Совершенно никакой СС-овщины, ничего зловещего не было и близко. Медведева, действительно, принудительно поместили в дурку под давлением местных партийных органов. (Брежнев и ЦК вряд ли этим интересовались). Ситуацию упомянутый психиатр мне объяснил так: Медведев был сутяжник, он себя считал великим учёным и постоянно писал жалобы во все инстанции о том, что ему якобы не дают работать; а при этом никаких научных заслуг у него не было совершенно, он ничего не открыл, а потому не был даже кандидатом наук. Интересовался же он в основном не наукой, а – кто с кем спит, кто от кого к кому ушёл, и куда кого-нибудь можно пристроить на работу (например, жену Солженицына). Впрочем, из КГБ процессом "лечения" Медведева, действительно, интересовались.
Тут надо понимать, что пойти против воли партийных органов в те годы главврач психбольницы не мог, если хотел сохранить должность. Однако и калечить-увечить навязанного им "пациента" у врачей никакого желания не было и в те годы, и не может быть также и в наше время. В советской системе бюрократической диктатуры было немало отвратительного, но никаких Менгеле у нас не существовало (кроме, разве что, профессора Майрановского, который испытывал яды на приговорённых к расстрелу), и выдумывать зловещих убийц-психиатров. В. Новодворская утверждала, что когда после ввода советских войск в Чехословакию она раскидала с балкона в Большом театре листовки со стихами – к ней в психбольнице применяли "пытку нейролептиками". Передозировка нейролептиков, без применения корректоров, действительно причиняет страдания. Однако же, нейролептики были впервые введены в медицинскую практику в 1950-х годах американцами, которые использовали их... как замену лоботомии. А американцы даже лоботомию применяли "по медицинским показаниям", безо всякого решения суда – не говоря уж о нейролептиках.
Вообще же, в 1968 году, когда Новодворскую упекли в дурдом, применение психиатрии против нежелательных элементов имело место отнюдь не только в СССР. Вот наиболее убедительный пример того, что тогда это была в мировой практике достаточно обычная вещь. 4 апреля 1968 года в Мемфисе, штат Теннесси, был убит снайпером руководитель движения за гражданские права Мартин Лютер Кинг. В организованном Кингом первом походе бедняков на Вашингтон в 1963 году участвовало 250 тыс. человек, а в апреле 1968 должен был начаться второй поход, грозивший стать намного более многочисленным, учитывая массовые протесты против войны во Вьетнаме. Различные караваны похода, что симптоматично, должны были встретиться в Вашингтоне 1 мая. ФБР под руководством Э. Гувера применило против движения Кинга множество хитроумных приёмов, которые впоследствии заимствовал и КГБ, – но результатов они не дали, поэтому Гувер в итоге отдал приказ "особо тщательно охранять Кинга, чтобы на него не случилось покушения". (Факты участия в заговоре лично Гувера приведены в книге Г. Боровика "Пролог"). Однако уже на другой день после убийства министр юстиции Рамсей Кларк заявил, что действовал убийца-одиночка, и никакого заговора не было (что он не переставал повторять и впоследствии). Однако имелось два свидетеля, видевших убийцу Кинга в непосредственной близости – муж и жена Стефенсы; и, по их словам, убийца выходил совершенно непохожим на обвинённого в этом убийстве Джеймса Эрла Рея – неудачливого мелкого уголовника, который, очевидно, лишь помогал убийце в технических деталях. Тогда Чарлза Стеыенса наскоро упрятали в тюрьму по какой-то невнятной причине (мол, он алкоголик, и нужно, чтобы до суда над Реем он не пил). А вот что пишет Боровик о его жене:
"8 июля 1968 года Грейс Стефенс была отведена двумя полицейскими, одетыми в штатское платье, в городской госпиталь в Мемфисе. Предлог для этого был избран простой – у неё после вывиха ноги болела щиколотка. Но в отделении первой помощи Грейс Стефенс почему-то попала не в руки хирурга, а психиатра. Тот без лишних разговоров обнаружил у неё "склонность к самоубийству" и с этим распорядился оставить её в госпитале, в отделении для душевнобольных. А ещё через три недели Грейс Стефенс перевезли в дом умалишённых штата Теннесси. Но вот что интересно. По свидетельству многих людей, знавших её давно, Грейс Стефенс была психически здоровым человеком и могла целиком отвечать за себя и за свои поступки. Более того, ни в одной из историй её болезни (до помещения в госпиталь) не было никаких записей, свидетельствовавших о каких бы то ни было признаках психического заболевания. Её поместили в госпиталь незаконно, как по существу, так и с точки зрения процедурных норм, требующихся в таких случаях. <...> В начале 1978 года я звонил в Мемфис, чтобы выяснить, где находится Грейс Стефенс. Мне сообщили, что её всё ещё держат в больнице для умалишённых. Её продержали там более десяти лет".
То есть, применение психиатрии в тех случаях, когда это нужно каким-то высокопоставленным деятелям во власти – вовсе не является чисто советским "ноу-хау", что, конечно, не оправдывает подобного использования. Кстати, ещё о движении Кинга: можно сказать, что в определённом смысле оно дожило до наших дней, если иметь в виду прошедшие в этом году массовые акции "Occupy Wall Street", перекинувшиеся из Америки на многие другие страны мира. Пропутинские консерваторы в прессе пишут, что на эти акции, мол, "собрали бомжей". (Как в газете "2000"). Но консерваторам следовало бы выдавить столыпинской удавкой на своём носу: бомж – это аббревиатура советского тоталитарного режима, а в Америке на марши ходят бедняки – как ходили они и в 1963-м (с Кингом), и в 1968-м (несмотря на убийство Кинга). Вот что об этом последнем марше пишет Боровик: "Координатор северо-восточного каравана – священник Джеймс Орандж. Это человек почти двухметрового роста. Вес и голос у него соответствующие.
– Если мы не добьёмся в Вашингтоне чего хотим, мы пойдём к ООН, – кричит он, и мощный голос его слышен всем. – А после ООН мы пойдём на Уолл-стрит и прихлопнем его!
– Это правда! Это правда, брат!
– Они говорят, будто мы ведём расистскую кампанию. Но мы ведём кампанию для всех бедных людей, - чёрных, белых, мексиканцев, пуэрториканцев, индейцев. Все бедные, независимо от цвета кожи или расы, должны идти с нами. И мы их приветствуем.
– Это правда! Это правда, брат!"
То есть, в этом году мы столкнулись с ситуацией, когда в Америке как бы повторяются 1960-е годы (а у них ничего подобного не было полвека!), причём воплощаются в жизнь планы, до которых у "шестидесятников" так и не дошли руки ("прихлопнуть Уолл-стрит"). Нынешняя Россия также стала изрядно напоминать Америку – только не ту, что сейчас, а ту, что была полвека назад. Поэтому у нас могут быть восприняты и специфически американские способы борьбы бедняков. Я в этом письме приводил рассуждение луганского философа о "русскости" и "европейскости". Если эти рассуждения примерить на американцев, то получится, что они тоже – "русские". Во всяком случае, намного больше, нежели "европейские". Коррупции в истории Америки всегда было в избытке, что отражено в произведениях искусства и литературы (фильм "Банды Нью-Йорка", романы Т. Драйзера). Судьба молодого человека зависела у них от толщины кошелька родителей всегда, а у нас – только в последние десятилетия. Что до "выигрыша при нарушении правил" – то Америка выросла на этом. Что касается нравов элиты – то полвека назад элита, допустим, штата Техас (потомки ковбоев, ошалевшие от как бы падающих с неба нефтедолларов) вела себя точь-в-точь как российская бандитская элита 90-х. Кто-то из руководителей американских спецслужб когда-то сказал, что американцы и русские очень похожи. Когда я высказывал где-нибудь это мнение – люди обычно не соглашались, даже возмущались: мол, совершенно не похожи. Я же, однако, думаю, что похожи – если не во всём, то весьма во многом. Может, "страха и безропотности" у американцев меньше. Но что показательно: у российской молодёжи легко и "не проблемно" привился отнюдь не европейский, а именно американский способ существования молодёжи. В тюрьме, на кого ни посмотришь из молодых – сплошные Бивисы и Батхеды. Раньше наша "русскость" происходила от немецкого Ordnung'а, а теперь она происходит от американского Hollywood'а. В Европе молодёжь несколько по-другому живёт, у нас европейское не прививается (кроме, главным образом, скинхедства).
На этом пока буду заканчивать. Благодарю написавших мне Д. Старикова, Н. Низовкину, Т. Стецуру, А. Зимбовского; всем им привет, и остальным тоже. Конечно, в ситуации, когда над нашими просторами по-прежнему разносится зловещее путинское крякание – всем нелегко; поэтому крепитесь.
С искренним уважением, Илья Романов.
31.07.2012 г."

РЕДАКЦИЯ "СВОБОДНОГО СЛОВА" – ИЛЬЕ РОМАНОВУ (14 июня 2012 г.).
"Добрый день, Илья!
Новых писем от Вас пока не получали. Последнее полученное от Вас было датировано началом декабря прошлого года...
Вскоре у Вас будет день рождения. Поздравляем – вся редакция "Свободного слова", и знакомые Вам активисты ДС, – и очень хотели бы пожелать, чтобы этот день рождения оказался для Вас последним, отмеченным за решеткой. И не потому, что вскоре после Вашего освобождения как раз ожидается конец света. :)
Дополнение Дмитрия Старикова:
"Смотрел по TV голосование в вашей Раде насчёт русского языка. Рад, что он прошел. А как по-твоему?"
Дополнение Надежды Низовкиной:
"Добрый день, Илья, ваш нынешний день рождения пришёлся на важный год в истории. Сейчас легко и впасть в разочарование, и в преждевременную радость. На самом деле сегодняшние дни – всего лишь видимый результат подготовленного годами. Желаю вам принять участие в выборе нашей судьбы."
Дополнение Татьяны Стецуры:
"Воздух на воле разит тюремным, а иногда и могильным холодом. Сейчас больше, чем раньше. Поэтому мы сейчас дышим одним воздухом. Пусть его изменит ветер нашей свободы!"

РЕДАКЦИЯ "СВОБОДНОГО СЛОВА" – ИЛЬЕ РОМАНОВУ (29 декабря 2012 г.).
"Добрый день, Илья!
Получили Ваши письма от 20.10.2011 и 2.12.2011...
Насчет Вашего вопроса – "не привлекает ли ваш сайт в И-нете к себе чрезмерного внимания?" – точно отвечать сложно, но скорее, все-таки, нет (увы? :) потому что он находится в зоне интернета "ру", в которой его ликвидировать проще простого. И если бы привлекал – давно бы уже его ликвидировали. Например, форуму.мск (на котором публикуются из авторов "Свободного слова" и А. Зимбовский, и Д. Воробьевский, и А. Майсурян, и Н. Низовкина) пришлось пару лет назад переехать из зоны "ру" в международный домен интернета.
Насчет Брейвика – Ваша точка зрения вполне основательна и выглядит убедительно. Вот только немножко удивляет, чем Ваше сочувствие заслужила Норвежская рабочая партия (НРП), которую Вы относите к "марксистам, которых больше всего ненавидел Брейвик".
Когда-то, лет 90 назад, это была вполне революционная партия, выдвигала Ульянова на Нобелевку мира и даже входила в Коминтерн, но ведь с тех пор она прогнила до мозга костей. Лев Троцкий писал в 30-е годы: "Норвежская рабочая партия принадлежала раньше к Коминтерну, потом порвала с ним... но не вошла и во Второй Интернационал, как слишком для неё будто бы оппортунистический... При первом соприкосновении с верхами партии на меня пахнуло духом затхлого консерватизма, который так беспощадно обнажён в драмах Ибсена. Центральный орган партии "Арбайтербладет" ссылается, правда, не на Библию и не на Лютера, а на Маркса и Ленина, но остаётся насквозь пропитан той филистёрской ограниченностью, к которой Маркс и Ленин питали непреодолимое отвращение... "Социалистическое" правительство главную свою амбицию полагало в том, чтоб как можно меньше отличаться от своих реакционных предшественников. Вся старая бюрократия оставалась на своих местах." Так было в 30-е годы, и ведь с тех пор эта партия только регрессировала... Программа этой партии – создание в Норвегии "потребительского рая" – хотя бы и за счёт всего остального мира. То есть создание того, о чём метко сказал Гамлет: "Вот он, гнойник довольства и покоя. Прорвавшись внутрь, он не даёт понять, откуда смерть". Ну вот смерть уже и явилась – пока что в ограниченном масштабе, на острове Утейя, и в лице ультраправого Брейвика. Так сказать, старуха с косой послала НРП и норвежцам своего вестового с предупредительной повесткой. Будет продолжаться та же политика – Безглазая явится во всей красе и в масштабах всей страны фиордов, а то и всей Европы...
Далее Вы пишете: "Происхождение пассионарности и причины её утраты – вопрос очень тёмный, и единственное, что мы пока можем сказать – что всё это действительно существует. Я, правда, Гумилёва не читал, так как он мне не попадался, и о его учении знаю только по цитатам. Возможно, что он подошёл весьма близко к пониманию сути деградации."
Честно говоря, что-то загадочное и таинственное в природе пассионарности усмотреть сложно. Ведь Вас же не удивляет, что когда возник социальный заказ на идеи "борьбы цивилизаций" – появился Хантингтон, а когда возник социальный заказ на идеи и практику типа Брейвика – появился Брейвик? Точно так же когда в обществе возникает социальный заказ на пассионарность – появляются пассионарии, то есть её носители. Будь то красные революционеры в XIX веке, или первые христиане в Римской империи, или мусульмане в эпоху создания первого Халифата.
Вы замечаете: "Гумилёв свой термин вроде бы и употреблял только применительно к народам, но не к отдельным личностям".
Нет, возможно, не слишком глубоко зная теорию Гумилёва, можно точно сказать, что он употреблял термины "пассионарии" и "субпассионарии" (это – полная противоположность пассионариев, такие гедонисты-эгоисты) в отношении отдельных людей. Гумилёвское же приложение понятия "пассионарность" к НАРОДАМ, наоборот, сильно всё запутывает. Это понятие вернее прилагать не к народам, а к СОЦИАЛЬНЫМ ГРУППАМ. И при этом воспринимать его в динамике, а не как нечто неизбывно им данное.
Ещё Вы пишете: "Но с некоторыми рассуждениями в статье я не согласен. Нельзя сказать, что центральная власть в элите постоянно убывает. Если дряхлеющая "элита" чувствует для себя угрозу – она выдвигает диктатора, например из числа реакционных военных, и центральная власть возрастает. Латинской Америкой почти весь ХХ век управляли диктаторы. Хотя теперь с этим покончено..."
Думается, что Вы оценили немножко не тот параметр, о котором шла речь. Диктатор может быть довольно жесток и крут по отношению к внеэлитарным слоям общества, к врагам элиты, но в статье-то оценивалась, как Вы сами написали, его "власть в элите", то есть ВНУТРИ элиты. Например, вот известный указ Петра Первого от 1709 года: "Нами замечено, что на Невском першпективе и в ассамблеях недоросли в нарушении этикету и регламенту штиля в гишпанских камзолах и панталонах щеголяют предерзко. Господину полицмейстеру Санкт-Петербурга указую, впредь оных щеголей с рвением великим вылавливать, сводить в часть и бить кнутом, пока от гишпанских панталон зело препохабный виде окажется. На звание и именитость не взирать, а также на вопли наказуемых".
Теперь представим, что подобный же указ в приступе умственного помрачения вздумал бы настрочить – но не Пётр, а Павел Первый. Скорее всего, апоплексический удар табакеркой в висок случился бы у него в следующую же за этим ночь... Потому что такого рода властью, как Пётр, в отношении элиты (дворянства), Павел уже не располагал. И не мог располагать, хоть его и клеймили (дворяне) "самодуром" и "тираном".
Все приветы от Вас, бывшие в письме, переданы адресатам. К письму прилагается номер 187-й номер "Свободного слова", распечатка Вашей заметки, распечатки некоторых других статей.
Желаем Вам стойкости, крепкого здоровья и – так же стойко встретить свободу, как Вы встретили арест."
Дополнение Надежды Низовкиной:
"Добрый день, Илья! Почитала вашу дискуссию о пассионариях. Вот как я это понимаю: пассионарные народы действительно существуют, и это доказывается сравнением разных народов в одинаковых условиях и событиях. Революции происходят везде, но настойчивость и самодостаточность людей явно различаются. Пассионарность русского народа не особенно высока: большая наивность, наслаждение "светлой минутой", в которую их и обманывают "истинные пассионарии", т. е. вожди. В других народах – я рассматриваю и национальные республики России – такой беспомощной веры в вождей меньше. Но я считаю, что пассионарность народов изменчива, к лучшему или к худшему. Иными словами: чем выше пассионарность народа, тем меньше "истинные пассионарии" ему нужны, тем более самостоятелен каждый человек – и, в частности, революционер. Вот этого мы и должны добиться.
Желаю вам бодрости."
Дополнение Татьяны Стецуры:
"Здравствуйте, Илья! Мы с Надеждой в Москве. Пока здесь волнения, пытаемся повлиять на их результат. В регионах сейчас тоже неспокойно, но добиться чего-то оттуда очень маловероятно. К вашей переписке о пассионарности применительно к настоящему моменту добавлю, что деградация наступает в среде пассионариев: по разным причинам они утратили смелость и самоотверженность. В этой теории есть еще категория гармоничников. Это те, что стремятся примкнуть к пассионариям, но сами глобальных целей не ставят. Это весь тот народ, что пришёл на прошедшие митинги, он не стремится к самоорганизации, а только делает ставки на измельчавших лидеров.
Всего доброго! Не растеряйте свою пассионарность! :)".

ИЛЬЯ РОМАНОВ – РЕДАКЦИИ "СВОБОДНОГО СЛОВА" (2 декабря 2011 года).
Илья Романов "Добрый день!
Из полученных от Вас на протяжении 2011-го года писем мне стало понятно, что ни одно моё письмо до вас не доходит (последнее, как Вы пишете, было получено в феврале). На самом деле, писал я неоднократно, но происходит нечто не совсем понятное. Одно письмо написал вам в апреле, бросил в ящик. Однако через месяц оно было вдруг мне возвращено, без объяснения причин, причём на конверте уже стоял штамп колонии и выходящий номер (516/151), но сам конверт не был заклеен. Я предположил, что, возможно, допустил какие-нибудь слишком резкие высказывания по поводу каких-то властей, по причине чего администрация и не хочет его отправлять. В начале лета написал другое письмо, также бросил в ящик. Но и его мне вернули, опять-таки через месяц, уже под предлогом того, что стоимости почтовой марки якобы недостаточно. Хотя это была стандартная марка с буквой "N", её вполне должно было хватить, так как повышения почтовых тарифов по СНГ не было. Я на всякий случай доклеил ещё одну такую же марку, дописал ещё кое-что и отправил вновь. На этот раз письмо мне уже не возвращалось. Было это где-то в августе. Ещё одно письмо отправлял вам в октябре, также с двумя марками. Его тоже не возвращали, но, судя по всему, и эти письма вами получены не были. Этому может быть несколько объяснений:
1. Плохая работа почты. В последнее время в украинских газетах публикуются письма читателей, которые жалуются, что письма в Россию практически не доходят, в том числе и заказные, а в лучшем случае идут два месяца. Так что жители Украины начали уже пересылать письма в Россию через Германию и Китай. Тогда доходит и быстрее, и, главное, надёжно. Так как с властями этих стран украинское почтовое ведомство конфликтовать боится. То же самое у меня происходит не только с вами, но и с другими адресатами в России, но они некоторые письма всё же получают.
2. Усиление контроля спецслужб за Интернет-пространством. Поскольку мои письма выкладываются на сайте "Св. слова", к этому могло быть привлечено внимание российской либо украинской госбезопасности, которые, вероятно, рассматривают такие публикации как "пропаганду терроризма". Спецслужбы могли выразить неудовольствие украинской Пенитенциарной службе, а та, в свою очередь, дала "ценные указания" администрации колонии. Кстати, уместно вспомнить, что и потерпевший по моему эпизоду уголовного дела, полковник СБУ Игорь Викторович Коновалов, получивший травму куском взорвавшейся мусорной урны, – возглавлял с 2005-го года Департамент специальной связи и защиты информации (аналог российского ФАПСИ). Контроль за Интернетом – это их компетенция. Уж не знаю, находится ли пострадавший от террористов полковник на этой должности и поныне.
3. Усиление произвола администрации колоний. Вообще, у "оранжевого" режима Ющенко достижений почти никаких не было, кроме двух. Первое – вывод украинского контингента из Ирака (это единственное выполненное им предвыборное обещание). Второе – улучшение положения зэков в лагерях. В материальном плане это улучшение было достигнуто, конечно, за счёт самих же зэков – вернее, их родственников. (Снятие ограничений на посылки и передачи). Но зато хоть зэки перестали в колониях умирать в огромном количестве, а при Кучме они дохли, что мухи. За год в каждой колонии умирало по нескольку сот человек, главным образом от дистрофии, плюс туберкулёз. "Нормально" было, если умирало за год 10% обитателей лагеря. Но были и "особо прославившиеся" колонии. Например, неоднократно приходилось слышать рассказы о том, как в ИК № 60 (Луганская обл., Славяносербский р-н) в зиму 1999-2000 г. умерло более 370 человек, хотя колония рассчитана всего на 600. А один из встречавшихся мне рецидивистов, сидевших в то время в этой колонии, утверждал даже, что из 600 лагерников умерло более 500. Этапами, говорит, в колонию только подвозили и подвозили... Трупы штабелями складывали в заледеневшей бане, один на другой. Начальником колонии в то время был Мамед Магомаев, по национальности дагестанец. Он не только не был наказан "за геноцид", но получил повышение в звании, а в настоящее время возглавляет ИК № 81 в Винницкой области. Также при "оранжевых" перестали зэков забивать, что сидоровых коз, хотя в массе своей они остались такими же бесправными рабами, как и раньше (и по сей день). На переписку осуждённых при Ющенко внимания большого не обращали; можно было, например, писать статьи на политические темы (в том числе ругающие "оранжевый" режим), и отправлять через цензуру. Сейчас, при Януковиче, статьи через цензуру уже почти не доходят. Знатоки политологии считают, что наступление на свободу слова сегодня в Украине соответствует примерно началу путинского правления в России. Администрации колоний, вероятно, также никто больше не журит за нарушение прав осуждённых на переписку. А скорее всего, их даже поощряют в этом направлении. Какая из трёх возможных причин недохождения писем имеет место в действительности – будет ясно после получения (неполучения) вами этого письма, так как его отправляю помимо цензуры. Хотя возможность такая представляется нечасто. Если вы его получите – значит, мутит воду, скорее всего, лагерное начальство (с чьей-то более высокой подачи).
Конечно, можно было бы ещё предположить, что это в Москве ФСБ-шники начали расхищать приходящую на ваш адрес корреспонденцию. Но ведь раньше-то такого не было, хотя Путин Россию "подморозил" до нужного градуса уже давно, а Янукович только ещё начинает это делать.
Например, в Донецке уже более двух месяцев бунтуют чернобыльцы. Пенсия у них раньше составляла около 7 тыс. гривен, теперь же её решили сократить до 5 тысяч. А на руки выдали в октябре всего по тыще триста. Притом что у чернобыльцев уходит до 2 тыс. в месяц только на лекарства. Недовольство чернобыльцы выражают, живя в палатках около областной администрации. И вот недавно прокуратура Донецкой области заявила, что заводит уголовные дела на 27 участников этой акции протеста. Начальство решило: в тюрьму их. Такова благодарность Родины за то, что спасали в своё время страну от радиации, лишившись здоровья. "Родина слышит, Родина знает". Зато депутаты Верховной Рады получили в текущем году, в плюс к официальной зарплате, по 160 тыс. гривен "на оздоровление". Работа-то у них дюже вредная. Собрались было депутаты ВР в августе отменить льготы чернобыльцам и "афганцам" (МВФ-то требует бездефицитного бюджета!), а те устроили под стенами парламента такую акцию протеста, что депутаты струсили, занервничали. (Как после этого не оздоровиться?). Распорядились возвести вокруг парламента бетонный забор (дабы никто не смог беспрепятственно подойти к его стенам). А когда депутатов начали стыдить, спикер Литвин повёл себя подобно Людвигу Аристарховичу из "Нашей Раши": "И кто же этот забор построил? Мы обязательно найдём эту фирму, ведущую незаконное строительство, мы её накажем!" Вскоре выяснилось, что строительство было оплачено из бюджета ВР. Интересно, что в "нэзалэжной" даже у парламентариев, оказывается, психология хуторянского салоеда, который, конечно же, никогда "нычОго нэ брав". А "що нэ зъист, то пиднадкусывает". Но в Киеве в конце лета чернобыльцы "пиднадкусить" свои льготы не дали. А это воодушевило и другие категории населения, в том числе в регионах.
В Украине и раньше всегда политическая жизнь была более бурной, если сравнивать с российским стоячим болотом. Всю первую половину двухтысячных Киев сотрясали акции протеста, на которые выходили сотни тысяч. За время правления Кучмы олигархи присвоили 70% национального богатства Украины (для сравнения: в России – 27%), а народишко мечтал о зарплате в пятьдесят баксов. Но когда выяснилось, что дельцы "оранжевой революции" оказались политическими напёрсточниками, – то и в Украине воцарилась социально-политическая апатия, длившаяся годы. Сейчас она начинает проходить. Конечно же, Януковичу никак не удастся выдрессировать украинцев так, как Путин вздрючил россиян. Украинськи хлопчики всегда будут требовать своего.
Тут надо заметить, что при Януковиче открыто правит крупный капитал (олигархия) в самом разнузданном неолиберальном смысле. В то же время, если бы к власти два года назад пришла Юля – то она, скорее всего, проводила бы "путинскую" политику, подчинив олигархов государству. Несомненно, жилось бы легче и "маленьким украинцам", и мелкому бизнесу (который правительством Азарова сведён на нет), и работникам масс-медиа (на которые начались наскоки цензоров). Однако, большого сочувствия к юлиным страданиям за решёткой при этом не замечается. Пока она со своей командой находилась у власти – у неё было достаточно времени, чтобы изменить ситуацию во всех областях. Но они занялись в первую очередь собственным обогащением, никаких реформ не проводили (хотя свой приход к власти громогласно объявили "революцией"). Поэтому Юля, вместе с Луценко, пожинают сейчас плоды того, что сами посеяли. Должностные преступления, в которых их обвиняют, они несомненно совершали. Хотя, разумеется, постсоветская "элита" никогда и нигде не различала своего и государственного кармана. Начало этой нынешней уголовно-политической котовасии было положено летом 1996 г., когда Юля обдурила российское Министерство обороны на 298 млн долларов, и Газпром – примерно на полтора миллиарда $. Таким образом, формально и нельзя было бы сказать, что Юля обворовала украинский народ, так как она обвела вокруг пальца россиян. Но россияне делали поставки под государственные гарантии возвращения долга, которые дал тогдашний украинский премьер, международный аферист Павел Лазаренко, гражданин пятнадцати государств. В январе 2009 г. Путин с Тимошенко, встретившись в интимной обстановке, договорились украденные Юлей полтора миллиарда заложить в стоимость будущих газовых поставок. Расплачиваться за юлины долги пришлось бы "биомассе"... Вообще, в истории подобное происходило разве что на исходе абсолютизма. Когда Марии-Антуанетте предложили купить бриллиантовое ожерелье за 150 миллионов, гуманная королева сказала: "Но мне бы не хотелось, чтобы бедные французы платили за мои прихоти". Министр же финансов произнёс весьма зловещим тоном: "Не беспокойтесь, ваше величество, ВЫ ЗАПЛАТИТЕ". И действительно: прошло не так уж много лет, и плата была положена в корзину гильотины.
Парадокс нынешней исторической ситуации заключается в том, что Янукович с Азаровым проводят экономическую политику, какую стал бы в России проводить Медведев, не будь он беспомощным "гадким путёнком". Но Медведева цивилизованный западный мир одно время на все лады расхваливал как "либерала". Януковича же весь этот мир проклинает как диктатора, установившего "авторитарный, тоталитарный, деспотический и тиранический" режим - за то, что отправил на нары вороватую Юлю.
Хотя для того же Евросоюза Янукович в действительности должен подходить куда лучше Тимошенко. Во-первых, он продолжает, робко, как провинившийся школьник в кабинет директора, стучаться в дверь объединённой Европы. Несмотря на официально объявленный внеблоковый (но не нейтральный!) статус Украины, количество мероприятий, проводимых совместно украинской армией и НАТО, выросло (в среднем на протяжении года) почти в 10 раз. К тому же Европа может не опасаться таких "сюрпризов", как "газовая война" начала 2009-го года. Казалось бы, уж для Европы-то Янек всем хорош. Америкосам – тем, конечно, хотелось бы видеть во главе кого-нибудь из необандеровцев. По подсказке жены – сотрудницы американского Госдепа – Ющенко делал Героями Шухевича, Бандеру и др. Но если американцев это радовало, то в отношениях с поляками (тоже европейцами) вызывало напряжённость, так как в годы войны бандеровцы на одной только Волыни (Луцкая обл.) вырезали 100 тыс. человек мирного польского населения, включая зверски уничтоженных женщин и детей. Поэтому в Польше годовщина Волынской резни является официальным государственным днём памяти (о чём, вероятно, не знают Стомахин и Воробьевский, которые о бандеровцах почему-то говорят как о "европейских гуманистах", наподобие философа Вольтера). При Янеке же насаждение бандеровщины прекратилось, что должны с удовлетворением воспринять в Европе и в Израиле. (Бандеровцы не упускали случая и "жыдив пидрызати").
Однако для цивилизованных демократов свет клином сошёлся на Тимошенко. Не отталкивает их ни многомиллиардное воровство (2$ млрд Юля спрятала в оффшорном банке на тихоокеанском острове Науру), ни даже то, что в случае экстрадиции в Украину П. Лазаренко Юле могут ещё предъявить и финансирование заказного убийства депутата Евгения Щербаня. (Об этом есть данные у американского следствия). Тем не менее, зачем-то демонизируют угодливого Янека как "тирана" и "диктатора". Каддафи, когда, видя в 2003-м судьбу Хусейна, позволил английскому, французскому, итальянскому, немецкому, испанскому капиталам поучаствовать в доходах от ливийской нефти - сразу стал у них хорошим. Когда он приезжал в эти страны с визитом, его приветствовали главы государств. А потом всё равно припомнили, что Каддафи когда-то и самолётики взрывал, и бомбы на НАТОвские дискотеки подкладывал. Янукович же в те далёкие годы только пыжиковые шапки с прохожих срывал. А их уже чуть ли не наравне начали ставить.
Может, дело в живучести стереотипов? В банальной воровке Юле, невзирая ни на что, продолжают видеть "проевропейского политика", а в мелком уголовнике Януковиче – "промосковского"? Полагают, что Янек потихоньку норовит втянуть Украину в Таможенный Союз (ТС), а в перспективе – в Евразийский Союз (восстановленную Российскую империю)?
Пропаганда за членство в ТС ведётся в Украине весьма интенсивная. Путин сулит Украине экономическую выгоду от этого в 9$ млрд ежегодно (видимо, умалчивая, сколько всего здесь заберут российские олигархи). Если выгода Украине и будет, вступать в ТС ей всё равно не следует (по моему сугубо личному мнению). Реальные демократические свободы здесь не задавили до такой степени, как в России и Казахстане, где действуют "антиэкстремистские" законы о разжигании социальной розни. В назарбаевском ханстве и вовсе убивают профсоюзных активистов прямо на рабочих местах. В "процветающей" путинской России за несколько строчек в Интернете реально загреметь на нары. Слава салу, в Украине ничего такого ещё нет. Чернобыльцев в Донецке пугают уголовным преследованием, но, я полагаю, вряд ли решатся. Хотя многие российские демократы наверняка поддержат идею чернобыльцев посадить. Логику можно представить следующую. На кой чёрт в вонючем совке, где умели только лаптём щи хлебать, вообще взялись строить какой-то "мирный атом"? Разве его способны построить колхозники-навозники? Вот вам и результат. Поэтому ликвидаторам надо не компенсации сейчас требовать, а не надо было атомных станций строить. А платить за преступления советского тоталитаризма незалэжная Украина никак не должна (равно как и демократическая Россия, когда она таковой станет). Ну, последняя может разве что полякам заплатить, миллиардов сто, за Катынь, – но никаким чернобыльцам платить не надо, так как не за что. А то совки думали, что можно радиацией нагадить на весь мир – а убирать за собой не нужно?! Как на...рали, так и убрали за собой, и всё. Грязь же убирать может только быдло, для того оно и природой предназначено, для того и существует. А что оно от радиации болеет – так быдло всегда болеет, вечно оно лечится, вечно чего-то просит. Да и не болеет оно вовсе, а придуривается. Оказалось, вред радиации был в своё время наукой преувеличен. Полагали, что чернобыльцы быстро сдохнут, а они живут и живут. Поэтому страху на них нагнать будет очень не лишне. А то они захотят столько же льгот и компенсаций получать, сколько богатые получают. Тогда как в разрыве доходов между бедными и богатыми плохого ничего нет. Есть только хорошее.
В Таможенном же Союзе предусмотрены и наднациональные органы управления, через которые вполне реально покончить и с украинской демократией, с которой пока ещё благополучно. Антиэкстремистское законодательство никто ещё не ввёл. Можно материть президента, ментов, СБУ-шников, устраивать демонстрации. Всё это представляется важным сохранить. В ТС же с несогласными разговор короткий. Правда, Лукашенко развёл у себя слишком много социальных гарантий, поэтому ТС-ЕЭП устроило белорусам "кризис в отдельно взятой стране", и Луке вскоре дадут пенделя, заменят на более удобного.
Пусть лучше Украина продолжает бесплодно скрестись в дверь Евросоюза, куда её всё равно никто не впустит. Кстати, как я уже упоминал когда-то (но нелишним будет вспомнить ещё раз) – в 2002 году, в ходе акции "Восстань, Украина!" двое моих подельников (А. Герасимов и Е. Семёнов) были по межпартийному соглашению прикомандированы в личную охрану Тимошенко. А все остальные являлись активными участниками акции. Когда после прихода "оранжевых" к власти мать А. Яковенко прорвалась к Юле на приём, та произнесла единственную фразу: "А что, разве они до сих пор сидят?". Но ничем совершенно не помогла. Даже когда в Верховной Раде было голосование за амнистию нам, Юля от участия в голосовании уклонилась. Впоследствии, поскольку у меня в деле чисто уголовных эпизодов нет, а только политика (хотя и повстанческая, но они же сами призывали Украину восстать), – то я пару раз писал Юле в индивидуальном порядке, особенно когда председателем Верховного Суда стал БЮТовский депутат. Никакого ответа получено не было. (Как, впрочем, не было ответа и от двух других "вождей" акции "Восстань, Украина!" – председателя Соцпартии Мороза и Компартии Симоненко). А Ющенко, который присоединился к той акции последним, многократно отказывал в помиловании. Вот таким циничным образом поступают эти гнусные политиканы, по которым гильотина плачет: сперва голосят, когда рвутся к власти: "Восстаньте! Поднимитесь с колен!". А когда дорвались до власти, кричат другое: "Да это же террористы! Борьба с международным терроризмом – приоритетная задача!".
Поэтому хотелось бы, чтобы по кармическим законам иуды получили бы своё вознаграждение. Так что чем дольше прокукует Тимошенчиха на нарах, тем будет справедливее. Юрик Луценко – тот хоть голосовал нам за амнистию. Но, долгие годы возглавляя МВД, хорошего ничего не сделал. Менты как пытали, так и продолжали пытать; как взятки вымогали, так и продолжали вымогать. Сам же Луцик возомнил себя барином, прославился петушиной драчливостью, в том числе в пьяном виде. Теперь тоже отведает тюремных нар. Кстати, оба они, как и другие представители "оранжевого" Кабинета Министров – бывшие "комсомольские вожаки". Последние могикане советской, с позволения сказать, "элиты".
Беспринципность у этого поколения номенклатуры в крови. Российские правители расплодили олигархию, возводят памятники Ельцину, Колчаку и Столыпину, но при этом повадились продавать оружие в Венесуэлу и на Кубу, размещать ракеты во Вьетнаме. Проклиная сатанинский коммунизм, заручаются поддержкой бывших советских сателлитов. В советские времена они в мировом истеблишменте слыли представителями могущественной державы, но лично нищими. Потом они стали нуворишами, но из разорённой и опущенной страны. А сейчас полагают, что пробил их звёздный час. И сами при капитале, и подвластная держава уже позволяет себе огрызаться на прежних хозяев. В родном свинарнике тоже благодать: можно "экстремистов" топтать, как заблагорассудится. Украинская пророссийская пресса просто от восторга захлёбывается, рассказывая о "динамичном развитии" "старшего брата". При Ельцине, мол, средняя зарплата была 60-70$, а сейчас, якобы, 700-800$. Даже забытая богом и людьми Мордовия зацвела пышным цветом. Если и россияне так же считают, то, конечно, с радостью выберут в очередной раз "национального лидера". Много воды утекло с тех пор, когда он был общипанным п'Утёнком с сортирными шутками, топил станцию "Мир" и "Курск", убирал базы с Кубы и из Вьетнама. Ныне он, подобно Рейгану, грозит разместить российские военные объекты на Луне. Конечно, выберут; даже и сомневаться нечего.
Я как-то в 1980-х годах слушал по одному из зарубежных "голосов" размышления о левых и правых диктатурах. Утверждалось, в частности, что левые диктатуры (как в Советском Союзе) существуют по историческим меркам долго, а правые - недолго. Однако правой путинской диктатуре не видно ни конца, ни края. Не видно и какого-то объединения политических сил, которое могло бы этот режим победить. Конечно, режим "петляет", подобно некоторым другим существовавшим ранее правым диктатурам. К примеру, в Бразилии в 1930-м году в результате переворота пришла к власти фашистская партия "интегралистов". Казалось бы, ну что за фашизм может быть в Бразилии, где в некоторых штатах до 80% негров, а в целом подавляющая часть населения – мулаты? Однако, эти ребята позаимствовали у Салазара идеологию "нового государства" ("эстада нова"), и в подражание европейским коллегам маршировали в зелёных рубашках, вскидывая руки с криком "АнауЭ!" (данный боевой клич был ими позаимствован у местных индейцев). Но в 1944 году, поняв, что фашистские державы терпят поражение, предводитель интегралистов Варгас также объявил войну Германии и Италии, отправив даже в последнюю бразильский экспедиционный корпус воевать под началом американцев. Узнав об этом, в Бразилию возвратились из эмиграции многие видные антифашисты (как, например, писатель Жоржи Амаду - отец "генералов песчаных карьеров"). Но лишь ворота тюрьмы оказались гостеприимно раскрыты перед ними. Так же кругляет и российская власть. То, по настоятельным просьбам зюгановской общественности, садят в тюрьму Стомахина за то, что у него глаза горят лютой злобой ко всему советскому. После этого было бы логично поставить памятник Брежневу, а ставят... Ельцину. Потом начинают дикую пиар-компанию в честь юбилея Столыпина, за которым, как за назойливой мухой, долго гонялись революционеры и в конце концов прихлопнули. А вслед за тем продают Кастро и Чавесу оружие, которым, возможно, будет прихлопнут какой-нибудь местный Столыпедро в Колумбии. Такое вот отсутствие цельности – отличительная черта постмодернистской эпохи.
Совершенно не могу понять, на чём в эпоху постмодерна держатся диктатуры. Раньше они всегда держались либо на штыках (армии), либо на массах. Для массы краеугольным камнем является идентичность ("мы – рабочие", "мы – немцы", и т. п.). Во времена постмодерна таких идентичностей уже нет, общество подвергнуто тотальной сегментации ("мы – рэперы", "мы – байкеры", "мы – правильные пацаны", "мы – гламурные девочки", и т. д. и т. п.). Сперва в каждой из этих локальностей, от Бутырки до гей-клуба, крутился один только Жириновский ("в одном флаконе", всюду свой). Так на то он и политический клоун, предводитель бизнес-клуба, замаскированного под партию. В последние же годы и сам Великий Путин стал следовать примеру своего ловкого подмастерья. Однако ведь подобным образом можно только выкручиваться – а прочной, добротной диктатуры не установишь. Силовой аппарат – тот да, гипертрофирован, на Кавказе обучен борзости, хотя это всё полицейские части, а на армию как таковую надёжной опоры у режима, вероятно, нет (по крайней мере в настоящее время). Очевидно, социальная сегментация гораздо больше ущерба наносит народным низам (беднякам), которые пока не научились её преодолевать.
На этом программу "Раздумья и размышления" пока заканчиваю. Поздравляю всю редакцию "Св. слова" с наступающим 2012-м годом! Близящийся Новый год, кстати, у меня должен быть в тюрьме последним (по текущему сроку, по крайней мере). За две недели до конца света (по календарю майя) выхожу на свободу. России как стране в целом надо бы пожелать какого-то фундаментального сдвига (коль скоро таковой окажется возможен). Мировой "элите" – обломать зубы на следующем после Ливии "объекте". Одной ливийской нефти им для поддержания у себя порядка (которого уже нет) не хватит...
Большой привет Люзакову, Деревянкину, Зимбовскому, Фрумкину, Старикову, Стецуре, Низовкиной и остальным.
С искренним уважением, Илья Романов.
02.12.2011 г."

ИЛЬЯ РОМАНОВ – РЕДАКЦИИ "СВОБОДНОГО СЛОВА" (20 октября 2011 года).
"Добрый день!
Получил Ваше письмо от 07.09.2011 г., или, вернее, записку, в которой выражается сожаление, что давно от меня нет писем (с февраля), с дописками и добрыми пожеланиями от членов редакции "Свободного слова". С письмом пришел и №184 "Св. слова", а также статья из Интернета...
Получал я все отправлявшиеся Вами письма и материалы и ранее. Осмелюсь сказать, что ответы на них я хотя и писал, – видимо, слишком уподобился Пушкину. По крайней мере, мне видится такое объяснение. Встречный вопрос Вам: получили ли письмо, которое я отправлял Вам в августе (то ли в начале месяца, самое позднее в середине)? По времени должно бы уже дойти. Правда, в украинской прессе попадаются письма читателей, жалующихся, что письма из Украины в Россию идут по нескольку месяцев и нередко теряются. Но лично я до последнего времени не сталкивался со слишком уж вопиющей халатностью почтовых работников. Не привлекает ли ваш сайт в И-нете к себе чрезмерного внимания?
Рискну высказать некоторые мнения по поводу присланных в этот раз информ. материалов.
1. В №184 "Св. слова" немало внимания уделено неслыханному злодеянию Андерса Беринга Брейвика. В чём вы правы – это в том, что событие это действительно знаковое, то есть знаменующее открытие некоей новой эпохи. Главное – понять, в чём заключается новизна. Сравнивать, как Д. Стариков, Брейвика с Д. Богровым бессмысленно – ничего общего между этими личностями нет. Кстати, на 100-летие убийства Столыпина в Киеве воздвигали символический (бутафорский) памятник Богрову. Что за политсила устроила эту акцию – не знаю, но мысленно с ней солидаризуюсь. Думаю, что многие её бы одобрили даже из числа людей, далёких от политики – а только взирая на то, какую похотливую возню вокруг Столыпина устроили Путин, Михалков, Табачник (в Украине) и другие отталкивающие персонажи. Так же, думаю, что и называть Брейвика "берсеркером" было бы, мягко говоря, натяжкой. Берсеркеры – чистый продукт скандинавской традиции. На психику берсеркеров влияло постоянное употребление алкоголя, в особенности настойки красного мухомора, а также то, что вступать в брак им разрешалось исключительно с нематериальными (духовными) женскими сущностями – валькириями. Что до Брейвика, то в первую очередь надо обращать внимание на его политическую принадлежность. Никто вроде бы не сомневается в том, что это фашист. Но фашист совершенно неклассический, а, так сказать, "нового типа". У нас в переписке обсуждался уже как-то вопрос об идущем идеологическом синтезе неолиберализма и гитлеризма. Брейвик и является первым, обратившим на себя всеобщее внимание, продуктом такого синтеза. К Гитлеру Брейвик относится отрицательно (в отличие от "идиота" Ларса Триера, понта ради добавившего к своей фамилии немецкую частицу "фон"). То есть, современный фашист отличается от фашиста предшествующей эпохи в том числе и тем, что преклоняться перед Гитлером ему уже не обязательно. "Классический" фашист должен также ненавидеть евреев. Эта догма также полностью устарела. Брейвик евреев не только не ненавидел, но трогательно любил, и всячески пёкся об интересах Израиля. Следствие выяснило, что всего за час до своего выхода "на охоту" Брейвик связывался по И-нету с организацией английских националистов, также всемерно защищающих Израиль. А молодёжная организация Норвежской рабочей партии за несколько дней до того потребовала введения международных санкций против Израиля за геноцид в Газе, – что, возможно, и стало основным мотивом Брейвика. Никакого противоречия с действительной сущностью фашизма здесь нет. Где были все евреи в 1920-е, 1930-е годы, когда появился фашизм? – Правильно, в Коминтерне. А чем они занимаются все последние десятилетия? Усмиряют на Ближнем Востоке "чернож...пых" – главную угрозу благосостоянию европейской белой цивилизации. Израиль же любезно оказывал помощь и тем друзьям западных стран, связываться с которыми считалось не слишком "комильфо" – латиноамериканским "гориллам", южноафриканским расистам (последним "подбросил" даже артиллерийских боеприпасов с маломощным ядерным зарядом, которые расисты намеревались применить в Анголе). А потому всемерно поддерживать героический Сион, твёрдо стоящий на страже интересов арийской расы, считается у новой разновидности фашистов в порядке вещей. Не проявляют они агрессивности и в отношении "геев". На первый план у нынешних фашистов вышла ненависть к "цивилизационно иным", которых условно отождествляют иногда с мусульманами, но в действительности никакого значения религия здесь не играет. И Брейвик христианским фанатиком совершенно не был, так что стихи Гумилёва, хоть и красиво они звучат, здесь только способствуют сокрытию действительной сути произошедшего. Теория "столкновения цивилизаций" была выдвинута в середине 90-х одним из лучших умов современной реакции Сэмюэлем Хантингтоном. Ранее он прославился тем, что подготовил для Трёхсторонней комиссии в 1975 г. доклад о "кризисе демократии", согласно которому в США "избыток демократии" привёл к её ослаблению, поскольку слишком многого начали требовать рабочие, женщины, афроамериканцы и т. д. Тезисы Хантингтона были на практике использованы администрациями Рейгана и Тэтчер. В 90-х годах возникла потребность идеологически обосновать продолжающееся насилие со стороны развитых стран, поскольку "холодная война" закончилась, и "красная угроза" для оправдания более не годилась. Тогда Хантингтон предложил мировой "элите" новую схему деления на друзей и врагов: друзья для нас те, кто принадлежит к нашей цивилизации; прочие цивилизации – наши враги. Цивилизации у Хантингтона определяются в основном по расовым и религиозным критериям. Хотя Хантингтону вновь удалось предвосхитить потребности управляющих новым мировым порядком, – на этот раз его теория на официальном уровне была отвергнута из-за её слишком явного расистского характера. В качестве альтернативы ей было использовано событие 11 сентября 2001 г., после которого была объявлена "война с терроризмом". Хотя и эту войну многие понимают "по Хантингтону", а именно как конфликт Запада с исламским миром.
Тем не менее, теория "столкновения цивилизаций" оказалась принята силами более правыми, чем находящиеся в настоящее время у власти в развитых странах, что наглядно проявилось и в действиях Брейвика. Брейвик-то имел целью вовсе не спасти Христа от Магомета, но остановить наступление "бедного Юга" на "богатый Север". Носители идеологии, которой руководствовался Брейвик, со временем могут утвердиться у власти в Европе, да и в действиях уже нынешних правителей этого в избытке. Например, Саркози попросту выслал из Франции полтора миллиона цыган – и ничего. Интересно, какова была бы реакция профессиональных защитников демократии, если бы то же самое сделали Каддафи, Лукашенко, Чавес или на худой конец даже Путин? (Чавес таким не занимается). В этом случае, надо полагать, евродемократы сделались бы ярыми цыганофилами и зашумели о геноциде.
Верховный суд Испании недавно отменил уголовное наказание за расистские высказывания и отрицание Холокоста. Для разъяснения в решении суда приведены примеры выражений, за которые теперь в Испании ничего не будет. А именно: "Немцы никогда не сжигали евреев", "Немцы имели все основания сжигать евреев", а также "Негры находятся в самом низу культурной и социальной лестницы человечества".
В Австрии неонацистская литература издаётся свободно, а неонацистская партия "Свобода" во главе с Хайдером (однофамильцем известного когда-то доктора) едва не закрепилась у власти. (Ныне австрийский Хайдер умер, а партия распалась). В Хорватии военный преступник фашист Анте Павелич официально почитается как "национальный герой". Латышские и эстонские эсэсовцы провозглашены "борцами за независимость". То же самое и Ющенко пытался насадить в Украине. Очевидный сдвиг европейских "элит" вправо связан, как и во времена прихода к власти фашизма, с мировым экономическим кризисом.
Брейвик по своим экономическим взглядам – типичный неолиберальный рыночник, и неслучайно он больше всего ненавидит марксистов. События на Манежной площади в Москве (организованные при явном участии спецслужб) – проявление этой же тенденции.
2. По
статье "Что такое революция и зачем она нужна" о процессах, происходящих внутри элит. В целом я с высказанными в ней идеями тоже согласен. В марксистской диалектике основное внимание уделено тому, как происходит развитие (восхождение). Но довольно сложно понять при её помощи деградацию. Принято считать, что деградирует старое, "отжившее", неспособное приспособиться к новым рубежам, на которые нас выводит развитие. В эту схему не укладывается явление тотальной деградации общества, когда в нём невозможно усмотреть вообще никаких "передовых сил". Видимо, деградация – процесс всё же более фундаментальный, чем это представлялось марксистским классикам. Происхождение пассионарности и причины её утраты – вопрос очень тёмный, и единственное, что мы пока можем сказать – что всё это действительно существует. Я, правда, Гумилёва не читал, так как он мне не попадался, и о его учении знаю только по цитатам. Возможно, что он подошёл весьма близко к пониманию сути деградации. Но интересно то, что само слово "пассионарность" он произвёл, видимо, действительно от прозвища Долорес Ибарурри – Пасионария (Пламенная), которое к ней прилепилось во время Гражданской войны в Испании. Но парадоксально то, что сама Пасионария "пассионарием" в гумилёвском смысле, скорее всего, не была. В романе Хемингуэя "По ком звонит колокол" находящиеся в фашистском тылу партизаны отзываются о ней, мягко говоря, иронически. Они разговаривают о том, что своего взрослого сына Пасионария в это трагическое время отправила в Москву. Она с вдохновенным видом разносит повсюду "достоверную информацию" из категории ОБС (одна баба сказала) – о том, что фашисты в районе Сеговии якобы бомбили своих (хотя в действительности они уничтожали окружённый партизанский отряд). Немало удивления могут вызвать у нас и сами выведенные Хемингуэем партизаны, действовавшие в фашистском тылу. Они почти поголовно неграмотны, происходят из деревень или маленьких городишек. Толк они понимают в лошадях и в корриде, могут подолгу обсуждать достоинства и недостатки того или иного матадора (подобно тому, как сейчас простонародье обсуждает футбол или бокс). Сильно подвержены суевериям цыганского происхождения. Если есть вино – пьют его и пьют, кружка за кружкой. А возраст весьма многих из них – около пятидесяти, есть даже старик 68-ми лет. Почти все они ранее были в своей жизни обычными провинциальными бедняками. Казалось бы, ничто не указывало на то, что эти люди когда-нибудь смогут стать "пассионариями". Согласно здравому смыслу, они должны были (в стомахинской терминологии) родиться "быдлом" и умереть "быдлом". С немалым удивлением главный герой Хемингуэя, бывший университетский преподаватель, выслушивает от кого-то из этих бедняков рассуждения о человеческом достоинстве, или обнаруживает в них удивительную веру в Республику. Вот это и есть, видимо, "пассионарность" (пламенность) народа как целого, и на первый взгляд это качество может быть незаметно. (А Гумилёв свой термин вроде бы и употреблял только применительно к народам, но не к отдельным личностям). Единственный же среди партизан поклонник Пасионарии, 19-летний юноша, в предсмертную минуту неожиданно для себя начал молиться Пресвятой Деве. (Версия Хемингуэя, который "свечку не держал").
Что же касается утраты пассионарности "элитой" – то этот процесс связан с её обюрокрачиванием. В ходе революции в элиту попадают наиболее инициативные – те, кто менее всего считается с установленными правилами. Только в такую эпоху мог стать крупным военачальником Григорий Котовский, ожидавший в феврале 1917-го виселицы за уголовщину. А вот Горбачёв – рафинированный продукт бюрократического аппарата, занимавшийся всю жизнь только комсомольской и партийной работой, если не считать управления комбайном в подростковом возрасте. Такое же происхождение имеет и почти вся нынешняя постсоветская элита. Несколько кровавых уголовников "родом из девяностых", выбившихся в олигархи, не меняют её партийно-комсомольского характера. Да и сам криминал 90-х, судя по всему, расцвёл отнюдь не стихийно. Если помните, уже в конце 80-х то здесь, то там ловкие люди выкрикивали:
– Я приехал из Америки на воздушном велике!
Любимая игра Аллы Пугачёвой и Раисы Горбачёвой!
Смотрим внимательно – выигрываем обязательно!
За хорошее зрение – стопроцентная премия!
Здесь пусто, здесь пусто, здесь – ваша капуста!
Как мне рассказал бывший "смотрящий" за Мариупольским СИЗО (который был скорее бизнесменом), все эти группы напёрсточников распространялись централизованно под контролем... Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодёжи. То был "проект" "комсомольских вожаков" – верных помощников партии. Напёрсточники – это какая-то совсем не такая экспроприация, какими занимался Камо. Или, допустим, нынешний "главный политзэк" России Миша Ходорковский (сочувствие которому иногда попадается и на страницах "Свободного слова") поначалу, если не ошибаюсь, обвинялся в заказных убийствах вместе с Платоном Лебедевым. (Хоть в итоге в "полярную сову" вместе с Лебедевым и не попал). Это тоже совсем другого рода криминал. Котовский заказными убийствами не занимался. Он награбленные у помещиков деньги нередко беднякам раздавал.
Но с некоторыми рассуждениями в этой статье я не согласен. Нельзя сказать, что центральная власть в элите постоянно убывает. Если дряхлеющая "элита" чувствует для себя угрозу – она выдвигает диктатора, например из числа реакционных военных, и центральная власть возрастает. Латинской Америкой почти весь ХХ век управляли диктаторы. Хотя теперь с этим покончено – причём, как это ни удивительно, – мирным путём. Что же до уровня рождаемости в элите, то она, по-моему, вообще показателем каких-то процессов не является.
Кстати, о Латинской Америке. Если помните, в 1970-х, 80-х годах о ней в периодике писали очень много, называя "пылающим континентом" (то есть, по-нашему – пламенным, пассионарным). А сейчас в прессе жанр туристических заметок стал ещё более популярен. В разных изданиях встречается куча репортажей почти изо всех стран Европы (в основном пытаются нас удивить Данией и Голландией), Азии (о каких только странах не пишут – Турция, Ирак, Пакистан, Цейлон, Непал, Китай, Вьетнам, Сингапур, Таиланд и т. д. и т. п.). Иногда печатается из жизни африканских стран. Про житьё-бытьё в Соединённых Штатах мы, благодаря заполонившей всё голливудской кинопродукции, и так всё знаем. И только один континент обходится в масс-медиа гробовым молчанием. Он же являтся единственным, который поднялся с колен в глобализированном мире. Как и в какую сторону меняются условия жизни в латиноамериканских странах, где левые пришли к власти – об этом мы ничего не знаем. Мне, например, уже много лет не попадается ни единого репортажа из таких стран, как Венесуэла, Боливия, Эквадор, Уругвай, Чили. В прошедшем году левые вновь победили на выборах в Бразилии и пришли к власти в Перу. Правда, все эти левые выглядят пока ещё достаточно умеренными, но "процесс (как говорил М. С.) пошёл", и освобождение от политики "вашингтонского консенсуса" – уже огромное достижение.
Я себя ощущаю "Остапом Бендером наоборот". Бендер себя чувствовал чужим в стране, занявшейся строительством социализма, и хотел уехать в Латинскую Америку, где ходят в белых штанах. А теперь в белых штанах ходит у нас Немцов – большой дока по строительству капитализма. Поэтому хочется отправиться на далёкий континент, начинающий жить новой жизнью. Интересно, что даже издания, ориентированные на так называемых "коммунистов" (например, в Украине – довольно популярная газета "2000"), в изобилии печатая путевые заметки о разных странах, как будто набрали в рот воы. Коммуняки рочно оседлали конька ностальгии по "бюрократическому раю", в котором "славилась КПСС", и злобно реагируют на все непохожие варианты. Разве что Китай радует их сердце – в котором отсутствуют пенсии, запрещены профсоюзы, а миллиардеры состоят в компартии.
3. Таже вряд ли можно согласиться с мнением о том, что Никколо Макиавелли "трудно назвать революционером". Довольно распространённой является точка зрения, что Макиавелли написал пособие для бесчестных правителей. Но за написание таких пособий обычно награждают, а Макиавелли посадили в тюрьму. На самом деле "Государь" – это завуалированный демократический памфлет, с помощью кторого республиканским силам того времени было доходчиво объяснено, каким образом можно с наибольшей эффективностью применять насилие и коварство. Если Вы проанализируете всю историческую практику большевиков, да того же Троцкого (имею в виду "пассионарный" период большевизма), то убедитесь, что рецепты и наработки Макиавелли использовались именно ими (а никак не "ленивым Государем" Николаем Кровавым – предводителем одряхлевшей "элиты").
4. Забыл упомянуть об одной забавной игре слов. Занявшись в последнее время изучением испанского языка, обнаружил много испанских слов и выражений у Хемингуэя. Например, у испанцев распространено ругательство: "hijo de puta" – сын шлюхи. Или можно сказать: "hijo de gran puta" (ихо де гран пУта) – сын большой (великой) шлюхи. Или, по-русски говоря, попросту "путин сын".
На этом пока буду заканчивать. Передавайте большой привет А. Зимбовскому, А. Деревянкину, П. Люзакову, Д. Старикову, Н. Низовкиной и Т. Стецуре. Жду ваших писем и материалов.
С искренним уважением, Илья Романов.
20.10.2011 г."

РЕДАКЦИЯ "СВОБОДНОГО СЛОВА" – ИЛЬЕ РОМАНОВУ (3 ноября 2011 г.).
"Добрый день, Илья!
На днях получили в одном конверте сразу два письма от Вас – от 8 июля и 15 августа с. г. Кстати, шли они по почте чрезвычайно медленно – штамп "Макiiука" на конверте датирован 6 сентября, а "Москва" – 20 октября. Можно подумать, что письма из Украины в Россию везут не на поездах, даже не на черепахах, а на специальных почтовых улитках... :)
Насчет приведенной Вами цитаты из отчетного доклада Л. И. Брежнева XXVI съезду КПСС – да, действительно, эту цитату об отношении к исламу можно назвать едва ли не последним всплеском живой марксистской мысли в тогдашнем советском ЦК. Но Вы, может быть, не знаете, какая борьба шла в ЦК и Политбюро вокруг этой фразы. Например, министр иностранных дел Андрей Громыко занимал резко антимусульманскую позицию, и отождествлял ислам с реакцией. Он, в частности, говорил своим сотрудникам: "Ни при каких обстоятельствах мы не можем потерять Афганистан... Если сегодня мы оставим Афганистан, то завтра нам, может быть, придётся защищать наши рубежи от мусульманских орд уже где-нибудь в Таджикистане или Узбекистане". И указанную фразу из доклада Брежнева, насколько можно судить по некоторым мемуарам, Громыко считал чрезмерным происламским "прогибом".
В те годы вышла весьма любопытная книжка С. Агаева "Иран: рождение республики" (М., 1984), в которой автор очень живо и нестандартно анализировал исламскую революцию в Иране. Причем в качестве отправной точки он брал именно приведенную Вами цитату. :) Вкратце его концепция сводилась к тому, что исламское духовенство не "закрепляло" реальные достижения иранской революции, а наоборот, гасило их. Так сказать, душило в объятиях. Он приводит слова участников революции:
– Мы переживали патриотический подъем. У нас было чувство, что мы на гребне исторических событий. Это был взрыв народной совести, коснувшийся всех нас. Сейчас мы разочарованы. Мы не ожидали, что в стране установится диктатура мулл.
– Как же мы были наивны, когда ради единства согласились отойти от наших собственных требований и верили, что муллы не хотят абсолютной власти.
– "1979 год – год победы невежества над несправедливостью" (надпись на транспаранте в Тегеранском университете, быстро сорванном исламскими активистами).
Агаев применял здесь (в отношении Ирана) термин "термидорианское перерождение": "После падения якобинцев многие во Франции, да и в других странах мира, задавались вопросом: к чему бы пришли робеспьеристы, сумей они одолеть всех своих врагов? Некоторым историкам уже тогда ответ был ясен: не будь термидорианского переворота против робеспьеристской власти, было бы термидорианское перерождение самой этой власти. Для самого же Робеспьера подобного вопроса не существовало: установлению личной диктатуры он предпочел "могилу и бессмертие". И грохот телеги, отвозившей вождя революции и его друзей к эшафоту, и лязг ножа гильотины, опускавшегося и поднимавшегося 22 раза сряду, отозвались в веках набатным призывом к борьбе против всех форм угнетения... Но всем ли дано услышать его? Тем более что собственное термидорианское перерождение не так-то легко заметить."
Вообще, возвращаясь к исходной брежневской цитате, думается, что ценные теоретические достижения могут рождаться только в борьбе, конкуренции идей. А если конкуренция гаснет, то побеждает только бюрократическая мертвечина.
Далее, Вы пишете: "Очень важно понять одну универсальную историческую закономерность, которая заключается в том, что как только "элита, противостоящая народу заменяется элитой, представляющей народ" (по формуле Макиавелли), вновь утвердившаяся элита незамедлительно начинает гнить и разлагаться, подобно вареной колбасе под палящими лучами солнца, а потому через какое-то время снова превращается в элиту, противостоящую народу. Естественно, что вновь утвердившуюся элиту всегда подвергают чистке и прополке, но в конечном итоге это никогда не бывает эффективным. Подвергаемые прополке разложившиеся элементы тайно организуются и устраивают термидор или брюмер".
Всё это совершенно верно. В "Свободном слове" на эту тему многократно публиковались статьи, например, одна из них – "Что такое революция и зачем она нужна". Там как раз сделана попытка вкратце, в виде конспекта, проследить закономерности указанного процесса "разложения".
Грустно, что ожидать УДО, как следует из Ваших писем, Вам не приходится. Ну что ж, остается пожелать, чтобы наступающий Новый год, по крайней мере, оказался для Вас последним "зарешеченным" новогодним праздником.
Поздравляем также и с очередной Октябрьской годовщиной (революции 1917 года).
Приветы Надежде Низовкиной, Татьяне Стецуре, Павлу Люзакову, Дмитрию Старикову и другим переданы.
Бодрости, стойкости, здоровья!"

ИЛЬЯ РОМАНОВ – РЕДАКЦИИ "СВОБОДНОГО СЛОВА" (15 августа 2011 года).
Илья Романов Добрый день!
Решил высказать некоторые свои соображения по по поводу одной приближающейся даты, кардинальным образом изменившей современный мир – 11.09.2001 г. Как будто к десятилетию этого события был разыгран фарс с "обнаружением" и уничтожением (?) Усамы бен Ладена, притом что доблестные участники этой операции оказались затем поголовно сбиты на вертолёте и все погибли.
Однако, хотелось бы задаться достаточно посторонним вопросом: что именно символизировала выбранная организаторами этой акции (которыми могут оказаться как исламисты, так и некие тёмные деятели "мирового правительства" – в том числе и в "связке") дата её проведения? Ведь не может быть, чтобы столь крупное событие, поменявшее ход истории, не было приурочено к какому-то другому знаковому историческому моменту. Единственная ассоциация, которая возникает в этой связи – это пиночетовский переворот в Чили, пришедшийся на 11 сентября 1973 года.
При сопоставлении двух этих событий есть о чём задуматься. Переворот в Чили был подготовлен при активнейшем участии ЦРУ и стал своего рода символом того, как американские поборники прав человека вызывают к жизни дикую фашистскую диктатуру. Поэтому организаторы 11 сентября 01 г., если таковыми действительно явились антиимпериалистические силы, как бы могли дать понять: это вам "ответный удар" за то, что вы несёте угнетённым народам. Напротив, если акцию готовили и дату выбирали функционеры "нового мирового порядка", то они, соответственно, желали заявить: мы вас давили и давить будем – отныне и повсеместно это будет делаться так, как продемонстрировал "передовик" в этой области – Аугусто Пиночет Угарте. У нас тоже существуют поклонники генерала Пиночета. Первой их особенностью является то, что все они отличаются той или иной степенью невменяемости, а второй – что принадлежат к либеральному политическому лагерю. Когда в конце 90-х годов решался вопрос о выдаче Пиночета чилийскому правосудию, – рвала и метала в его защиту, к примеру, поборница прав человека Валерия Новодворская (к которой, согласно её утверждениям, в период её пребывания в психиатрической больнице КГБ применяло пытку бормашиной, а также нейролептиками). Новодворская находилась в дурке примерно в те же годы, когда в Чили пришёл к власти Пиночет. Нам будет нелишне сопоставить и сравнить методы, к которым прибегали для подавления оппозиции советские брежневисты (коих либералы почитают за наследников "кровавых большевиков") и чилийские пиночетовцы (прославляемые за "экономическое чудо"). Интересные сведения удалось почерпнуть из романа французского автора Жерара де Вилье "В Сантьяго царит порядок". Хотя де Вилье писал довольно-таки бульварные романы о похождениях "благородного" агента ЦРУ, но обстановку в соответствующих странах изучал весьма тщательно, что позволило ему предсказать убийство Анвара Садата за год до этого происшествия, а убийство Раджива Ганди – за пять лет.
Об экономической политике Пиночета в книге сообщается следующее: "Всего лишь в километре от этого места, на городской толкучке, бедняки продавали последние лохмотья, чтобы купить немного чёрствого хлеба. Именно они были первыми жертвами галопирующей инфляции, смехотворные результаты борьбы с которой преподносились как нечто выдающееся. На всех перекрёстках люди хунты трубили, что пятисотпроцентная инфляция понизилась до трёхсот семидесяти пяти процентов".
Но намного более содержательные сведения содержатся о методах "работы" ДИНА (Управление национальной информации) – пиночетовской охранки. В начале сюжетной линии пьяные агенты ДИНА закидывают на территорию итальянского посольства, давшего приют десяткам противников пиночетовского режима (шведское посольство, оказывается, было не единственным) завязанный в мешок труп молодой женщины: "Труп являл собой страшное зрелище. Вся кожа была в синих кровоподтёках и чёрных ожогах от сигар. Больше всего их было на правой груди. Лицо превратилось в бесформенную кровавую маску со старушечьим ртом: палачи вырвали у несчастной несколько передних зубов. <...> Посмотрев ниже, он почувствовал приступ тошноты: вся паховая область была исколота штыками до самых костей. Из промежности торчал окровавленный кактус. Карлос не сомневался, что этому гнусному надругательству, вероятно, совершённому над ещё живой Магали, предшествовало изнасилование. Недаром руки девушки были связаны за спиной, а ноги оставлены свободными. Здесь чувствовался почерк полковника Мануэля Чонио, прозванного "лос-анхелесский палач" – по названию города, расположенного на юге Чили, где он творил зверства. Теперь на него была возложена охота на миристов в Сантьяго. Именно он изобрёл "крысиную пытку" для женщин. натянув кожаную перчатку на правую руку, он сам вводил живую крысу мордой во влагалище узницы, пока та не начинала говорить или не сходила с ума". <...> "Накануне он уснул в мечтах о будущем. Через два дня вместе с другими узниками он уедет из Чили в Венесуэлу. Через некоторое время пиночетовцы будут вынуждены освободить Магали. Они уедут в Мексику, или на Кубу, или куда-нибудь ещё... Залитый солнцем пляж, они предаются любви... Глаза его наполнились слезами. Теперь всю свою жизнь он будет видеть перед собой обагрённый кровью кактус, которым её продолжали гнусно насиловать даже мёртвую.
– Компаньеро, – воскликнул бородач, – не падай духом, революция победит!
Карлос кивнул, но не откликнулся. Сейчас ему было наплевать на революцию.
Для Магали, погибшей в двадцать три года после нескольких дней нечеловеческих мук, победа революции не настанет никогда...
Внезапно решимость взяла верх над отчаянием. Ни за что и никогда он не доставит врагам эту радость – замучить и его. Взглянув на товарища ещё влажными от слёз глазами, Карлос произнёс:
– Ты прав, Луис, – мы победим!
Негоже покорно дожидаться прихода убийц. Надо бороться и мстить."
В тайных пыточных центрах ДИНА такие методы были поставлены на поток.
"– Взгляни на свою приятельницу, – сказал Жуан Планас добродушным тоном.
Малко заставил себя взглянуть на носилки. Он полагал, что полицейский блефует, но внезапно всё понял и его охватил ужас. На носилках лежало нечто, что когда-то было Таней.
Всё тело её было покрыто маленькими круглыми ожогами от сигар и сигарет. Многие ранки гноились. Из расплющенной, как молотом, правой руки, торчали перебитые кости. Лицо превратилось в сплошной кровоподтёк. Многие зубы были вырваны или выбиты. К носилкам она была привязана ремнями. Малко заметил, что её тяжёлые, чуть обвислые груди, медленно вздымались от слабого дыхания. Голова свесилась на сторону, глаза были закрыты, Низ живота бвл окровавлен, из промежности торчало разбитое бутылочное горлышко."
"Вскоре его втолкнули в комнату, похожую на первую, если не считать того, что в центре её висел человек. Малко с ужасом взглянул на трапецию под потолком. Мужчина был привязан к ней за щиколотки, так, что бёдра его были раздвинуты. Руки были заведены за спину и скованы наручниками. Он был гол, лишь грязная рубашка свисала ему на голову. Рядом стояло ведро с грязной водой. Самым страшным в этой картине было то, что из заднего прохода несчастного торчала палка от метлы. Жуан Планас подошёл к повешенному и задвигал палкой, как рычагом коробки скоростей. Пытаемый вздрогнул, хрипло застонал, открыл глаза.
Полицейский тут же нагнулся, схватил его за волосы и опустил голову в ведро. Через несколько секунд человек забился в судорогах, как выброшенная на сушу рыба, стуча головой об ведро. Тогда Планас с силой нажал на палку и крикнул:
– Ты что, свинья, не можешь висеть спокойно!
Конвульсии усиливались. Человек задыхался в грязной воде. Жуан Планас резким движением вытащил его из ведра. Узник застонал. Полицейский повернулся к Малко.
– Этому нас научили бразильские друзья. Метод называется: "Либо заговоришь, либо подохнешь". Сейчас ты займёшь его место."
По данным правозащитных организаций, в Чили через концлагеря и застенки Пиночета прошли 200 тыс. человек, 2500 "пропали без вести" (то есть были убиты без суда или умерли под пытками).
Однако, для латиноамериканских стран, в которых существовали в 1970-х годах проамериканские диктатуры, эти "рекорды" Пиночета не являются чем-то слишком феноменальным. В Аргентине с 1978 по 1981 год было убито по политическим мотивам 8 тыс. человек, похищено 20 тыс., в тюрьмах находилось 10 тыс. политзаключённых, 3700 человек задерживались по подозрению. Страну покинули 700 тыс. жителей. В Уругвае в те же годы в тюрьмах находилось 6 тыс. политзаключённых. В Гватемале за 25 лет диктатуры было убито 70 тыс. человек, 30 тыс. "пропали без вести". В Никарагуа при Сомосе убито более 10 тыс. человек. И т. д. и т. п.
Пришедшие к власти в России и других странах СНГ в начале 1990-х годов неолибералы, без сомнения, симпатизировали упомянутым латиноамериканским диктатурам, и в чём-то пытались им подражать. В российской армии в это время вводилась новая форма, были придуманы офицерские фуражки с невероятно высоко задранной тульей – такие носили только "гориллы" из армий южноамериканских стран. Экономическая политика один к одному повторяла политику упомянутых хунт. Разумеется, не был позабыт-позаброшен также опыт ДИНА, "эскадронов смерти" и тому подобных организаций. В России нечто подобное было применено при подавлении сопротивления в Доме Советов в октябре 1993-го. В Украине органы МВД в кучмовские времена массово внедрили методы слома воли арестованных, весьма близкородственные описанным выше; использовалось кое-что из этого арсенала и при расследовании "одесского дела".
В Киеве сейчас проходит суд над "светочем украинской демократии" Юлией Тимошенко; против неё находятся в производстве три уголовных дела за экономические преступления и злоупотребления властью на посту премьер-министра. Тимошенко, желая представить это весьма заурядное в общемировой юридической практике дело как "политические преследования", заявила, что "до такого, как Янукович, не додумывались ни Пиночет, ни Сталин, ни Гитлер". Прозвучало бы смешно, если бы вся украинская политика вообще не представляла собой вялотекущую комедию. Во время процесса адвокат Юлии Тимошенко заявил, что к его подзащитной применяются... пытки, причём прямо в зале суда! За спиной подсудимой установлен кондиционер, и струя холодного воздуха дует ей прямо в поясницу! К тому же судья продолжает допрашивать, когда она устала. Тогда ещё Тимошенко не была взята под стражу. А что же начнёт сочинять её окружение сейчас, когда её водворили в СИЗО! В 2000 году, просидев в Лукьяновском СИЗО г. Киева 42 дня, Тимошенко по освобождении немедленно опубликовала статью под названием "Баланда и вши". Излишне говорить, что никаких вшей в её VIP-камере не могло быть, и баланду она вряд ли пробовала. Но наивная "биомасса", состоящая всё из той же "демшизы", всему готова поверить. Хотя этой массы осталось-то уже совсем немного, как можно судить по теленовостям.
Прорвавшись к власти в начале 2005-го года, украинские "оранжевые" не пожелали сделать ничего для облегчения участи узников, попавших в "места не столь отдалённые" за участие в ими же организуемых акциях против режима Кучмы ("Повстань, Украина!" 2002-го года и др.). Даром что осуждённые по "одесскому делу" Герасимов и Семёнов во время той акции были прикомандированы в личную охрану Тимошенко по межпартийному соглашению. Захватив же власть, "оранжевые" немедленно сделались рьяными законниками, полагающими необходимым исполнять приговоры кучмовских судов от и до. Поэтому сейчас напрасно они пыжатся вызвать к себе сочувствие. Какой мерой они меряли, такой же и им отмеряно будет. Настало время познакомиться и с баландой, и с вшами.
Ныне Северо-Кавказский регион России также обнаруживает большое сходство с Чили пиночетовских времён. Присутствуют там и похищения людей, и пытки, и тайные тюрьмы, в которых последние осуществляются (информацию о кадыровских тайных тюрьмах пытался собрать покойный Стас Маркелов). В обществе заметна тенденция к тому, чтобы оправдывать эти преступления по аналогии с тем, как либералы пытаются оправдать Пиночета – но возведя во главу угла русско-патриотические представления о необходимости "сохранения целостности России". К этому нередко добавляют рассуждения о мнимом противостоянии России "новому мировому порядку" – что Бжезинский, мол, назвал православие главным врагом Запада после крушения коммунизма, и т. п.
Весь этот комплекс представлений, на самом деле, никакой критики не выдерживает. Олигархическая Россия является не врагом "нового мирового порядка", а всего лишь его "субподрядчиком", претендующим на определённую автономию. Это было наглядно продемонстрировано всем в мае текущего года на очередном саммите G-8 в Довиле, где Обама полтора часа беседовал с Медведевым при закрытых дверях, заставив ждать остальных 6 лидеров европейских государств. По итогам этой беседы Россия впервые присоединилась к требованию остальных руководителей G-8 об уходе от власти М. Каддафи. Обама же с удовлетворением отметил, что Россия и США сотрудничают в области контртерроризма и разведки, "реализуют решительные (!) санкции против Ирана", что Москва "сделала очень много полезного по направлению различных грузов в Афганистан", и др. Что касается северокавказского конфликта, то он был в своё время разожжён искусственно именно с целью влиять на внутриполитическую ситуацию по России в целом. Обострение этого конфликта происходит всякий раз, когда начинает колебаться власть правящей в РФ верхушки, чтобы создать предлог для "закручивания гаек". При таком раскладе сохранение единства территории РФ (что целесообразно с экономической точки зрения, но не при нынешней власти) не может являться самоцелью. В 90-х годах в Северо-Кавказском регионе безработица превысила все мыслимые пределы. Например, в Адыгее, в окрестностях Майкопа, 80% населения работы не имело. В целом по региону 70%-ная безработица не была удивительным явлением. В это же время где-то в далёкой Москве никому не известные олигархи набивали свои карманы миллиардами долларов. В итоге началась народная война. А что, возможен был другой какой-то результат?
Поэтому более востребованной оказалась для оправдания Северо-Кавказской войны не "антиимпериалистическая" (в отношении Запада) риторика, а теория "конфликта цивилизаций" Сэмюэля Хантингтона, предрекающая неизбежное столкновение исламского и христианского миров. Но эту теорию (хотя и после некоторого колебания) отвергли даже правящие круги Америки, поскольку от неё слишком уж явно отдавало расизмом. Происходящие ныне на планете исторические события в основе своей имеют классовый конфликт. Ислам же сам по себе (как и любая другая религия в не-идеологизированной форме) в классовом отношении индифферентен. Это подметили в том числе и КПСС-ники-брежневисты, писавшие в Отчёте ЦК КРСС 26-му съезду ещё в 1981 году: "Под знаменем ислама может развёртываться освободительная борьба. Об этом свидетельствует опыт истории, в том числе и самый недавний. Но он же говорит, что исламскими лозунгами оперирует и реакция, поднимающая контрреволюционные мятежи. Всё дело, следовательно, в том, каково реальное содержание того или иного движения". Один из немногих случаев, когда Леонид Ильич был прав.
Есть ещё один занимательный момент, связанный с устранением со сцены мирового театра марионеток "злодея, чей вид внушает страх" – Бен Ладена. Допустим, что "отцепили" его именно сейчас для поднятия падающего рейтинга Обамы. Но место главного "врага рода человеческого" (hostis humani generis) теперь осталось вакантным. Как известно, до Бен Ладена это место занимал Ильич Рамирес Санчес (известный также как "Карлос Шакал"), выданный в 1997 году во Францию суданскими властями. Но Карлос был ярко выраженной левацкой фигурой, курировался "штази", а акции свои проводил, опираясь на РАФ и ООП. То есть, в 90-х годах он явно оказался совершенно устаревшей фигурой из "старой парадигмы". Затем место главного злодея пустовало четыре года. Интересно, кого в недалёком будущем представят на освободившуюся роль? Исходя из этого, во многом можно будет предсказать, в какую сторону в нынешний кризисный период намерены совершить поворот управляющие "нового мирового порядка".
С ув. Илья Романов. 15.08.2011 г.

ИЛЬЯ РОМАНОВ – РЕДАКЦИИ "СВОБОДНОГО СЛОВА" (8 июля 2011 года).
Добрый день!
Вначале пришли от Вас два письма: одно датировано 16.02.2011 г., второе – 26.03.2011 г. Вместе с письмами были №№180, 181 "Свободного слова", а также распечатки по делу Низовкиной и Стецуры. На эти письма я ещё 18 мая написал ответ и бросил в почтовый ящик, однако по непонятной причине через месяц оно вернулось мне обратно. Посылать вторично я его не стал, т.к. решил его видоизменить. Тем временем пришло еще Ваше письмо от 29.04.2011 г., с приложением №182 "Свободного слова" и №17 "Крамолы". Так что получается отвечать на все эти письма сразу. Вначале приведу обнаруженные мной некоторые весьма забавные факты в подтверждение обсуждавшейся нами ранее гипотезы о цикличности исторического развития, или, говоря другими словами, о том, что "ничто не ново под луной". Помню, в "Свободном слове" не так давно активно обсуждалась тема мигалок, "синих ведёрок" и т. п. А вот что говорится об аналогичных проблемах двухвековой давности в романе Александра Дюма "Ожерелье королевы", в котором описывается 1784-й год – за 5 лет до начала Великой французской революции:
"Тогда полиция начала принимать меры для спасения от экипажей тех, кто уцелел от холода, голода и наводнений. Богатых, давивших бедных, заставили платить штрафы. В то время, время царствования аристократии, существовала своего рода иерархия и в езде: принцев крови возили очень быстро, причём кучер даже не кричал прохожим "берегись"; герцогов и пэров, дворян и оперных актрис возили крупной рысью; президентов собраний и банкиров – обыкновенной рысью; франты ездили обыкновенно в кабриолетах, правя сами лошадью, а жокей, стоя сзади, кричал "берегись" всякий раз, как его господин задевал или давил какого-нибудь несчастного".
Кстати, именно случаи, когда аристократия нагло давила прохожих, и вызывали наибольшее возмущение парижской толпы – вплоть до того, что бывали случаи физической расправы – хоть гильотина ещё и не была построена. Но ситуация с уличным движением в Париже много способствовала её постройке...
Другая занятная аналогия касается области права, в котором существовало некогда понятие "hostis humani generis", или "враг рода человеческого". Формулировка эта официально применялась к пиратам, а затем и работорговцам, и позволяла судить их любой стране, независимо от того, где ими были совершены преступления. В последний раз официальное применение этого термина произошло в 1815 г., когда бежавшего с острова Эльба и вернувшегося к власти Наполеона Венский конгресс также объявил "hostis humani generis". В этом можно, конечно, понять европейских монархов: только было успокоились, проведя совместными усилиями "бурбонизацию" революционной Франции - и на тебе! Конечно, нарушить с трудом установленное спокойствие мог только враг не менее чем всего человеческого рода! В ХХ веке единственная попытка употребить этот термин имела место в конце 1990-х годов в Гаагском трибунале, в деле обвиняемого в пытках боснийского хорвата Анто Фурунджии; но он не носил официального характера. А вот что сообщило недавно информагентство "Русская Народная Линия": оказывается, в Коломенском (Московская область) подготовляется учредительная конференция по созданию Общественного движения "Всенародное покаяние". Цель его следующая: "объединить усилия всех честных людей и очистить Красную площадь от главного богоборца – ВИЛа (Ульянова-Ленина). Это действие будет нашим всенародным актом покаяния, послужит оздоровлению Русской Православной Церкви, примирит с Богом верующих всего мира". Среди сопутствующих этому акту мероприятий намечено также, в частности, "объединение экспертов – народных обвинителей для подготовки материалов, обличающих злодеяния ВИЛа", и "инициация судебных исков к историкам, публицистам, политикам, журналистам, всем, кто в наше время оправдывает и защищает этого врага рода человеческого".
Сразу как будто повеяло серой, и показался – в отсветах пламени, с рогами на голове, – сам Вий-ВИЛ, как и до него Наполеон, – враг всего рода человеческого! Честное слово, вот мало весёлого в тюрьме, но при размышлении на эту тему смех просто распирает. Это ж надо такое придумать: hostis humani generis! Услышав об этом, обычные "враги народа" просто обязаны нервно закурить сразу во всех уголках ГУЛАГа. От дальнейшего развития данной темы воздержусь, т. к. каждый сам это с удовольствием сделает; однако замечу, что ещё неизвестно, куда нас заведёт "модернизация" – во времена ли Николая Палкина, или во времена ещё до Великой французской – когда богоспасаемой Францией правили фаворитки Людовика XV-го.
Теперь по Вашим первым двум письмам. Относительно пользы либеральной общественности для смягчения избыточных устремлений простонародья "к топору". Совершенно с Вами согласен в том, что если либеральный интеллигент, подобно Кисе Воробьянинову, начнёт разъярённой толпе кричать "Ха-мы!", – то ему, скорее всего, не слишком поздоровится. Нечто подобное, вроде, произошло с персонажем М. Горького Климом Самгиным. Однако, представители социальных низов при этом сценарии только вначале являются участниками толп, а потом некоторые из них становятся во главе местных отделений по искоренению контрреволюции. К примеру, среди первых полутора десятков руководителей питерской ЧК-ОГПУ (Гороховая, 2) с высшим образованием был один Урицкий, а большинство начальников были малообразованы: например, один из них – Лобов – не имел даже начального образования. Именно такие и оказывались склонны к применению избыточных репрессий. Часто арестовывались люди, которых трогать было совершенно ни к чему: загребли, например, дряхлого уже в то время старика доктора Бадмаева (он же буддийский целитель-бурят Батмэ, потомок Чингисхана) – только за то, что пользовал когда-то царя Николашку. Поскольку обычное право в революционный период не действует, а все стороны руководствуются только целесообразностью (что является единственно возможным), то практика показала: "ограничителем" избыточных репрессий могут выступать только видные интеллигенты либерального склада личности. Наиболее известным среди таковых в прошлом был Горький, хоть политически он к либералам и не относился. Помните, как в фильме он приходит к Ленину: "Отпустите, профессора такого-то, он когда-то большевиков прятал". А тот ему, с иезуитством настоящего hostis'а: "А может он просто добренький?", и т. д.
Кстати, к тому же вопросу, как Ленин думал "о рабочем Онуфрии и мужике Сидоре". Троцкий рассказывает, что Ленин был "встревожен и огорчён", когда в 1918 г. один рабочий обвинил его в том, что он "тоже берёт сторону капиталистов". Каковы оказались результаты этой встревоженности? Ленин примерно в этот период впервые открыто заявил (кажется, на съезде комсомола), что органом диктатуры пролетариата вполне может быть... коммунистическая партия. До этого же считалось, что при всей важной роли партии такими органами являются фабзавкомы, советы и профсоюзы. Фабзавкомы были распущены большевиками в 1919 г., профсоюзы затем объявлены "школой коммунизма", а Советы превращены в придаток партии, что во многом и вызвало к жизни Кронштадт. То есть, Ленин, сколько ни думал он о рабочем Онуфрии, – распоряжаться в стране тому Онуфрию не позволял, считая, что будет лучше, если от его имени распоряжаться станет компартия. Именно эта идея и оказалась в конечном итоге губительной для революции. Партия никак не может подменить собой класс, т. к. классы сохраняют свои свойства на протяжении длительных периодов своего существования, а партия – это исторически скоропортящийся продукт. Например, когда учреждался Орден тамплиеров, вступающие в него давали клятву хранить целомудрие, питаться только хлебом и волой, не иметь никакой собственности и т. д. А уже через сотню с чем-то лет общеупотребительными стали поговорки "пьёт, как тамплиер", "ругается, как тамплиер"; жили же рыцари Ордена храма господня преимущественно грабежом. А созданная Лениным коммунистическая партия прогнила гораздо быстрее. Если какая-то партия два десятка лет держится у власти – там от гнили уже некуда деваться. И нету уже никакой разницы, была ли это изначально партия пролетариата, странствующих рыцарей или зелёненьких человечков. Мао Цзе-дун под конец жизни говорил, что "культурную революцию", видимо, потребуется проводить двадцать или тридцать раз через каждые 7-8 лет.
Очень важно понять одну универсальную историческую закономерность, которая заключается в том, что как только "элита, противостоящая народу заменяется элитой, представляющей народ" (по формуле Макиавелли), вновь утвердившаяся элита незамедлительно начинает гнить и разлагаться, подобно варёной колбасе под палящими лучами солнца, а потому через какое-то время снова превращается в элиту, противостоящую народу. Естественно, что вновь утвердившуюся элиту всегда подвергают чистке и прополке, но в конечном итоге это никогда не бывает эффективным. Подвергаемые прополке разложившиеся элементы тайно организуются и устраивают термидор или брюмер.
Поэтому светлые умы давно пытаются найти способ самоорганизации вообще без "элиты", хотя достигнутые успехи пока сравнимы с успехами алхимиков в поисках философского камня. Последняя попытка имела место в Ливии, где с 1977 г. была внедрена основанная на кропоткинских идеях система без партий и без бюрократии, состоящая из "народных конгрессов" на местах. (Правда, система конгрессов дополнялась Революционным руководством из числа военных, – но без этого пока никуда не деться). Существенные изменения Джамахирия ("власть народных масс") претерпела только в 2003 г. (вероятно, под впечатлением вторжения в Ирак), когда были частично приватизированы нефтепромыслы с допуском иностранного капитала. После этого Каддафи был оказан "тёплый, дружественный приём" главами Италии, Испании, Франции (продемонстрировавших лицемерие свой политики) и некоторых других стран, – не хуже, чем в своё время Брежнев принимал. Именно приватизация и создала предпосылки для возникновения нынешней оппозиции, т.к. нашлись племена, посчитавшие себя обделёнными. (При этом в Ливии самый высокий в Африке уровень жизни, намного выше, чем в СНГ, а система социальных гарантий для современного мира вообще беспрецедентная). Вторжение в Ливию западных держав имело причиной не только нефть (Ливия располагает 2% мировых запасов, хотя нефть очень высокого качества). Крайне важным было и стремление идеологическое: показать безальтернативность модели "общества потребления" западного образца. В настоящее время видно, что в качестве меры по отсрочке глобального кризиса ливийская операция не принесла пользы этим "смотрящим за демократией": на наземное вторжение они не решаются, местная оппозиция "села в лужу", популярность Каддафи выросла, а нефть забрать не удалось. Грозящий Греции и ещё нескольким европейским странам дефолт грозит обрушить евро, а США также подошли к самой грани дефолта. Даже если сейчас какие-то экстренные меры и окажутся способны временно выправить ситуацию, то всё равно окончательный кризис (с полным обесценением доллара) долбанет не позднее 2013 года. Полная исчерпанность неолиберальной модели развития очевидна всем здравомыслящим. Но в силу таинственных исторических законов, перед самыми великими в истории человечества бурями держатели верховной власти никогда не видят очевидного.
Приведу ещё один замечательный пример из уже цитированного романа Дюма. В том же 1784 г. новый министр финансов Франции Калонн начал набирать в почти пустую государственную казну кредитов на чудовищную сумму, которая тратилась на роскошь аристократии; королю же он объяснял, что это будет "стимулировать производство" (типичная неолиберальная политика для стран "третьего мира"):
"Неккер (предшествующий министр финансов) дробил нацию на части и заранее ослаблял её, между тем как нужно было сплотить её силы для того, чтобы заставить её добиться полного обновления.
Это прекрасно понял Калонн, оказавшийся лучшим другом народа, нежели женевец Неккер, так как вместо того, чтобы предотвратить беду, он только ускорил её неизбежное наступление. Его план был смел, безошибочен и грандиозен; надо было довести короля и дворянство в два года до банкротства, так как, предоставленные самим себе, они могли отсрочить его на десять лет. А затем, когда оно произошло бы, объявить им: "А теперь, богатые, платите за бедных, так как они голодны и разорвут на части тех, кто не будет кормить их". Как мог король не понять сразу этого ужасного для него плана и его последствия?"
А вот диалоги между королевой Марией-Антуанеттой и Калонном:
"– Но как же мы расплатимся? Вот в чём затруднение...
– О, государыня, – ответил Калонн с улыбкой, роковое, страшное значение которой королева не сумела разгадать, – ручаюсь вам, что вы расплатитесь."
"– Дело в том, г-н де Калонн, что с моей стороны было бы слишком жестоко заставлять бедный народ расплачиться за мои прихоти. – Не беспокойтесь, государыня, – ответил министр со зловещей улыбкой и делая особенное ударение на каждом слоге, – клянусь вам, что заплатит за них не бедный народ.
– Почему? – с удивлением спросила королева.
– Потому, что бедному народу уже нечем платить, – невозмутимо ответил министр, – а там, где ничего нет, сам король теряет права. Он поклонился и вышел."
А разве не так у нас сегодня? Если бы в 2012 году "королём" стал Путин, – то он и "дворяне" пытались бы протянуть десять лет. А министры "короля" Медведева уработают всё в два года. В последнее время поступающая из России информация указывает на то, что народ отнюдь не "спит" (как продолжают считать многие), а всё более и более теряет терпение. Нам сейчас было совершенно неуместно вяло понукать лошадёнку истории "на этапе перехода от декабристов к народникам", так как решающие события произойдут уже в ближайшие годы. В нынешнем мире всё должно происходить быстро. Ближний Восток в этом году показал фантастические возможности Интернета и мобильной связи для мгновенной самоорганизации масс. "Всё было тихо-мирно, и вдруг путч!"
В предвидении грядущих событий очень и очень нелишне вспомнить Кронштадт, годовщина которого обсуждалась в "Свободном слове". На самом деле, о ситуации Кронштадта предупреждал П. Кропоткин в вышедшей в 1901 году книге "Хлеб и воля". По его мнению, первой и наиглавнейшей задачей победившего пролетарского восстания (Кропоткин его представлял себе аналогично Парижской Коммуне) было бы немедленно наладить производство хоть каких-то необходимых в деревне предметов, которые можно обменять на продовольствие. В случае же, если такого производства организовать не удастся – придётся забирать хлеб безвозмездно, – предупреждает Кропоткин, – но затягивать такую ситуацию нельзя, так как крестьяне восстанут, что будет концом революции. Это и произошло.
Между делом, пришёл и №183 "Свободного слова". В отношении создания в России политзон могу сказать однозначно: намного полезнее будет сидеть за Полярным кругом среди борцов за идею, пускай даже и не совсем такую, как у вас, чем среди вороваек, попрошаек, крадунов и всяких бедолаг (в лучшем случае). Меня же лично, к примеру, во всех зонах сажали на барак, где "сбиты" помощники администрации вместе со всякого рода фуфлыжниками, насильниками (включая извращённых) и подобная им нечисть, спасающаяся только покровительством начальства. Не задумываясь поехал бы за Полярный круг в политзону. В этих политзонах сплотится настоящая политическая элита, способная к великим преобразованиям – в отличие от презренных обывателей, возглавляющих оппозицию в настоящее время.
Через непродолжительный срок напишу ещё одно письмо с соображениями о складывающейся в России ситуации. Надежде и Татьяне пожелание вывести на чистую воду вцепившуюся в них неадекватную "фемидку" и разоблачить абсурдность 282-й... Привет П. Люзакову, А. Деревянкину, А. Зимбовскому, Д. Старикову, Е. Фрумкину.
Что касается УДО и других льгот на досрочное освобождение, то их не может быть для обвиняемых в терроризме и свержении конституционного строя; единственный возможный вариант освобождения – "по звонку". (07.12.2012).
Пока STOP. С искренним уважением, Илья Романов. 08.07.2011 г.

Редакция "Свободного слова" – Илье РОМАНОВУ (апрель 2011 г.).
"Добрый день, Илья!
Спасибо за письмо от 1 февраля с. г. Последнее письмо посылали Вам 31 марта с. г., надеемся, что Вы его получили.
Хотели узнать, намечаются ли у Вас сейчас какие-то перспективы с УДО или с этим пока всё глухо? В любом случае, желаем, чтобы Ваш срок побыстрее летел.
Теперь по содержанию Вашего письма. Вы проанализировали историю ДС и, в частности, написали: "только "изнутри железного занавеса" лозунги ДС эпохи перестройки могли казаться каким-то "свежим ветром", "новым словом", и вообще чем-то передовым. На самом деле эти лозунги представляли собой невероятную архаику, но мы в то время этого не осознавали".
Если анализировать через призму "идей", то история ДС может показаться не особенно интересной. Но идеи, например, христианских фундаменталистов, о которых Вы пишете, по сравнению с идеями ДС, это вообще сверхархаика. Тем не менее старые и даже самые архаичные идеи способны переживать, так сказать, ребрендинг и "омолаживаться" в зависимости от нюансов социального содержания, которое в них вкладывают.
Так что всё выглядит несколько иначе, если посмотреть через призму социальных интересов. В предыдущем письме уже говорилось о том, что мы даже не осознавали своего противника – советскую бюрократию, "элиту" (тогда она так себя ещё не называла, потому что её формальной идеологией была антиэлитарность). Мы не называли своего противника правильным именем, вместо этого бормотали что-то невнятное о "тоталитаризме". У нас не было даже того уровня социальной ясности, который был ещё у прошлой советской оппозиции – троцкистов 30-х годов. Хотя в Оргкомитете ДС изначально был троцкист Алексей Зверев, автор статьи "Дайте слово товарищу Троцкому!", были троцкисты и потом (Сергей Биец и его фракция), но они не вносили нужного уровня теоретического понимания. Достаточно сказать, что теоретическим "откровением" в те годы считалась книга Милована Джиласа "Новый класс". Хотя, если сравнить глубину и уровень понимания и анализа Джиласа и Троцкого (а Джилас, в общем-то, наощупь шел вослед за Троцким), то мгновенно станет ясно, что книга Джиласа – в подметки не годится любой из работ Троцкого 30-х годов о совбюрократии. Не потому ли эту книгу, как и её автора, так активно продвигали на Западе? А идеи Троцкого затирали. Троцкий говорил, что ложь – это социальная функция. Но ведь и глупость – это тоже социальная функция. И мы это видим повсюду...
В общем, мы действовали вслепую. Но всё-таки интуитивно мы своего противника – советскую бюрократию – осознавали. И это нас сразу резко дистанцировало от "умеренных" демократов, всяких станкевичей, собчаков, поповых и прочих, которые играли по правилам бюрократии, плавно видоизменялись вместе с бюрократами и были, по сути, их рупором. Они эволюционировали от умеренного "коммунизма", "советизма" и "эгалитаризма" к ярому антикоммунизму, антисоветизму и элитаризму. При этом были забавные моменты: в одной из критических статей году в 1989-м со стороны "умеренных" ДС поносили сразу за два политических преступления:
– за то, что мы отказываемся от сотрудничества со структурами КПСС;
– и за то, что у нас есть фракция демокоммунистов.
То есть сотрудничать с (псевдо)"коммунистами" из КПСС (=бюрократами) – это нормально, а вот заводить каких-то собственных идейных левых, демокоммунистов – это вопиющее преступление. :) Ну, само собой – с точки зрения бюрократов...
Потом бюрократия стала активно усваивать и впитывать наши идеи. Возникла та ситуация, о которой писал недавно Сергей Кургинян (Вы его цитировали) – идеи из "Свободного слова" спустя небольшой срок перекочевывали в официозную печать. Они присваивали наши идеи, мы высказывали новые, более радикальные, прежде всего – желая от них дистанцироваться. Например, вначале ДС говорил про альтернативные выборы в Советы, когда эти выборы стали реальностью, выдвинул идею созыва Учредительного собрания и идею бойкота официальных выборов. Правильно это было или нет, но мотив был ясен – отделить себя непроходимой чертой от бюрократии. А бюрократия усваивала и эти новые идеи... Ирония истории, в частности, заключается в том, что ДС стал первым в 1989 году, например, употреблять старые названия городов (включая Санкт-Петербург, Тверь, Самару, Нижний Новгород... – вы тогда в Горьком издавали "Нижегородский листок ДС") и в то же время представитель ДС Леонид Гусев был ЕДИНСТВЕННЫМ, кто в 1991 году на многотысячном митинге, созванном мэрией Ленинграда в преддверии референдума по переименованию города, призвал голосовать ПРОТИВ немедленного переименования. В общем, ДС со своими лозунгами, противопоставляя себя бюрократии, совершил "полный круг":
И вернулся он назад
Снова в город Ленинград. :)

А что произошло с бывшей советской элитой в 1987-2010 годах? Если говорить коротко, то она СТАЛА ЧАСТЬЮ МИРОВОЙ ЭЛИТЫ. Это было именно то, чего она добивалась в ходе перестройки. Она разменяла свой прежний капитал – власть – на всемирную валюту – собственность.
Пусть она стала ещё и не вполне полноценной частью мировой элиты (той самой, которую Вы назвали "врагом человечества"), пусть и подчинённой её частью, на третьих, холуйских ролях, но тем не менее. И теперь БЕСПОЛЕЗНО бороться с ней, не противопоставляя себя элите мировой. Это не осознали пока прекраснодушные либералы... Им кажется, что мировая элита хочет сделать, чтобы у нас все было тип-топ. И даже и не все левые осознали. Надо помочь осознанию этого факта всем, кто к этому способен...
И тогда встанет вопрос, который, откровенно говоря, не очень внятно ставят авторы книги "Империя", которую Вы вкратце изложили в своём письме от 17 января. Вопрос этот, если попытаться продраться сквозь их недостаточную внятность и недоговорки, – о формировании контр-элиты на глобальном, всемирном уровне. Никакой меньшей ценой не только от мировой элиты, но даже и от её малой части – наших отечественных компрадорских жирных котов – не избавиться. Если поставить вопрос в такой плоскости, то становятся ясны и постоянные апелляции авторов "Империи" к Блаженному Августину с его "Градом Божьим", который ("Град") – в земном своём измерении (как, впрочем, и в небесном) – имел абсолютно чёткое наименование – христианская Церковь.
Кстати, у самого-то Блаженного Августина всё кристально ясно. Не случайно в разные века его так любили цитировать революционеры. Вот небольшая выдержка из его книги "О Божьем граде", выпущенной еще в 1786 году в России: "Изрядно и справедливо Александру оному великому некоторый пойманный морский разбойник ответствовал; понеже когда Царь его спросил: какую б он власть имел разбивать на море? он без робости отвечал: такую ж, какую и ты разорять вселенную; но понеже я дело своё отправляю, разъезжая на малом корабле, то меня называют разбойником; а ты поелику имеешь большой флот, то тебя именуют Императором".
Звучит абсолютно революционно, не правда ли? "Какой чудесный здравый смысл у этого пирата", – замечал по этому поводу Робеспьер.
Итак, христианская Церковь, она же "Град Божий" Августина, была контр-элитой по отношению к правящей мировой (точнее, римской, но Рим тогда и был почти что "миром") элите. При Константине Великом Церковь подменила собой истощившуюся и ставшую, по Вашему выражению, "врагом человечества" :) старую римскую элиту, что продлило существование Римской империи (Византии) на несколько столетий.
В XIX и XX веках столь же очевидной контр-элитой по отношению к мировой элите был Интернационал (точнее, четыре Интернационала – первый, второй, Коминтерн и Четвертый Интернационал).
Сейчас революционный импульс, полученный еще в первой половине XIX века при создании первого Интернационала, и много раз обновлявшийся – в 1871-м, 1917-1918-м, 30-х годах (создание IV Интернационала), 1949-м (китайская революция), 1968 году... слабеет и истощается. Надо в этом ясно отдать себе отчёт. Все эти апостолы 1968 года типа Кон-Бендита претерпели то же превращение, которое претерпели и их предшественники, вроде вождей II Интернационала в 1914 году, и вождей Коминтерна в 30-е годы – выродились в откровенных оппортунистов и системщиков.
Что касается "Империи"... Только одно маленькое сравнение. Один из важнейших вопросов, на который должна отвечать любая политическая философия – это кто враг, с которым она воюют?
Вот как отвечает на этот вопрос классический "Манифест коммунистической партии" Маркса и Энгельса:
"История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов.
Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывгую, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов. [...] Наша эпоха, эпоха буржуазии, отличается, однако, тем, что она упростила классовые противоречия: общество всё более и более раскалывается на два больших враждебных лагеря, на два больших, стоящих друг против друга, класса – буржуазию и пролетариат. [...] Современная государственная власть – это только комитет, управляющий общими делами всего класса буржуазии.
Буржуазия сыграла в истории чрезвычайно революционную роль".
Оцените, please, стиль, степень четкости и ясности мысли, саму энергетику текста.
А теперь приведённая Вами цитата из "Империи", которая отвечает (вернее, пытается ответить) на тот же самый вопрос.
"Основной вопрос сегодняшней политической философии состоит не в том, начнётся ли, и если да, то что к этому подтолкнёт, сопротивление или бунт, но скорее в том, как определить врага, против которого нужно бунтовать. Зачастую именно неспособность распознать врага ведёт волю к сопротивлению по замкнутому кругу. Однако выявление врага – это нелёгкая задача, учитывая, что эксплуатация больше не поддаётся локализации, и мы находимся в тенетах столь сложной и глубоко уходящей своими корнями системы власти, что не можем уже определить ни степени различия, ни меры. Мы страдаем от эксплуатации, отчуждения и принуждения как от врагов, но не знаем, где находится производство подавления. И тем не менее мы всё ещё сопротивляемся и боремся".
Сравните оба текста, pls. Требуются комментарии? :)
...
Но еще раз возвращаясь к истории ДС. В свое время Троцкий писал об истории РСДРП: "Энгельс неоднократно указывал на то обстоятельство, что революционная партия, потерпевшая поражение в решающей исторической схватке, неизбежно распадается, как организация. На первый взгляд этому можно противопоставить судьбу большевистской партии, которая, несмотря на поражение 1905 г., через 12 лет одержала крупнейшую революционную победу в мировой истории. Однако, при более внимательном рассмотрении этот пример только подтверждает мнение Энгельса. Как массовая организация, большевистская партия исчезла с поверхности в течение 1907-1910 гг. Сохранились лишь незначительные, рассеянные, в большинстве сильно колеблющиеся кадровые элементы, сохранилась традиция, сохранился прежде всего эмигрантский штаб с Лениным во главе. Прилив 1912-14 гг. поставил на ноги новое революционное поколение, вырвал часть старых большевиков из состояния летаргии и создал новую партийную организацию, которая исторически – но отнюдь не организационно – представляла собой дальнейшее развитие старой большевистской партии... Однако, немедленно после поражения 99% кадров, включая и членов ЦК, покинуло ряды партии, превратившись в мирных граждан, а подчас и в простых мещан".
А где большинство тех, кто создавал славную антибюрократическую партию ДС? Из этих людей по-прежнему в строю один Андрей Деревянкин. Новодворская, Дебрянская и Стариков – хоть и остаются в политике, но каждый по-своему – увы, капитулировали перед бюрократией... (Хоть Дебрянская пару лет назад и угодила в омоновский автобус во время гей-парада. Журнал "Русский Newsweek" тогда описывал забавную сценку в милицейском автобусе: ""Почему мы должны ехать с этими гомосеками вонючими?" – возмутился молодой человек, назвавшийся активистом Евразийского союза молодежи. "Мальчик, потому что все люди равны. И евразийству это никак не мешает, уж поверь мне: все-таки Александр Дугин – мой бывший муж", – нежно втолковывала оторопевшему гомофобу лесбийская активистка Дебрянская". :))
А про остальных отцов-основателей ДС вообще в политике ни слуху, ни духу – они благополучно "превратились в мирных граждан, а подчас и в простых мещан". Только на юбилеях ДС раз в десять лет выплывают.
Так что ситуация довольно похожа... После того, как революция окончена, большинство революционеров превращается в мирных обывателей или мещан, остаётся небольшая горстка, которая ждет следующего общественного прилива.
Если говорить про ДС как одну из таких горсток, то можно, конечно, разогнать и её, но будет ли от этого большая польза для будущего? Сомнительно, скорее наоборот.
А в общем-то определенных положительных сдвигов в обществе отрицать нельзя. В 1990 году никаких "красных диссидентов" в СССР по сути не было (даже Биец тогда проходил как "антисоветчик"), их даже трудно было себе представить, теперь они есть. Если этот процесс будет развиваться, то со временем появится нормальная контрэлита, которая на равных сможет бросить перчатку нынешней правящей элите. Правда, процессы тотального регресса, деградации, всеобщей межэтнической войны развиваются так быстро и угрожающе, что времени на формирование контрэлиты может и не хватить. Ну, тут уж, как говорится, делай что должно, и будь что будет.
Иногда с некоторым ужасом вспоминаешь, сколько разнообразной пустой словесной шелухи было в головах дээсовцев 1989-1991 годов, не говоря уж про других оппозиционеров. Вся эта насквозь фальшивая моралистика про "слезинку ребенка", и прочее, и прочее. Все-таки освободиться от этих залежей пустословия – немаленькое достижение.
На какой стадии сейчас находится процесс формирования контрэлиты (в России и бывшем Союзе)? – вот вопрос. Думается, в лучшем случае – где-то на пути от декабристов к народникам. И этот путь еще предстоит протопать своими ногами.
Ваша оценка: "Нельзя не согласиться, что "леворадикалов", действительно, не видно... Сурка или суслика в поле мы тоже не видим, а он есть. Он будет виден, когда расплодится. Но для этого нужно, чтобы коршун постоянно не кружил, и чтобы фермер не подсыпал отравленных семян. В странах "первого мира" во 2-й половине 1960-х годов леворадикальные движения приобрели небывалый размах... А откуда они появились? Из невидных до того невооружённым глазом микро-сект троцкистов и анархистов, из богемных тусовочек вроде битников или ситуационистов, плюс переориентировавшаяся с СССР на Китай часть коммунистов. Подобные эмбрионы есть и у нас, они ждут своего часа."
Звучит весьма обнадеживающе, как говорится, Вашими бы устами да мед пить. :) Однако тут же всплывают кое-какие сомнения... "Ситуационистский интернационал" и прочие микро-секты – это прекрасно, но только ведь они не смогли, как и другие "эмбрионы", овладеть ситуацией в 1968 году. Не смогли. А официальная французская компартия с подачи Москвы заняла абсолютно оппортунистическую позицию, как известно.
Правда, сейчас "поколение 1968 года", можно сказать, пришло к власти – все эти Кон-Бендиты, Йошки Фишеры и даже Биллы Клинтоны (он ведь участвовал в антивоенном движении 60-х годов против войны во Вьетнаме, сам закосил от армии – такой геройский подвиг! :) – и курил марихуану, т. е. был участником "психоделической революции"). Но, как говорится, "за время пути собачка могла подрасти". И за время пути все эти Кон-Бендиты и Йошки Фишеры из революционеров, которыми они, возможно, когда-то были, превратились в таких отпетых оппортунистов и ренегатов, что они сами образца 1968 года, несомненно, плюнули бы теперь себе в физиономию.
Насчёт Вашей полемики с Павлом Люзаковым о причинах этнических погромов, то мы её поместили на сайте не только в тексте Вашего письма, но и в виде отдельной заметки... Дмитрий Стариков написал к ней такую реплику: "Во все времена массы жителей голодных стран бежали в страны более сытые, и немалая часть этих масс не ограничивалась работой на условиях новых хозяев. Она, эта часть, принималась вести разного рода деятельность, от политической и торговой до чисто криминальной, не желательную для властей и жителей принимающей страны. Если государство не в силах оказать противодействие нежелательной миграции, – приходит суд Линча и ворошиловских стрелков, принимающий разные формы, в том числе, к сожалению, и неонацистскую."
Вы написали: "авторитетные эксперты считают, что только захват американцами ближневосточной нефти способен поддержать доллар на плаву. Обама на это вряд ли решится (как-никак Нобелевский лауреат премии мира), а следующему президенту как бы не оказалось поздновато!"
Как видите, такие милые пустячки, как Нобелевская премия мира, не удержали Обаму от бомбёжек Ливии. Правда, со скорой и лёгкой победой ему там, кажется, не обломилось. Но премия тут ни при чём. И можно сделать вывод: всякие красивые цацки и побрякушки на ленточках на шею, как бы пышно они ни назывались, не остановят серьёзных дядь из Белого дома от проведения нужной Штатам политики. Бомбёжек, обстрелов и всего прочего.
Спасибо за поздравления с годовщиной создания РККА. В свою очередь, поздравляем с наступающим 1 Мая и годовщиной Победы над фашизмом."

РЕДАКЦИЯ "СВОБОДНОГО СЛОВА" – ИЛЬЕ РОМАНОВУ (26 марта 2011 г.)
"Добрый день, Илья!..
По поводу обсуждавшихся в переписке вопросов. В одном из предыдущих писем была приведена цитата Радека: "Меня в Ленине поражало то, что англичане называют "Коммон сенс", т. е. здравый смысл... Когда Ленин решает большой вопрос, он не мыслит абстрактными историческими категориями, он не думает о земельной ренте, о прибавочной стоимости, об абсолютизме, о либерализме. Он думает о Собакевиче, о Гессене, о Сидоре из Тверской губернии и о рабочем с Путилова, о городовом на улице и думает о том, как данная мера повлияет на мужика Сидора и на рабочего Онуфрия, как носителей революции". Вы по этому поводу написали: "то, что Радек написал о якобы сугубо конкретном мышлении Ленина – не соответствует действительности. Как бывший медицинский работник, могу сказать, что сугубо конкретное мышление и неспособность к абстрактному – первый признак умственной отсталости. (Здесь у нас целыми днями приходится общаться с огромным количеством таких людей). А Сталин, как бы к нему ни относиться, о Радеке сказал следующее: "У всех людей голова управляет языком, а у Радека язык управляет головой". Это означает, что Радек ради красного словца мог сильно погрешить против истины. С этим мы сталкиваемся и в данном случае. Не думал Ленин и не мог думать о конкретном "Сидоре или Онуфрии", а руководствовался "законом больших чисел", то есть статистикой. Пожалуй, для исторического деятеля значительных масштабов такой подход оправдан. Конкретно взятый пианист может оказаться сионистом, а конкретный Сидор – ещё кем-нибудь."
Ну, в возражение на приведенную Вами цитату Сталина о Радеке можно привести цитату Ульянова о нём же: "Товарищу Радеку удалось нечаянно сказать серьезную фразу...". :) Так вот и тут Радеку – чаянно или нет – удалось сказать совершенно серьёзную фразу. Даже странно, что Вы до такой степени неправильно её истолковали. Разумеется, Ульянов "не мог думать о конкретном "Сидоре или Онуфрии", а руководствовался "законом больших чисел". Тут даже и спора быть не может. Но! Он думал не о конкретном, а о ТИПИЧНОМ "Сидоре или Онуфрии", и это для него решало всё. И с этой точки зрения конкретный "Сидор или Онуфрий" для него был важен - ну, как для врача важен эритроцит или лейкоцит, которые он рассматривает под микроскопом. Он рассматривает его предельно внимательно и чутко, потому что его волнует состояние крови в целом.
Именно в этом и заключается, по большому счёту, работа политика: прислушиваться к "Сидору или Онуфрию как носителям революции", и давать их смутным и не всегда ясным чувствам и настроениям четкое политическое выражение. (Кстати, реакционных политиков это тоже касается, только они дают выражение мыслям и чувствам "Собакевича, Гессена или городового на улице").
Ну ладно, допустим, Радек был "врун, болтун и хохотун". Ну, а Троцкий что, – тоже? Вот совершенно аналогичная цитата Льва Давидовича. В 1918 году у Ульянова в кабинете была делегация рабочих, и один из них сказал ему: "Видно и вы, товарищ Ленин, берете сторону капиталистов". Ульянов признался Троцкому: "Знаете: это в первый раз я услышал такие слова. Я, сознаюсь, даже растерялся, не зная, что ответить. Если это – не злостный тип, не меньшевик, то это – тревожный признак". И вот что пишет Троцкий: "Передавая этот эпизод, Ленин казался мне более огорченным и встревоженным, чем в тех случаях, когда приходили, позже, с фронтов черные вести о падении Казани или о непосредственной угрозе Петербургу. И это понятно: Казань и даже Петербург можно было потерять и вернуть, а доверие рабочих есть основной капитал партии".
Естественно, Ульянова волновала не позиция одного конкретного рабочего, а позиция рабочих как социальной группы.
А вот что писал Троцкий уже в эмиграции, обращаясь к своим единомышленникам: "Вы сумеете подсмотреть и подслушать мысли и чувства рабочего класса и дать им ясное политическое выражение". Ещё: "Революцией нельзя командовать. Можно лишь давать политическое выражение её внутренним силам. Нужно знать, с какой из этих сил связать свою судьбу".
Вот, в завершение темы, цитата самого Ульянова: "Подслушивать – это одно, а прислушиваться – совсем другое. Подслушивание некрасиво и недостойно порядочного человека, а прислушиваться необходимо всегда и всюду... Часто бывает так: прослушаешь несколько ораторов и не можешь ни с одним согласиться, а сбоку услышишь только одну фразу и убедишься, что ораторы напрасно занимали время, доказывая свою правоту. Учитесь слушать, прислушиваться и тут же делать выводы...".
Суть же в том, что ход истории определяют именно "Собакевич, Гессен, городовой на улице" (в эпохи реакции), или "Сидор из Тверской губернии и рабочий с Путилова" (в эпохи революций). Надо уметь их слышать, а понять настроения отдельного типичного "Сидора или Онуфрия" – это всё равно что для врача провести анализ крови. Если же "врач", то есть политик, плюет на все "анализы", считает себя умнее всех и что хотит, то и воротит, то заканчивается это для него обыкновенно плачевно. Как говорил тот же Ульянов в одном из своих выступлений в 1922 году:
"История знает превращения всяких сортов; полагаться на убеждённость, преданность и прочие превосходные душевные качества – это вещь в политике совсем не серьёзная. Превосходные душевные качества бывают у небольшого числа людей, решают же исторический исход гигантские массы, которые, если небольшое число людей не подходит к ним, иногда с этим небольшим числом людей обращаются не слишком вежливо".
А вот, кстати, ещё одна цитата "вруна, болтуна и хохотуна" Карла Радека – в развитие предыдущей: "Я не забуду никогда своего разговора с Ильичем перед заключением Брестского мира. Все аргументы, которые мы выдвигали против заключения Брестского мира, отскакивали от него, как горох от стены. Он выдвигал простейший аргумент: войну не в состоянии вести партия хороших революционеров... Войну должен вести мужик". "Разве вы не видите, что мужик голосовал против войны", спросил меня Ленин. "Позвольте, как это голосовал?" "Ногами голосовал, бежит с фронта". И этим дело для него было решено... Надо было, чтобы мужик дотронулся руками до данной ему революцией земли, надо было, чтобы встала перед ним опасность потери этой земли, и тогда он будет её защищать... "Как же мы будем заключать мир с правительством Гогенцоллернов?" – спрашивали многие товарищи. Ленин отвечал им злобно: "Вы хуже курицы. Курица не решается перешагнуть через круг, начерченный вокруг нее мелом, но она хотя может для своего оправдания сказать, что этот круг начертала вокруг неё чужая рука. Но вы-то начертали вокруг себя собственной рукой формулу и теперь смотрите на неё, а не на действительность".
Ну да ладно, пойдём дальше. Разумеется, с Вашими мыслями о том, что фарисеи любят кричать о "слезинке ребёнка" (вроде наследника-цесаревича Алексея), но не желают замечать баррелей этих "слезинок", которые проливаются вследствие поддержания существующего статус-кво, – невозможно не согласиться. Чего стоят, например, постоянные публикации в газетах - такому-то ребёнку требуется такая-то (фантастическая!) сумма на лечение или операцию. "Подарите жизнь!" А если никто не "подарит" этих денег (а детей, как и взрослых, обязано по закону лечить государство, между прочим!) – они попросту умрут. И сколько таких историй не попадает в газеты! Почему дети бедняков должны умирать от медикаментозно излечимых болезней? Но это вопрос, разумеется, чисто риторический.
Немножко удивил Ваш оптимизм, что (в России и, видимо, СНГ) "рост прогрессивных, социально-ориентированных структур в обществе налицо". И Вы сравниваете с послевоенной эпохой в Западной Европе, когда были сильны антифашистские левые партии. Хорошо, коли так, только, пардон, где же они? Далее Вы пишете: "Какого взгляда нам придерживаться на интеллигентную публику, которую не приняли в услужение зелёной жабе? Вы в Ваших письмах выдвинули концепцию "либерального мавра", который сделает своё дело, после чего может уходить. С этим можно согласиться, но до определённой степени. Оговоримся, разумеется, сразу, что "уходить" либерал-интеллигенция должна не на гильотину или в Сибирь, а в оппозицию организациям трудящихся, пришедшим к руководству общества. Если оппозиция критикует справедливо, шумит о злоупотреблениях начальников – то она этим делает полезное и нужное дело. Но народная власть никогда не позволит либерал-интеллигенции перейти к действиям наподобие тех, что осуществлялись никарагуанскими "контрас". А такие планы кое у кого имеются, как мы знаем".
Думается, что ещё рановато смотреть на интеллигенцию как на "оппозицию народной власти". Дело в том, что для полноценной революции народу всегда необходим союзник – контрэлита. Например, в 1917 году такую роль сыграли революционеры, многие из которых были самого что ни на есть "элитарного" происхождения. Например, князь Кропоткин был Рюриковичем, то есть познатнее Романовых, Чичерин – дворянином с чуть ли не тысячелетней родословной, Ульянов и Дзержинский – дворянами, Христиан Раковский – богатым помещиком, и т. д. и т. п. Конечно, там были и коренные рабочие, вроде одного из вождей правой оппозиции Михаила Томского (Троцкий называл его самым (!) выдающимся рабочим, выдвинутым русской революцией – отсюда ясно, что среди более известных фигур рабочих не было), и крестьяне вроде "всесоюзного старосты" дедушки Калинина, но – не на первых ролях. В сущности, в своей основе революционеры были частью прежней элиты, перешедшей на сторону народа. Формирование этой контрэлиты было процессом долгим. Всем известна фраза Ульянова о декабристах: "Страшно далеки они от народа". Это, так сказать, исходная точка, момент рождения контрэлиты, отчасти мифологически-легендарный. Дальнейшая её история заключалась в том, что она становилась ближе, ближе, ближе к народу (народники-разночинцы, народовольцы, марксисты, анархисты, эсеры...), пока не стала просто-напросто прямым рупором мыслей, чувств и требований восставших "Сидоров и Онуфриев". Вот тогда революция и победила.
Так вот, у нас – формирование контрэлиты находится в одной из начальных стадий. Надо отдавать себе в этом ясный отчёт. Наша задача и даже обязанность – всемерно ускорить этот процесс. Революция может свершиться хоть завтра, когда чаша народного терпения вдруг перехлестнёт через край. Но если контрэлита к этому моменту не будет готова, она (революция) не победит, а её плодами воспользуются касьяновы, немцовы, миловы или ещё какие-нибудь бюрократы и их креатуры, вроде г-на Навального (выплыла из каких-то зловонных глубин недавно такая омерзительная фигура, под стать фамилии, бывший советник губернатора Никиты Белых, а ныне - гибрид немцова и погромщиков с Манежной). Потому что народ последует за ними, как в 1989-1991 годах он последовал за Ельциным, Поповым, Собчаком и пр. и пр. Как писал Троцкий: "В чем вообще состоит слабость масс? В готовности следовать за эксплоататорами..." А чем эта слабость вызвана? Слабостью контрэлиты, революционной альтернативы.
Но, возвращаясь к исходной мысли, – интеллигенция (не как социальная группа, а как отдельные люди) является совсем неплохим "сырьем" для формирования революционной контрэлиты. Именно в этом качестве её и предлагается рассматривать.
Далее Вы пишете: "Здесь очень важно для теории провести разграничение между обычными либералами и неолибералами. Обычные либералы склонны всерьёз принимать лозунг французской революции "свобода, равенство, братство", считают себя поборниками (не на словах, а на деле) всевозможных свобод, в первую очередь политических, а также имеют детски-наивное представление об "экономических свободах", заимствованное из XIX века у Адама Смита. Но если тот или иной режим совершает действительно кровавые злодеяния, – либералы возмущаются, даже если действия эти совершены во имя сохранения капитализма... С этой точки зрения, например, П. Люзаков, бывший президент Гондураса М. Селайя являются обычными либералами, а Б. Стомахин, Б. Немцов, В. Новодворская – неолибералами."
Дело в том, что между описанными Вами двумя группами нет каменной стены, идеи просачиваются и в ту, и в другую сторону. И люди тоже пересекают границу в обе стороны. Например, упомянутая Вами Валерия Новодворская была до 1993 года "обычным" либералом, по Вашей терминологии. Можно, если хотите, привести немало её цитат, которые эту мысль проиллюстрируют.
...
ВОТ ЧТО ОНА ГОВОРИЛА О ФЕВРАЛЕ РАНЬШЕ:
"Вот приедет Ельцин, Ельцин нас рассудит, Ельцин сам увидит, что плоха избушка, и велит дать лесу", – думает демроссийская старушка. Но вот и свершилось. Бориска сел на царство. Теперь он сядет в свою карету и укатит в свою резиденцию. Надеюсь, что старушки прозреют...
Революция, гражданский риск, – это черная вода ледохода. Выберем льдину покрепче и оттолкнемся от нашего проклятого ледяного тоталитарного берега в тисках вечной зимы и Белого Безмолвия. Мы не знаем, кто утонет по дороге, когда льдина перевернется, не раздавит ли ее встречным айсбергом. В этой реке интересно выплыть и интересно утонуть... Мы взяли курс на шлюзы 1905 года. Нас бросает боком, заживо под мельничные колеса. Главное – не суетиться, не пытаться повернуть назад и не закрывать глаза. Тех, кого не перемелет в щепки, понесет дальше. Река станет шире, но начнет разрастаться грозный гул. И тем, кто доживет, выпадет самое великое, самое долгожданное: в грохоте и гуле, в радугах и лучах низвергнуться в водопад будущего февраля 1917 года. Самые сильные (или просто те, кому повезет) выплывут. Там, за водопадом, - цивилизация, гражданское общество, парламентаризм, Лукоморье, утраченный псковско-новгородский республиканский Рай."
(Из статьи "Вперёд, к 1905 году!", 1991 год).
...
И ЧТО ОНА ГОВОРИТ О ФЕВРАЛЕ ТЕПЕРЬ:
"Вспомним 1917 год. Сейчас понятно, что восемь месяцев интересной жизни при республике не стоили потом шести миллионов (?) человеческих жертв и отставания страны. России была противопоказана февральская революция".
(Из интервью Валерии Новодворской изданию "Электорат. Инфо", 2006 год).
...
ЧТО ОНА ГОВОРИЛА О ЛЕНСКОМ РАССТРЕЛЕ РАНЬШЕ:
"Давайте рассмотрим, не погрешили ли мы [либералы] против принципов эстетики ХХ века, и не за это ли судьба нас наказует. Первое серьезное прегрешение против порядочности – "Вехи". И у Гершензона, и у Бердяева, и у Франка оказалось мало хорошего вкуса. Общественный протест, живое негодование, талант, артистизм – этого было в изобилии у тех, кто сражался на баррикадах Пресни, стрелял в усмирителей народных восстаний, шёл на виселицы ныне поднятого на щит "либерала" Столыпина. Они горячо любили и горячо ненавидели и отдали свою жизнь за други своя. И им Всевышний простил их прегрешения за желание спасти мир, за самоотречение, за страсть, за кураж, за эшафот. Мне чужды их убеждения, но не чужда их эстетика. И, живи я тогда, я наплевала бы на теории и на практике встала бы в их ряды. А вот сытым, благополучным, холёным авторам "Вех", которые тешились над повешенными инсургентами и просили у неправедной власти, обагрённой кровью Лены и 9 января, защитить их штыками и тюрьмами от ярости голодных и раздетых, Бог не простит, я уверена... Они стали навек чужими, закопав идею либерализма в России. А всё могло бы быть иначе, если бы ошибки эсеров и эсдеков исправлялись кадетами на общих баррикадах и в казематах общей Петропавловки. Если бы либералы были Герценами и Огаревыми, а не Гершензонами и Бердяевыми".
(Из статьи "Эстетика общественных процессов", 1991 год).
...
И ЧТО ОНА ГОВОРИТ О ЛЕНСКОМ РАССТРЕЛЕ ТЕПЕРЬ:
"Компромисс, союз с властью – падение. Мы пали сознательно, потому что поняли, что не полетим. Нет свободного народа, нет и полёта. Сегодня мы в оппозиции, но в респектабельной оппозиции. Мы в ладу с ДВР, "ДемРоссией", мы голосовали за Ельцина, мы скорее поддержим Ленский расстрел, чем баррикады 1905 года".
(Из интервью "МК" в 1997 году).
И напоследок ещё одна цитата Валерии Ильиничны, тоже из 1991 года:
"Меня не пугает охлократический бунт. (Голос: сейчас народ продуктов лишить, они пойдут громить). И слава Богу. Хуже будет, если они не пойдут, а будут тихо с голоду умирать. Можно будет отвратить их от крайних проявлений насилия... Самое страшное – если народ не пойдет на охлократический бунт. Демократическая революция с нуля не начинается. Во Франции было пять эксцессов, прежде чем была установлена республика. В культурной Великобритании, где палата общин с тринадцатого века, сколько было эксцессов? Мы не должны поощрять эксцессы, мы должны вносить хороший вкус в любой охлократический бунт.
Мы заработаем себе право остановить людей в нужную минуту, если мы для этой толпы будем что-то значить, если у нас будет авторитет людей "крутых", не будет имиджа холопов режима, его цепных псов, или жалких либералов. Иначе на нас плюнут и пойдут дальше... А если мы будем стоять и ломать руки: "Ах, охлократический бунт! Не дай Бог...", – мы не будем иметь никакого авторитета у народа. Тот народ, который поднимется, разинско-пугачевский, плюнет в нашу сторону, и будет прав... Поэтому, если хотите гуманизировать советскую действительность, испачкайтесь в ней, шагните в уличную грязь с тротуара. Вы хотите поток повернуть в другое русло? Тогда надо возглавить этот поток. Страшно, что люди сейчас идут за государством, за Ельциным; если они пойдут за нами, это не страшно."
...
Далее Вы пишете: "Вне зависимости от сиюминутной политической конъюнктуры главным врагом человечества является стоящая за ними (неолибералами) глобальная Империя, а они – проводниками её политики".
Гм... Извините, но не кажется ли Вам, что мы (деэсовцы эпохи перестройки) уже прокололись так один раз? Мы определяли противника, мягко говоря, неточно, как некий "тоталитаризм" (более точным, хотя, наверное, тоже несовершенным определением было бы – правящая бюрократия). Выражение "тоталитарный режим" использовал и Троцкий (он писал: "Чтобы обеспечить миллионам больших и малых чиновников бифштекс, бутылку вина и другие блага жизни, понадобился тоталитарный режим"), но оно неточное. А некоторые и это кривобокое определение ("тоталитаризм") упрощали до "Империи зла". И вполне закономерно оказались в итоге у разбитого корыта. В общем, как уже было сказано в этой переписке:
Grau, teurer Freund, ist alle Theorie
Und grun des Lebens goldner Baum.
Помнится, революционеры столетие назад определяли в качестве своего главного врага отнюдь не Империю (будь то Российская, или Британская, или Германская, или Австро-Венгерская), а определённую международную социальную группу. И правильно делали – ибо все перечисленные империи, кроме Британской, в ходе первой мировой войны развалились. Что бы делали революционеры, если бы считали своим врагом империю (империи), а не нечто иное? Остались бы без работы? :) Так что противника себе надо выбирать тщательно, чтобы его хватило надолго... :))
Но даже и выбор в качестве противника одной определённой социальной группы – тоже неточен. С этим столкнулся Троцкий, когда с середины 20-х годов ему пришлось воевать уже на два фронта – с советской бюрократией и западной буржуазией. И в СССР его непрерывно шпыняли этим фактом, как "изменой догматам марксизма".
Конечно, иметь одного глобального противника "удобно". Все его враги автоматически превращаются в, как Вы метко выразились, "парадоксальных союзников". Это хорошее выражение, такие союзники и нужны, и неизбежны. Но! Обратите внимание – если бы Троцкий в 20-е годы решил сражаться на один фронт – с Кремлем, то он оказался бы в роли союзника-советника Черчилля, как ранее Борис Савинков. А если бы он решил сражаться на один фронт – с фашизмом и реакционной буржуазией – то оказался бы в роли союзника-советника Сталина. Что привело бы его – куда? Известно куда – к стенке. И не в том беда, потому что удар ледоруба в затылок, наверное, не намного приятнее выстрела пули, а в дискредитации самой революционной идеи. Кто сейчас всерьез назовет себя последователем, скажем, Зиновьева – союзника Сталина? Или Раковского, троцкиста, капитулировавшего перед Сталиным в 1934 году и расстрелянного в 1941-м? Они так основательно вываляли свои имена и свои знамена в грязи, что поднять их вряд ли кто решится.
К сожалению, проявления реакции, то есть несвободы и неравенства, бесконечно многообразны, и свести их все к одному-единственному – Империи – никак не получается.
Далее Вы анализируете внешнюю политику некоторых государств (Кубы и Северной Кореи) и делаете на этом основании некоторые выводы об их внутренней сущности. Извините! Где же тут классовый анализ, который Вы в одном из предыдущих писем называли главным достижением марксизма? Начинать-то анализ следовало с совершенно иного конца: какими привилегиями пользуется бюрократия в Северной Корее и на Кубе, насколько отличается материальное положение бюрократа от положения рядового человека, являются ли уже эти привилегии наследственными (в Северной Корее, как мы знаем, даже верховная власть передается по наследству), какова вертикальная мобильность в обществе, то есть возможность для рядового человека попасть в верхушку общества, и т. д. и т. п. Стоит ответить на все эти вопросы, и социальный портрет кубинского или северокорейского обществ окажется у нас как на ладони. А Вы начинаете с внешней политики. Да, конечно, внешняя политика является продолжением внутренней, но ей гораздо больше, чем внутренней, свойственна инерция. Не случайно Виктор Гюго заметил про Наполеона Бонапарта, что он "сковал революцию во Франции и расковал её в Европе". То есть, будучи реакционером во внутренней политике, Бонапарт ещё до известной степени оставался революционером во внешней. СССР в 60-е и 70-е годы давно уже был, пользуясь выражением Раковского, "бюрократическим государством с пролетарски-коммунистическими пережитками", но Вы же сами писали недавно, что Кремль вплоть до 1987 года помогал революционным партизанам в разных частях света, в том числе в Латинской Америке. Что же, из этого можно сделать вывод, что СССР в 1987 году был революционным государством?
Конечно, услуги кремлевской бюрократии для мирового революционного движения носили неизбежно и в значительной степени "медвежий" характер. Во многом молитвами Кремля были проиграны революции в Германии 1923 года, в Китае в 20-е годы, в Испании в 30-е, а после войны – например, в Индонезии в 60-е годы, где бездарные советы из Москвы привели в итоге к расстрелам сотен тысяч революционеров. Про Францию 1968 года уж и вовсе лучше промолчать. Только на Кубе революция победила – главным образом, потому, что Кастро в момент прихода к власти был не коммунистом, а либералом, и советам из Москвы не очень-то подчинялся. А кубинская (просоветская) компартия в тот момент клеймила его как "авантюриста" и поддерживала "антиимпериалиста" диктатора Батисту...
Ну, и последнее. Вы написали: "Против Ирана сейчас затевается агрессия, а следующая на очереди – Саудовская Аравия, так как только захватив ближневосточную нефть, Империя сможет обеспечить ею свою основную (пока) валюту – доллар. Иначе – в период между 2012 и 2015 годами произойдёт окончательное крушение доллара, что вызовет неконтролируемые социальные процессы по всему миру, которые реально могут вылиться во ВСЕМИРНУЮ революцию. По этой причине мы не должны позволить НАТОвской военщине захватить ближневосточную нефть. Пусть покупают нефть у Чавеса!". Сейчас, когда идут бомбежки Ливии, видно: с этим прогнозом Вы самую малость не попали в "десятку". В Иран они не сунулись – побоялись, вместо этого вломились в Ливию. Но в принципе Ваш прогноз оказался верным...
Еще раз желаем Вам стойкости, бодрости, оптимизма и – скорейшего течения срока!"

Илья РОМАНОВ – редакции "Свободного слова" (февраль 2011 г.).
Илья Романов "Добрый день!
Ваше письмо от 10.01.2011 г. получил, с прилагаемыми материалами из Интернета, и №№ 178, 179 "Свободного слова" (за что большое спасибо).
К вопросу о "Демократическом Союзе", а именно – полезный ли это "брэнд" или нет. Это очень громкий брэнд эпохи "перестройки", то есть более чем 20-летней давности. Но популярный брэнд должен быть ориентирован на молодёжь, то есть на тех, кому от 18 до 25 лет. Как говорил Троцкий, молодёжь – барометр общества, и т.д. Пенсионеры-то не смогут осуществить значимых общественных преобразований. А нынешнему поколению молодёжи эта аббревиатура – "ДС" – совершенно ничего не говорит. Даже многие из этого поколения не знают, что это были за "перестройка", "застой", ГКЧП, из-за чего стреляли в Москве танки, и т. д. А потому, с этой точки зрения, преимуществ "старого раскрученного брэнда" здесь немного. Это во-первых.
Во-вторых, только "изнутри железного занавеса" лозунги ДС эпохи перестройки могли казаться каким-то "свежим ветром", "новым словом", и вообще чем-то передовым. На самом деле эти лозунги представляли собой невероятную архаику, но мы в то время этого не осознавали. (В силу специфических особенностей мышления советского (или наоборот, антисоветского) человека). Уже повсюду в мире к концу 1980-х эти идеи "чистой демократии" показали свою полную несостоятельность. (Даже в странах "первого мира", не говоря уж о "третьем"). И такое развитие событий наиболее прозорливые исторические деятели предвидели ещё полтора века назад! Вот что говорил незадолго до смерти Авраам Линкольн (цитирую):
"В недалёком будущем наступит перелом, который крайне беспокоит меня и заставляет трепетать за судьбу моей страны... Приход к власти корпораций неизбежно повлечёт за собой эру продажности и разложения в высших органах страны, и капитал будет стремиться утвердить своё владычество, играя на самых тёмных инстинктах масс, пока все национальные богатства не сосредоточатся в руках немногих избранных, – а тогда конец республике".
Мы во время "перестройки" не осознавали, что и в Америке демократия уже вошла в эту "эру продажности и разложения". Корпорации же правят не только Америкой, но и почти уже всем миром. Поэтому из "демократической системы евроамериканского образца" у нас изначально не могло ничего выйти другого, кроме как того, что и произошло. (А именно: только продажность и разложение, и никакой "демократии").
Правда, о себе не могу сказать, что я этого совершенно не осознавал. Мне, допустим, и тогда было известно, что все американские президенты являются выходцами из всего лишь двух тайных лож: либо "Череп и кости", либо "Свиток и ключ". Или что парижский "Май-68" поставил прогрессивность сией "демократической системы" под весьма большой вопрос. Поэтому я и никогда не был сторонником представительной демократии евроамериканского образца. Демсоюз у нас в Нижнем, вообще, сорганизовался ситуативно. Когда весной 1989 г. гэбульники применили довольно широкие репрессии против почти всех политических "неформалов" (исключение из вузов, увольнения с работы) – все думали, что скоро начнут сажать, поэтому нужно всем объединиться против КПСС и КГБ. Но вскоре стало ясно, что угроза слишком преувеличена. К весне 1990-го пошёл слух, что КГБ якобы подготовило всероссийский погром – но и этого не случилось. Ещё через год настрой у публики был примерно такой: все пугали друг друга будто бы подготовлявшимся страшным переворотом сталинистов, которые якобы спят и видят, как бы загнать народ в ГУЛАГ. Но на самом деле никто в душе совершенно не боялся ни этих сталинистов, ни их зловещего переворота.
Отсутствие реального общего врага выбило почву из-под ног такого проекта, как "Демсоюз" – то есть крайне широкий идеологический спект ("от монархистов до анархистов") в рамках единой партийной дисциплины. В биологии известны грибы, которые при благоприятных условиях копошатся в земле в виде отдельно взятых актиний, но как только наступает засуха – они моментально выстраивают тело гриба (то есть иерархически организуются), и пытаются отстрелить свои споры на максимально возможное расстояние. Примерно то же бывает и в политике. То же и в сакральных текстах подмечено, что бывает время собирать камни, а бывает время их разбрасывать.
В "перестройку" казалось, что собирать камни нужно было года до 1990-91-го, а после – разбрасывать. Применительно к ситуации сегодняшней можно сказать: время собирать, собирать и ещё раз собирать самые различные политические камни (кроме фашистских и других откровенно реакционных). Но собирать не в единую партию и не в слишком тесный кулак. Для этого ситуация уже не та, что была в "перестройку". Конечно, бюрократия опять всё подгребла под себя. Но тогда в обществе было относительное равенство; в плане равенства Россия была на первом месте в мире. А сегодня совершенно наоборот: Россия на первом месте в мире по неравенству. В ней 60% населения живут ниже фактической (не официальной) черты бедности, а 1% населения владеет 40% национального богатства. Больше ни в одной стране мира такого нет. Но находятся некоторые сторонники "демократии", которые и этим недовольны, и требуют отобрать у "быдла" последнее, что осталось, опустив его ("быдло") "ниже плинтуса".
Допустим, я тоже сторонник "демократии", если под этим термином понимать народовластие. Но в "перестройку", в силу социального равенства, была возможна ситуация, когда анархист и монархист не только состояли в одной парторганизации, но даже поддерживали дружеские взаимоотношения. А сегодня, в силу социального неравенства, уже неохота состоять в одной парторганизации с теми, кто явно борется за интересы богачей. Если с ними состоять в одной партии – это будет значить прислуживание богачам, так как при всех прочих равных условиях богач всегда обдурит и обыграет бедняка.
Вдобавок, и репутацию самых ярых "демократов" имеют сегодня либералы, являющиеся одновременно и наиболее рьяными радетелями об интересах олигархии.
Потому-то и проблематично в наше время быть дээсовцем. С одной стороны – сейчас опять нужна общая широкая коалиция против бюрократии. С другой стороны – она должна быть БЕЗ ОБЩЕГО БЮДЖЕТА. Ибо: отсохни у меня рука, если я свою нищенскую копейку отдам в пользу Ходорковского (или любого другого Хищно-Хорьковского). То есть: партийная форма наподобие перестроечного ДС сегодня устарела.
Это – то, что явно лежит на поверхности, но есть и более глубокие причины.
Например: № 179 "Свободного слова" почти полностью посвящён этническим погромам. В статье "После погрома" П. Люзаков приводит многочисленные факты, которые под сомнение никто не ставит. Вопрос: в чём причина нападений на мигрантов? Либералы позаимствовали из психиатрии термин "ксенофобия", которую и приписывают "отсталому и дикому" русскому народу. То есть причины якобы психологические. Ничего подобного. Маркс (как и все другие умные люди всех эпох) советовал всегда искать причины в первую очередь экономические. Обнаружить их нетрудно. Первый постулат либерализма ("открытое общество, основанное на свободном рынке") предполагает ничем не ограниченное перемещение капитала, товаров и рабочей силы. Куда и откуда мигрирует рабочая сила? Из нищих, "бесперспективных" регионов в более благополучные. Заинтересован ли в этом капитал? – безусловно, так как рабочая сила мигрантов более дешева. Но за счёт чего достигается эта дешевизна? А за счёт бесправного положения мигрантов. За счёт того, что их держат в постоянном страхе, который не позволяет им бороться за повышение зарплаты. То есть: капиталу нужны не просто мигранты, а именно бесправные мигранты. Иначе (если они будут иметь права) – они ничем не будут отличаться от местных безработных, не желающих низкооплачиваемой работы. Для поддержания мигрантов в бесправно-забитом состоянии капиталистическая власть применяет административно-полицейские меры. Например: если где-нибудь проявили недовольство рабочие-вьетнамцы, работодатель платит местной полиции, а та устраивает налёт на общагу вышеупомянутых вьетнамцев, проверяет паспортный режим, выявляет всяческие нарушения. В итоге те, кто проявлял недовольство, могут получить большие неприятности – вплоть до высылки. Да и заработанные копейки у них отберут. Но полиции не всегда удобно действовать открыто, да и применяемые ею меры сдерживания недовольства не всегда оказываются эффективными. Для того и существуют нацистские группировки. Либералами верно подмечено, что и полиция, и Фемида к ним чрезвычайно снисходительны. А почему? Разве из-за того, что в той же полиции работают "русские ксенофобы"? Ничего подобного. Среди даже руководящего состава отделений МВД вовсе не редкость азербайджанцы, дагестанцы и т. д. Дело-то в том, что и полицаев, и нациков кормит одна и та же рука. Налёт на общагу, где обосновалась рабсила "неславянского происхождения", может быть заказан работодателем как у тех, так и у других, а нередко – всем им вместе. Отсюда и столь трогательное взаимодействие полиции с нацистами. Это два слуги одного господина.
Казалось бы – как можно этого не понимать? А "караси-идеалисты" (по Щедрину) из либерального стана, кажись, не понимают. Причина пресловутой "ксенофобии" – интересы капитала. Те самые владельцы предприятий, которые используют труд мигрантов, – финансируют и группировки, орущие: "Мигрантов – вон!".
Представим, что все трудоустроенные мигранты получают равные права с "коренным населением" (принцип "глобального гражданства"). Это был бы для капитала тяжкий удар. Норма прибыли упадёт так, что капиталу и выжить будет проблематично. Число сторонников социализма возрастёт многократно. Поэтому капитал склонен делать всё, чтобы реального равенства мигрантов с "коренными" не было. Чем больше будет законодательного равенства (соответственно: сужение правовой базы для полицейских репрессий), – тем шире будет применение неонацистского криминала.
Конечно, в весьма непродолжительный исторический период неонацистские вылазки (действие) породят мощное противодействие, как это произошло и повсюду в мире. Наша задача – это противодействие поддержать. Прекраснодушные либералы тоже могут принести в этом плане пользу. Но как они, будучи наиболее рьяными защитниками необузданного капитализма, не осознают, что они являются, в вопросе о миграции, такой же марионеткой этого капитала, как и нацики? Если удовлетворить требования "национал-патриотов", запретить миграцию и выслать всех "нелегалов" – для капитала это тоже разорительно: придётся набирать на работу рабсилу из местных безработных, из "коренных" – а с ними не получится обходиться так, как с "гастарбайтерами". Вот олигархи и манипулируют одной рукой – либералами, а другой – нацистами. Когда же придёт понимание этой простой вещи?
Далее, несколько слов о Вашей концепции революции. Нельзя не согласиться, что "леворадикалов", действительно, не видно. Это потому, что все остальные силы в нынешней системе являются в той или иной степени ON (включены в систему), а леваки – полностью OUT (выключенные, или аутсайдеры). По сией причине они также наиболее удобный объект для всяческого битья – как информационного, так и репрессивного. Так что "база", сколь угодно широкая, для современных "нигилистов" – есть, а самого движения (в нынешнюю эпоху "мороза") – пока нет. Но будет. Сурка или суслика в поле мы тоже не видим, а он есть. Он будет виден, когда расплодится. Но для этого нужно, чтобы коршун постоянно не кружил, и чтобы фермер не подсыпал отравленных семян. В странах "первого мира" во 2-й половине 1960-х годов леворадикальные движения приобрели небывалый размах. (В странах 3-го мира, кстати, тоже – но об этом просто меньше писалось). А откуда они появились? Из невидных до того невооружённым глазом микро-сект троцкистов и анархистов, из богемных тусовочек вроде битников или ситуационистов, плюс переориентировавшаяся с СССР на Китай часть коммунистов. Подобные эмбрионы есть и у нас, они ждут своего часа.
Вы пишете, что в реакционные эпохи люди "революционного темперамента" нередко следуют за весьма умеренными либералами – до той поры, пока эпоха не сменится. Это, пожалуй, верно. Но и темперамент личности во многом формируется идеями, которые эта личность восприняла. К примеру, первые христиане. Основная их масса была из забитых и смиренных рабов. Но их преображали воспринятые идеи. А учение Иисуса из Назарета (в отличие от так называемого "христианства") было, несомненно, революционной идеологией. И те же рабы, будучи поставленными перед выбором: отречься (оппортунизм) или быть растерзанными львом на арене – выбирали второе. Интересно, что с коммунизмом произошло совершенно то же самое, что и с "христианством" – только в более короткие исторические сроки.
Кстати, насчёт упомянутого Вами активиста РРП, грозившего отправлять либералов на фонари. Насколько я знаю, он попал в места не столь отдалённые по какому-то сомнительному (сфабрикованному?) делу о какой-то драке, так что не надо столь уж яро точить на него идейное копьё. А громкие фразы, подобные им высказанной – это не более чем красное словцо, вообще типичное для исполненной энтузиазма молодёжи (с "революционным темпераментом"). Эта "болезнь левизны" проходит с возрастом. А психологически всё это вполне объяснимо. Глядя на таких, как, допустим, Боря Немцов, – куда хочется его отправить? В кресло премьера или вице-премьера? Так он там уже был. Реки счастья на нас в ту эпоху, кажись, не пролились. Тогда, может, найдётся Борису Ефимычу местечко там, где он ещё не был – нужно же какое-то разнообразие? Допустим, мне особенно смешно слушать, как рьяно Немцов обличает коррупцию. Сам-то он кто? Тут же и "Миша два процента"... Помнится, мы говорили о том, что правление "Комитета Ублюдков" – один из необходимых этапов революции. Глядя на всё руководство "Солидарности", что-то мне приходит на ум... Прочитал вот в "Свободном слове", что "солидаристы" в Москве раздавали листовки в защиту Низовкиной и Стецуры, а впридачу... мандарины! Ни дать ни взять – киевский Майдан декабря 2004-го года! Только вот поинтересоваться бы для начала у бывших участников "помаранчевой революции", как они сейчас расценивают те события и результаты правления "оранжевых" вождей. Вряд ли что-то бы услышали, кроме мата. По крайней мере, я слышал только это. Сейчас вон Луценко упекли в тюрьму, и Юле светит то же самое. И ни у кого нет желания выходить в их защиту. Короче, за громогласными помаранчевыми "кукареку" последовало облако чудовищного вонизма. Но Боря Немцов – это по жизни торговец всяким тухлым либо никому не нужным товаром. (Как Остап Бендер рекламировал астролябию: "Сама меряет, было бы что мерять!"). Опозоренные в Украине апельсины с мандаринами его стараниями в Москве пошли в ход. Узнаю руку мастера! Сразу вспомнил некоторые шедевры немцовской пропаганды, внедрявшиеся в Нижнем Новгороде в эпоху его губернаторства. Ближе к 8 Марта 1993 года буквально весь город заклеили идиотскими плакатами с текстом: "Женщинам – цветы, детям – мороженое, мужчинам – на цветы и мороженое!". На месте среднестатистических нижегородских мужчин я бы поинтересовался у Бори: а сверх этого, барин, ни на что больше не подадите от щедрот Ваших? С какой стороны ни обмозгуй – в конкурсе идиотских плакатов можно присуждать первое место. Кстати, этими фразочками из советского кинематографа они и по сей день питаются; своего ничего не придумали. Тоже, при КПСС в городе по праздникам приматывали вокруг фонарей красненькие флажочки, а Боря – надо же! – придумал приматывать целую цветную гамму флажочков – и тебе зелёненькие, и жёлтенькие, и синенькие, и красненькие среди них попадались! Во главе с такими выдающимися пропагандистами и агитаторами "Солидарность" семимильными шагами вперёд зашагает!
Вышеозначенное прошу не воспринимать как камешек в огород Низовкиной и Стецуры. Я за них обеими руками. Когда-то ведь и мы такими были. Когда наберутся жизненного опыта (а нынешнее их местопребывание, кстати, весьма и весьма этому способствует) – будут оценивать и выбирать "вождей" более реалистично...
А интересно развиваются события в российской метрополии. Как говорится, "не прошло и года", как Владимир Владимирович пообещал "выковыривать со дна канализации" негодяев, которые держат в страхе москвичей. Но оказалось, что в благодатных отложениях подземных труб они, видать, плодятся быстрее, чем обожаемый ВВ их выколупывает. А тут до выборов Самого Главного (по номиналу) остаётся какой-то год. Казалось бы, провальность избранной властью стратегии уже должна стать очевидной для всех и каждого. Интересно, как будут выкручиваться? А то всё одно и то же, надоело уже, никакой изобретательности не проявляют. Царевича Георгия забыли уже что-то рекламировать – а как было бы замечательно! Сенсации сейчас раздуваются из ещё более неправдоподобных прогнозов – что президентом станет... патриарх Кирилл, или Рамзан Кадыров, или Татьяна Дьяченко-Юмашева! Вероятно, такими сценариями преднамеренно запугивают публику, дабы та возопила: пусть уж лучше остаются Путин, или Медведев – и им хорошо, и нам спокойнее!
Впрочем, положим, что того или иного "продолжателя своего дела" протащат на ещё один президентский срок. Спокойствия это "элите" не принесёт всё равно. По всем прогнозам, в период между 2012 и 2015 годами долбанёт второй этап всемирного кризиса, с полным обесценением доллара и крахом основанной на долларе мировой финансовой системы. А России, учитывая степень долларизации её экономической системы, а также то, что 2/3 нефтедолларов вкладывались в "ценные бумаги" (макулатуру) Федеральной Резервной Системы США – придётся тоже очень несахарно. Вообще, авторитетные эксперты считают, что только захват американцами ближневосточной нефти способен поддержать доллар на плаву. Обама на это вряд ли решится (как-никак Нобелевский лауреат премии мира), а следующему президенту как бы не оказалось поздновато! Вот при таком развитии событий Россия и способна развалиться на дальнейшие обломки, что давно предсказывают. Но тут Россией дело не ограничится. Может и сама великая Америка расколоться, "как айсберг в океане"! Одно хорошо: полный крах потерпит и насаждаемая по всему миру с начала 1980-х неолиберальная модель. Человечеству придётся искать новые пути. А они, в любом случае, будут лучше сегодняшних. Реакционная эпоха во всём мире взяла свой старт с началом внедрения "рейганомики" и "тэтчеризма". Недавно посмотрел американскую комедию о том, как несколько американцев, купаясь в джакузи, попали во времена своей молодости, в 80-е. Смотреть там, разумеется, помимо типичного для таких фильмов низменного юмора, нечего. Но вот что характерно. Сколько есть фильмов с хорошей ностальгией по временам 1960-х, и даже 1970-х годов! И вот снят первый фильм, где нам показывают вымученную ностальгию по 80-м. И ничего не получается! Наоборот, – видно, какое отвратительное было это время. Что Рейган на телеэкране, что тупая и дурацкая мода этого десятилетия, что все эти Рэмбо-Рокки с культом суперменства, что всеобщая озабоченность (в Америке) деньгами – все эти атрибуты 80-х вызывают у зрителя резкое неприятие и даже отвращение. Но скоро уж той эпохе наступит долгожданный конец. Грядёт переориентация человечества на другие ценности.
На этом пока заканчиваю. Благодарю за оказываемую поддержку. Надежде и Татьяне – пожелание крепиться и стойко перенести выпавшее на их долю испытание. Всей редакции "Свободного слова" – большой привет.
Пока STOP. Пишите.
С искренним уважением, Илья Романов. 01.02.2011 г.
P. S. С наступающей годовщиной создания Красной Армии!

Редакция "Свободного слова" – Илье РОМАНОВУ (январь 2011 г.).
"Добрый день, Илья!
Получили Ваше письмо от 3 ноября 2010 года... В предыдущем письме Вы передавали привет и добрые пожелания Надежде и Татьяне из Улан-Удэ. Всё было, разумеется, передано. Увы, уже позднее, 31 декабря, как раз в канун Нового года, девушек арестовали в зале Советского суда г. Улан-Удэ, в порядке меры пресечения по уголовному делу...
Между прочим, Валерия Новодворская в передаче радио "Эхо Москвы" "Ищем выход..." 3 января с. г. сказала несколько слов в их защиту, но без упоминания их участия в ДС. Дмитрий Воробьевский (знакомый Вам по переписке ДС-овец из Воронежа) поместил сообщение об их аресте на форум журнала "Нью таймс", к одной из статей Новодворской (на другую тему). На что тут же последовала гневная и довольно смешная отповедь ближайшего соратника Леры Николая Злотника:
01.01.11 19:04 Николай Злотник
"Господин Воробьевский, прекратите заниматься провокациями. При всем неприятии ареста Низовкиной и Сцецуры, к Демократическому Союзу они не имеют никакого отношения. Равно как и вы вместе с группой провокаторов, издающих газету "Свободное слово", которая с 1992 г. не является органом Демократического Союза."
...
Разумеется, мы будем, в меру своих скромных сил, как и раньше, проводить кампанию в их защиту – теперь уже за их освобождение.
Возвращаясь к тексту Вашего письма. Насчет Вашей критики идей Б. Стомахина о "выживании успешных личностей" можно только согласиться – но с той оговоркой, что даже самые опасные идеи стоит распространять. Может быть, с соответствующей подробной критикой – но не замалчивать. "Чтобы победить противника, его надо знать". Кстати говоря, вряд ли называть критикуемые Вами идеи "социал-дарвинизмом" правильно. Дарвин этого не заслужил. :) Более того, согласно эволюционной теории, популяция, где царит взаимопомощь особей (своего рода "социализм") однозначно выигрывает в соревновании с популяцией, где каждый "сам за себя" (этакий "либерализм", по Стомахину). То же самое применимо, кстати, и к человеческому обществу. Ну, это отдельная тема...
То, что Вы рассказываете про защиту Белого дома-1993, очень интересно. Разумеется, можно согласиться с Вашим рассуждением: "торгаши должны выделять повстанцам провиант, если хотят, чтобы их не трогали". В эпоху Великой французской революции Сен-Жюст отдавал приказы типа: "в моей армии 10.000 солдат разуты. Приказываю конфисковать 10.000 пар обуви у страсбургских богачей и отдать армии".
Но речь-то шла о другом: что революция развивается по определенной внутренней логике, и перепрыгивать её этапы негоже. Вы пишете, что в нашей ситуации керенщина – это "приход к власти (временный) не обязательно либералов, а любого "Комитета Ублюдков", который доведёт ситуацию до социального взрыва. Это верно. И в случае прихода к власти такого "Комитета Ублюдков" надо не расслабляться, а очень жёстко с ними бороться – примерно так, как это делали большевики, левые эсеры и анархисты в 1917 году по отношению к правительству Керенского.
Далее, Вы пишете, что инициатива типа Демократического Союза устарела, и нужен был бы не ДС, а Эгалитарный Союз. Прекрасно, только, пардон, где он, этот Эгалитарный Союз? :) А ДС, по сравнению с Э.С., имеет одно малое преимущество: он существует. Пусть и с небольшим количеством активистов, скромным тиражом газеты и т. д. Политик должен быть реалистом и подбирать те бренды, которые есть. Вот, например, разве Якобинский клуб и клуб Кордельеров – это были удачные бренды для революционных партий эпохи В.Ф.Р.? Какое отношение, пардон, монахи-якобинцы имеют к революционерам? Да никакого. Как говорится, "когда б вы знали, из какого сора"... Но революция подобрала этот бренд и сделала его своим знаменем, приспособила для своих нужд.
А бренд "РСДРП"? После того, как социал-демократы заняли в 1914 году шовинистическую позицию, у Ульянова было первое, и вполне понятное побуждение – выбросить этот бренд в мусорную корзину.
Г. Зиновьев рассказывал: "В. И. уже задолго до войны не верил в европейскую социал-демократию. Он хорошо знал: что-то гнило в царстве Датском... Когда разразилась война, мы жили в далекой глухой галицийской горной деревушке. Я помню, мы тогда держали пари с тов. Лениным. Я говорил: вы увидите, что господа германские социал-демократы не посмеют голосовать против войны, они воздержатся... А тов. Ленин говорил: нет, они все-таки не такие подлецы. Бороться против войны, конечно, они не будут, но для очистки совести они будут голосовать против... Тов. Ленин в данном случае ошибся, как ошибся и я... Увы, это оказалось не так... Когда тов. Ленин в этом убедился, первое его слово было: "второй Интернационал погиб"". "Это конец II Интернационала, – сказал он. – С сегодняшнего дня я перестаю быть социал-демократом и становлюсь коммунистом".
Но когда Ульянов поостыл, он, по здравом размышлении, понял, что это – не в интересах революции. И пользовался брендом РСДРП вплоть до марта 1918 года.
Вы что же, советуете нам уступить Новодворской бренд ДС, который она, с нарушением партийной легитимности, присвоила в 1993 году? Ну нет, так не пойдет. Сдавшись один раз, человек (и политик) приучается сдаваться раз за разом, и так и будет тянуть за собой этот воз поражений всю оставшуюся жизнь. В политике, как и на войне, не сдаются, не уступают, а воюют за каждый захваченный сантиметр. Вот если мы когда-нибудь окажемся победителями в более глобальном плане – как РСДРП в марте 1918 года оказалась одной из двух правящих партий – тогда и о смене бренда можно будет подумать. :)
Или Вы думаете, что предложенный Вами бренд "Эгалитарный Союз", если он будет создан и завоюет какой-никакой авторитет, никто не присвоит, не украдёт, не использует для вытирания безбрежной и, так сказать, неиссякаемой олигархической задницы? Наивная надежда! Притом заметьте, что авторитет любого политического бренда покупается не задаром, а пОтом и кровью, за него приходится расплачиваться свободой, а то и жизнью его сторонников. Вам ли это объяснять! Значит, что же – сначала платить этой самой дорогой ценой, а потом, отплевываясь, швырять в помойку?
Можно всю жизнь потратить на то, чтобы искать чистый, незапятнанный политический бренд, и переживать разочарование за разочарованием. А можно взять даже не совсем идеальный бренд и заставить его служить интересам дела.
Приведенная Вами схема классовой расстановки сил из шести пунктов весьма интересна, но, есть опасение, не совсем точна.
Во-первых, пункт 6 – "леворадикалы". Ещё раз пардон, где они, ау? :) Ну, конечно, есть ОТДЕЛЬНЫЕ люди, стоящие на этих позициях. Но называть этих достаточно разрозненных людей "СИЛОЙ"... Не слишком ли комплиментарно? Или Вы имеете в виду, скажем, РРП? Один из участников РРП, знакомый и Вам, как-то привел в разговоре такую поговорку: "Один троцкист – это партия, два троцкиста – Четвёртый Интернационал, три троцкиста – раскол Четвёртого Интернационала...". :) Это, конечно, весело, но не стоит ли задуматься о социальном смысле этой шутки? А смысл следующий – обрести желанное единство действия, идя от теории, от "головы" – невозможно. Тот же Ульянов – сколько лет он оттачивал теорию! А в решающий момент ему пришлось действовать совместно с левыми народниками, "друзьями народа", с которыми он теоретически воевал с 1890-х годов. И с анархистами... А такие блестящие знатоки марксистской теории, как Жорж Плеханов, оказались на другой стороне баррикады! Чем же это объяснить, по-Вашему? Или: резолюции германских социал-демократов накануне войны 1914 года были безупречны, с теоретической точки зрения. Они писали: если коронованные разбойники развяжут войну, долгом каждого революционера будет бороться за поражение своего правительства и т. д. Но когда война в реальности началась, они поступили ровно наоборот. Как Вы думаете, почему?
Да потому, что действия человека определяются не только теорией, идущей из головы, но и многим другим. Его эмоциями, психологией, темпераментом, например. И собирать людей под знамя "единственно правильной революционной теории" – дело почти бесполезное. Так не отделить овец от козлищ. Отделять надо по целому ряду, так сказать, параметров, включая такие неуловимые и зыбкие, например, вещи, как психология и темперамент. Которые, к тому же, в течение жизни человека меняются...
Между прочим, в 1988 году Новодворская или кто-то еще, кто придумал идею Демократического Союза, сделал гениальную вещь. Этот человек (будем считать, что это была Лера) трезво оценил, что сил одних тогдашних либералов не хватит на создание партии. И сказал: давайте соберемся все вместе – троцкисты, либералы, марксисты, анархисты, демохристиане, всякой твари по паре – и объединимся. Мы все очень разные, у нас жутко разные теории, но мы все не любим бюрократию. Вот на основе этой общей нелюбви и объединимся! И ведь получилось. Объединились люди не на основе теории, а на основе очень сильного и стойкого социального чувства. И это чувство до сих пор не выдохлось, не выветрилось, если все тогдашние организации – КАСы, народные фронты, ДемРоссии и прочие, и прочие, – давным-давно уже почили в бозе, а ДС, пусть в виде небольшой горстки активистов, до сих пор существует (имеется в виду, конечно, не группа Новодворской).
Теперь, во-вторых, по второму пункту Вашего списка. Вы пишете, что либералы выражают "интересы компрадорской буржуазии". Кто бы с этим спорил? Разумеется, всякие белыхи, маши гайдар и чубайсы – это и есть квинтэссенция этой самой компрадорской буржуазии. Но тут есть одна тонкость, которую Вы, кажется, не учитываете. Известно, что в революционные эпохи, точнее, в момент триумфа революции, все реакционеры куда-то вдруг "испаряются". После Февраля 1917 года, например, черносотенец Пуришкевич именовался "товарищем Пуришкевичем", носил красный бант и доказывал публично, что это именно он начал "борьбу с темными силами старого режима" убийством Распутина.
Но верно и обратное – что в реакционные эпохи куда-то "испаряются" все открытые революционеры. Революционный протест облекается в формы религиозные (Вы сами упомянули исламский фундаментализм), или в формы иных, нереволюционных идеологий. Например, в форму идеологии ЛИБЕРАЛЬНОЙ. Да-да! Вот самый свежий, хотя и печальный, учитывая последние события, пример – Надежда и Татьяна из Улан-Удэ. Они ведь называют себя либералами, но это ничуть не мешает им отлично бороться с бюрократией и вообще правящей элитой. Конечно, тут форма до известной степени противоречит содержанию, и рано или поздно между тем и другим может произойти конфликт.
Но тупо твердить им, как это делал один активист РРП, что "всех либералов мы, когда победим, будем вешать на фонарях" – это, простите, глупость несусветная.
Нет, сама идея, которая закладывалась в ДС в 1988 году, была правильной: объединить всех радикально мыслящих и чувствующих людей для борьбы с бюрократией (тогда это был, в общем, синоним правящей элиты). Отметая в сторону внешние идеологические различия, как нечто второстепенное и несущественное. Ведь не случайно эта идея привлекла тогда троцкиста Сергея Биеца и левака Илью Романова :) не говоря уж про других "левых" в ДС... И когда весной 1993 года Лера перебежала на сторону бюрократов, она изменила этой изначальной идее. Как она сама тогда (вернее, чуть позже, в 1997 году) обрисовала это: "Компромисс, союз с властью – падение. Мы пали сознательно, потому что поняли, что не полетим. Нет свободного народа, нет и полёта. Сегодня мы в оппозиции, но в респектабельной оппозиции. Мы в ладу с ДВР, "ДемРоссией", мы голосовали за Ельцина, мы скорее поддержим Ленский расстрел, чем баррикады 1905 года".
Два последних номера "Свободного слова" – 178 и 179 – были Вам недавно высланы отдельным письмом.
Спасибо за поздравления с годовщиной Октября. Желаем Вам здоровья, бодрости, энергии, и, разумеется, – скорейшего окончания срока. Ждем Ваших писем."

Илья РОМАНОВ – редакции "Свободного слова" (январь 2011 г.).
"Здравствуйте ещё раз!
По просьбе П. Люзакова даю разъяснение о том, что понимается под Контр-Империей. Идея Контр-Империи впервые была озвучена в вышедшей в 2000 г. книге Майкла Хардта и Антонио Негри "Империя" ("Empire"), из которой я и буду приводить цитаты. В 2004 году "Империя" была издана на русском языке в Москве издательством "Праксис". Из двух авторов "Империи" гораздо более известен профессор Падуанского университета Антонио Негри, 1933 г. р. В юности Негри состоял в католической молодёжной организации, затем стал сотрудничать в одном из изданий итальянских неортодоксальных марксистов (левее Компартии), вступил в организацию "Рабочая власть". После раскола этой организации стал одним из основателей организации "Рабочая автономия" ("Autonomia operaja"), с которой началось приобретшее затем большой размах в Европе движение "автономистов". (К слову, называвшие себя этим термином в России дээсовцы Ю. Бехчанов и Е. Авдеева никакого отношения к автономизму не имели ни в идейном, ни в организационном отношении). В 1979 г., после похищения и убийства "Красными бригадами" председателя ХДП Альдо Моро, Негри был арестован и обвинён в причастности к деятельности "Красных бригад". Находился в тюрьме до 1983 года, пока не был избран депутатом парламента, после чего выпущен по причине депутатской неприкосновенности. После этого эмигрировал во Францию, где и проживал длительное время, занимаясь научной и преподавательской деятельностью, главным образом в области теории государства ("dottrina della statto"). В 1997 году добровольно вернулся в Италию и был водворён в тюрьму, где и отбывал срок по обвинению в терроризме и попытке свержения конституционного строя Италии (заочно был приговорён к 14 годам л. с.). Освобождён в 2004 году, свой фундаментальный труд "Империя" создавал в заключении.
Вначале необходимо обратить внимание на отношение авторов "Империи" к проектам, которые стремятся противопоставить глобализации изоляционизм. (У нас это проявляется в рассуждениях об "особом русском пути", что зачастую перекликается с лозунгом "возрождения СССР"). Глобализация сама по себе (отдельно от той формы, в какой она осуществляется, признаётся авторами "Империи" явлением прогрессивным.
"<...> Мы считаем важным не забывать и утопические тенденции, которые всегда сопутствовали продвижению к глобализации, даже если эти тенденции длительный период подавлялись силами суверенитета современности (то есть государствами эпохи Нового времени – И. Р.). Любовь к разнообразию и вера во всеобщие универсальные свободу и равенство человечества, свойственные революционной мысли гуманизма Возрождения, вновь появляются здесь на глобальном уровне. Этот утопический элемент глобализации и есть то, ЧТО ПРЕПЯТСТВУЕТ НАШЕМУ ПРОСТОМУ ОТСТУПЛЕНИЮ К ПАРТИКУЛЯРИЗМУ И ИЗОЛЯЦИОНИЗМУ (то есть "разбеганию по "национальным квартирам"" – И. Р.). Как реакции на объединение сил империализма и расистского господства, вместо этого ПОДТАЛКИВАЯ НАС К СОЗДАНИЮ ПРОЕКТА КОНТР-ГЛОБАЛИЗАЦИИ, КОНТР-ИМПЕРИИ". (стр. 116. Курсив мой – И. Р.).
Эту точку зрения разделяет в настоящее время абсолютное большинство левых, за исключением правого фланга сталинистов.
На момент написания "Империи" социальная материя человечества ещё не сформировала никакой альтернативы неолиберальной глобализации (позднее она возникла):
"<...> Мы ещё не сможем – даже в конце этой книги – указать какую-либо уже существующую и разработанную в деталях политическую альтернативу Империи. Навряд ли подобный действенный проект когда-либо появится из теоретических изысканий, подобных нашему. Он возникнет только из практики. В определённый момент рассуждений Марксу понадобилась Парижская коммуна, чтобы, совершив рывок, представить коммунизм в его конкретике как действительную альтернативу капиталистическому обществу". (стр. 195).
Против Империи предлагается сформировать, как это названо авторами, "ОДИН БОЛЬШОЙ СОЮЗ":
"Мы уверены, что в целях противостояния Империи и её мировому рынку необходимо представить ей некую альтернативу НА ТОМ ЖЕ ГЛОБАЛЬНОМ УРОВНЕ. Любой проект частного изолированного сообщества, определяемого в расовых, религиозных или региональных терминах, "отсоединённого" от Империи, защищённого от её влияний жёсткими границами, обречён выродиться в гетто. Империи не может противостоять проект, основанный на принципах ограниченной, локальной автономии". (с. 196. Курсив мой. – И. Р.).
Примеры контр-глобализации в истории уже имелись, и мы можем использовать этот исторический опыт:
"Мы должны принять этот вызов и научиться мыслить и действовать глобально. Глобализации должна быть противопоставлена контр-глобализация, Империи – контр-Империя.
В этом отношении мы можем черпать своё вдохновение в идеях Блаженного Августина, в том, как он видел путь противостояния клонившейся к упадку Римской Империи. Ни одно локальное сообщество не могло бы здесь преуспеть и стать альтернативой имперскому правлению; только универсальное, вселенское сообщество, собравшее воедино все народы и все языки и давшее им общее обетование, смогло бы этого достичь. Град Божий – всеобщий град чужестранцев, собравшихся вместе, устанавливающих кооперацию, коммуницирующих и тем самым утверждающих свою причастность универсальной общности. Однако у нашего земного странствия, в отличие от Августина, нет никакого трансцендентного телоса по другую сторону этого мира; оно есть и остаётся абсолютно имманентным. (То есть "царство божие" мы будем создавать не на "небе", а здесь, на Земле. – И. Р.). Его непрерывное движение, собирающее чужестранцев в сообщество, делающее этот мир своим домом, оказывается и средствами, и целью или, скорее, средствами без цели".
В качестве другой модели для создания Контр-Империи предлагалась знаменитая некогда организация, зародившаяся в США:
"С данной точки зрения Индустриальные рабочие мира (ИРМ) есть великий августианский проект периода современности. В первые десятилетия ХХ века "бродяги" – как их называли – организовывали мощные забастовки и восстания по всем Соединённым Штатам – от Лоуренса в Массачусетсе до Эверетта в штате Вашингтон. Беспрестанное движение "Бродяг" было на самом деле имманентным странствием, создающим новое общество в оболочке старого, без установления жёстких и стабильных структур власти. "Бродяги" пользовались огромным успехом среди многочисленного и мобильного иммигрантского населения, поскольку они говорили на всех языках этой смешанной рабочей силы. Основной чертой ИРМ была универсальность их проекта. Рабочие всех языков и рас по всему миру (хотя фактически они не продвинулись дальше Мексики) и рабочие всех профессий должны собраться в "Один Большой Союз". <...> Приняв подсказку ИРМ и опираясь на идеи Августина, мы смогли бы выразить наше политическое видение в русле радикальной республиканской традиции демократии эпохи современности. Что значит быть республиканцем сегодня? Есть ли смысл в эпоху постсовременности занимать эту антагонистическую позицию, формирующую радикальную демократическую альтернативу внутри современности?" (Переход от "современности" (модерна) к "постсовременности" начался вместе с эпохой глобализации. – И. Р.).
Оказывается, что в наши дни это трудно, так как ранее сопротивление угнетению всегда происходило в какой-то ЛОКАЛЬНОЙ области (например, в сфере экономической борьбы пролетариата), а в Империи угнетение стало полностью а-локально. Оно глобально и универсально, но откуда конкретно оно исходит – нам крайне сложно разобраться:
"В теории Маркса отношения между внутренним и внешним капиталистического развития полностью определяются двойственным положением пролетариата, как внутри, так и вне капитала. Результатом этой пространственной конфигурации стало множество политических позиций, основанных на МЕЧТЕ ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ЛОКАЛЬНОСТИ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ СТОИМОСТИ, ЧИСТОЙ И ОТДЕЛЁННОЙ ОТ МЕНОВОЙ СТОИМОСТИ И КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ.
В сегодняшнем мире эта пространственная конфигурация изменилась".
Проблема заключается в том, чтобы выработать такую же всеохватывающую (универсальную) форму Сопротивления, как универсальна сама Империя. А это сложно:
"Политические мыслители издавна говорят, что проблема состоит не в том, что люди бунтуют, а в том, почему они не делают этого. Вернее, по словам Делеза и Гваттари, "важнейшая проблема политической философии всё ещё остаётся той же, какой её ясно увидел Спиноза (и вновь открыл Вильгельм Райх): "ПОЧЕМУ ЛЮДИ ТАК УПОРНО СРАЖАЮТСЯ ЗА СВОЁ РАБСТВО, КАК ЕСЛИ БЫ В НЁМ ЗАКЛЮЧАЛОСЬ ИХ СПАСЕНИЕ?". Основной вопрос сегодняшней политической философии состоит не в том, начнётся ли, и если да, то что к этому подтолкнёт, сопротивление или бунт, но скорее в том, как определить врага, против которого нужно бунтовать. Зачастую именно неспособность распознать врага ведёт волю к сопротивлению по замкнутому кругу. Однако выявление врага – это нелёгкая задача, учитывая, что эксплуатация больше не поддаётся локализации, и мы находимся в тенетах столь сложной и глубоко уходящей своими корнями системы власти, что не можем уже определить ни степени различия, ни меры. Мы страдаем от эксплуатации, отчуждения и принуждения как от врагов, но не знаем, где находится производство подавления. И тем не менее мы всё ещё сопротивляемся и боремся".
Что изменилось в глобализованном мире по сравнению с предшествующей эпохой (модерном)?
"С экономической точки зрения режим заработной платы как функция регулирования замещается гибкой и глобальной кредитно-денежной системой; управление посредством установленных норм заменяют процедуры контроля и и полицейские меры; а господство осуществляется посредством коммуникативных сетей. Вот как эксплуатация и господство конституируют а-локальную общность на имперской территории. Хотя эксплуатация и господство пока ещё ощущаются непосредственно, плотью масс, они становятся столь аморфными, что не остаётся места, где можно было бы от них укрыться. И поскольку нет больше пространства, которое могло бы быть признано внешним, мы должны быть против повсюду. Это бытие-против становится сутью любой активной политической позиции в мире, любого желания, имеющего силу, – может быть, даже самой демократии".
Особое значение для Сопротивления авторы "Империи" придают географической мобильности населения:
"Исход и бегство – эффективные формы классовой борьбы внутри и против имперской постсовременности. Эта мобильность, однако, всё ещё остаётся сегодня на уровне стихийной борьбы и, как мы заметили раньше, часто приводит к новой бедности и нищете.
Новая кочевая орда, новая раса варваров возникнет, чтобы завоевать или разрушить Империю. Ницше в XIX веке странным образом предвидел их судьбу: "Вот задача: где же ВАРВАРЫ двадцатого века? Очевидно, они появятся и сплотятся лишь после чудовищных социалистических кризисов". Мы не можем точно сказать, что же Ницше прозревал в своём гениальном безумии, но, действительно, какое из последних событий может быть более ярким примером силы бегства и исхода, власти кочевой орды, нежели падение Берлинской стены и коллапс всего советского блока? Неконтролируемое перемещение и массовая миграция – бегство от "социалистической дисциплины" – в существенной мере способствовали падению системы. Фактически бегство производственных кадров дезорганизовало и нанесло удар в самое сердце дисциплинарной системы бюрократического советского мира. Массовый исход высококвалифицированных рабочих из Восточной Европы сыграл главную роль в падении Стены. Хотя этот пример связан с особенностями социалистической государственной системы, он показывает, что мобильность рабочей силы может и в самом деле выражать открытый политический конфликт и способствовать разрушению режима. Однако нам нужно больше. Нам необходима сила, способная не только ввести в организационное русло разрушительный потенциал масс, но ещё и создающая альтернативу при помощи их желаний. Контр-Империя тоже должна стать новым глобальным вИдением, новым способом жизни в мире.
Многочисленные республиканские политические проекты периода современности считали мобильность приоритетной сферой борьбы и организации: от так называемых СОЦИНИАН эпохи Возрождения (тосканских и ломбардских ремесленников и поборников реформы церкви, которые, будучи изгнанными из своей страны, подстрекали к мятежу против католических наций Европы от Италии до Польши) до сектантов XVII века, которые в ответ на резню в Европе отправились в путь через Атлантику; от агитаторов ИРМ в США в 1910-х гг. до европейских автономистов в 1970-х. В этих примерах из истории современности мобильность становится активной политикой и основой политической позиции. Эта мобильность рабочей силы и политический исход переплетены тысячами нитей: старые традиции и новые потребности перемешались так же, как сплетались вместе республиканство и классовая борьба современности. Перед постсовременным республиканством, если ему суждено возникнуть, будет стоять та же задача". (стр. 202-203).
Нам могут показаться несколько фантастическими планы авторов "Империи" также и об АНТРОПОЛОГИЧЕСКОМ ИСХОДЕ при помощи методов гибридизации и мутации:
"Бесспорно, мы нуждаемся в изменении собственных тел и себя самих, и возможно, гораздо более радикальным способом, нежели тот, что воображают себе киберпанки. В нашем сегодняшнем мире теперь уже ставшие привычными эстетические телесные мутации, такие, как пирсинг или татуировки, панк-мода, а также различные её имитации, – оказываются первым, ранним признаком этой телесной трансформации, хотя в конечном счёте они являются лишь слабым подобием необходимой нам радикальной мутации. Воля быть против, на самом деле, нуждается в таком теле, которое будет СОВЕРШЕННО НЕПОДВЛАСТНО ПРИНУЖДЕНИЮ. Ей нужно тело, неспособное привыкнуть к семейной жизни, фабричной дисциплине, правилам традиционной половой жизни и так далее. (Если обнаружишь, что твоё тело отвергает все эти "нормальные" способы жизни, не отчаивайся – используй свой дар!). Помимо радикальной неготовности к нормализации, новое тело должно быть способно к созданию новой жизни. Мы должны пойти гораздо дальше, чтобы определить эту новую локальность в а-локальности, гораздо дальше простых опытов по смешению и гибридизации и всего того, что им сопутствует. Мы должны создать целостное политическое изобретение, ИСКУССТВЕННОЕ СТАНОВЛЕНИЕ (курсив авторов. – И. Р.), в том смысле, в котором гуманисты говорили о созданном искусством и знанием homohomo и в котором Спиноза говорил о могущественном теле, созданном высшим сознанием, наполненном любовью. Бесконечные тропы варваров должны сформировать новый образ жизни".
Более ясной эта мысль звучит так:
"Антропологические метаморфозы тел совершаются посредством общего опыта труда и новых технологий, обладающих конститутивным воздействием и онтологическими смыслами. Орудия всегда выполняли для человека роль протезов, интегрированных в наши тела нашей трудовой практикой, они были своего рода антропологической мутацией, как в отношении индивида, так и в отношении коллективной жизни общества. Сегодняшняя форма исхода и новая жизнь в условиях варварства нуждаются в том, чтобы эти орудия труда стали пойетическими протезами, высвобождающими нас из условий, в которых находилось человечество во времена современности".
Ну, в этом, положим, ничего невероятного нет: мобильный телефон с компьютером уже практически стал "частью тела" большинства людей во всех более или менее развитых странах.
Однако вышеприведённые идеи, между прочим, убедительно раскритиковал Александр Дугин (тот самый, который написал в молодости: "Из замшелой могилы восстанет сияющий Гиммлер..."). В последнем переиздании своей "Конспирологии" Дугин вообще дал исключительно высокую оценку "Империи", включив её в число трёх оказавших наибольшее влияние книг всех последних десятилетий, добавив, что для российского читателя чтение "Империи" "подобно холодному душу: вот, оказывается, какие проблемы обсуждаются и волнуют людей у них там, на Западе!". В то же время Дугин заметил, что такие предлагаемые способы борьбы, как пирсинг, дальнейшие "победы" на фронтах "сексуальной революции" и т. п. – попросту смехотворны. И в этом он, пожалуй, прав. Но авторы "Империи", безусловно, правы в том, что мобильность угнетённых слоёв населения является исключительно важным революционным фактором. Действительно, в эпоху создания I Интернационала мобильность рабочей силы была высока как никогда. В России во время 1-й мировой войны миллионы мобилизованных солдат снялись с насиженных мест, а затем они попросту дезертировали с бессмысленной бойни, и отказывались воевать. Так или иначе, миллионы стали мобильными, и вследствие этого смогли не только встать на определённую позицию, сделавшись политически активными, но и победить в Гражданской войне. Что до идей Блаженного Августина, на которые постоянно происходит ссылка, то он говорил: "Итак, этот небесный град, пока он странствует по земле, взывает ко всем народам и собирает странствующее общество во всех языках".
Резюмируют Негри и Хардт эти свои поиски следующим образом:
"Сегодня быть республиканцем означает прежде всего бороться изнутри, возводя контримперские конструкции на гибридной, меняющейся территории Империи. Здесь следует добавить, в ответ на все нравоучения, обиды и ностальгию, что эта новая имперская территория предоставляет большие возможности созидания и освобождения. Массы в их стремлении "быть против, в их желании освобождения должны пройти сквозь Империю и оказаться по ту сторону".
Но здесь нет ответа на такой животрепещущий вопрос: где находится упомянутая "та сторона", и каким образом до неё добраться? Трансформируется ли сама Империя во всей своей глобальности (всемирности), под напором масс, в нечто иное, в организацию, служащую человечеству? Или всё же будут возникать территории, "выключенные" из мирового рынка, контролируемого ВТО, МВФ и т. д., и проводящие у себя политику социальной справедливости (некий новый "второй мир", который исчез в 1991 г.)?
За первый вариант ратует наиболее влиятельная среди альтерглобалистов организация – АТТАК (движение за налог Тобина). Вообще, изложенный выше проект Контр-Империи (составленный в 1999 г., когда состоялось только ещё одно выступление "новых социальных движений" – в Сиэтле) чрезвычайно быстро нашёл своё воплощение в движении альтерглобалистов (антикапиталистов), которых в СМИ обычно называют "антиглобалистами". После этого, уже в 2000-м году, впечатляющий размах акций "антиглобалистов" потряс воображение и заставил вспомнить о "бурных 60-х". Акции прошли в Лондоне, Гетеборге (Швеция), Праге и т. д. и т.п. К наиболее влиятельной среди альтерглобалистов организации АТТАК примкнули многие известные в прошлом "леваки" – вроде одного из лидеров "Красного мая-68" Даниэля Кон-Бендита. Но цели АТТАК чисто реформистские. Предлагается обложить небольшим налогом ("налог Тобина") международные спекулятивные сделки, и вырученные деньги направлять на нужды бедствующих регионов человечества. Требуя этого, альтерглобалисты осаждали саммиты всех структур "мирового правительства": ВТО, МВФ, G-8 и т.п. В акциях этих принимал участие широчайший спектр социальных движений: от анархистов и троцкистов, через членов некоторых коммунистических партий (например, КП Греции), "зелёных", независимых профсоюзов – до некоторых христианских общественных организаций. Это оказался именно "Один Большой Союз", идея которого в сознании нынешних левых явно вытеснила идею жёстко-дисциплинированной и идейно однородной "партии нового типа" ленинского образца. Но 10 лет деятельности альтерглобалистов не склонили "мировое правительство" ни к каким существенным уступкам. Все решения властителей Империи (а "пешки" вроде Путина, Медведева, Ющенко, Януковича и др. к самостоятельным действиям почти неспособны, им оставлен для маневрирования очень узкий коридор) принимаются, следуя всё той же НЕОЛИБЕРАЛЬНОЙ ПАРАДИГМЕ. Этим властителям со всех сторон уже кричат аналитики, "интеллектуалы", профессура и др.: "Хватит уже! Видите, какой кризис – а будет ещё хуже! Пора уже перейти к НЕОКЕЙНСИАНСКОЙ ПАРАДИГМЕ!".
Но "Васька слушает, да ест".
В то же время, на Латиноамериканском континенте на протяжении всё того же первого десятилетия XXI века оказалась созданной антиимперская ЛОКАЛЬНОСТЬ (географически-экономическая), которой на момент написания "Империи" не существовало. При этом локальность эта не закрытая, не изолированная, то есть она не рискует "выродиться в гетто" (как это происходит с Северной Кореей и Ираном). Напротив, эта локальность расширяет своё влияние. (Центром такой локальности являются Куба и Венесуэла). Ещё 10 лет назад такой вариант развития мировой истории казался невозможным. Но сейчас необходимо учитывать эту важнейшую реальность. При этом Латинская Америка стала излюбленным местом проведения Социальных форумов альтерглобалистов (сан-Паулу в Бразилии); форумы эти пользуются поддержкой тамошних властей, в том числе финансовой.
В отличие от "пылающего континента" (как его любили называть некогда в советских СМИ), Россия и Китай не представляют никакой альтернативы Империи. (Ожидается, что Китай может представить её в будущем, где-то в период 2030-50 гг.). Пока же эти страны, в лице их правительств, тратят колоссальные ресурсы на поддержание жизнеспособности Империи, как это было во время кризиса рубежа 2008-9 гг., когда Россия и Китай, проводи их руководство другую политику, имели возможность вызвать крушение Империи. (Она оказалась отнюдь не такой устойчивой, как казалось. Не на глиняных ли ногах этот колосс?). Это потому, что правящие в России и Китае "элиты" полностью интегрировались и стали частью мировой "элиты" (являющейся врагом человечества). "Коммунистическая" вывеска китайской неолиберальной диктатуры почти никого уже не может обмануть.
В этой связи в теоретически крайне добросовестно разработанную (но 10 лет назад) доктрину по отношению к Империи необходимо, на мой взгляд, внести определённые коррективы. Практика показала, что силы Контр-Империи могут обрести свою базу на южноамериканском континенте. Не исключено, что такие же базы в ближайшие десятилетия возникнут и в других регионах планеты (например, в Южной Азии). Надо ли подниматься на защиту этих независимых от Империи территорий от её агрессивных посягательств?
В проходившей в последние годы среди "левых" дискуссии по этому вопросу выяснилось, что лишь крайне незначительное число их настаивает на окончательном торжестве неолиберальной глобализации. По их мнению, "выключенные" из мирового рынка регионы реально лишь замедляют окончательное падение Империи. Но как может выглядеть такое "окончательное падение"? В ходе мирового экономического кризиса ведущие транснациональные корпорации должны быть экспроприированы и обращены во благо всего человечества. Только вот отсутствует в мире политическая сила, которая была бы способна это сделать. Кроме того, есть основания считать, что без наличия географической базы такая сила и не сможет возникнуть. В последние лет 5 ведётся много разговоров о необходимости воссоздания Коминтерна. Упирается всё только в то, что непонятно, с какой территории он будет способен руководить революционным движением на планете. Член ЦК КП Украины Е. Царьков предлагает разместить руководство воссозданного Коминтерна... в Украине! Ничего смешнее, по-моему, быть не может. В то же время, приобретение опорной базы позволило бы поддерживать структуры Контр-Империи на всей поверхности планеты. Надо только контролировать, чтобы не случилось так, что вся Контр-Империя начнёт исключительно служить одной своей базе, не проводя реально линии на устранение капитализма (как это произошло с СССР и Коминтерном). Однако, неприемлемым представляется политический курс т. н. "марксистов-госкаповцев" (во главе с бывшим членом РРП Юсуфовым-Инсаровым), и некоторых анархистов, которые требуют, чтобы Империя восторжествовала повсюду в мире. Зоны, совершенно не включённые в мировой рынок, сегодня столь незначительны, что их "освоение" уже неспособно даже задержать гибель капитализма. Латинская же Америка, да и большинство т. н. "стран-изгоев", в мировой рынок включены, они не изолированы – но включены не на условиях грабежа. А на таких, какие позволяют их населению иметь социальные блага, так как вывоза денег нет. И это, пожалуй, не замедляет, а ускоряет падение капитализма и его Империи.
В остальном же изложенный А. Негри и М. Хардтом проект Контр-Империи, во многом уже воплотившийся – именно то направление, которое определит содержание мировой истории в обозримый период.
17.01.2011 г."

Илья РОМАНОВ – редакции "Свободного слова" (декабрь 2010 г.).
"Добрый день!
Получил Ваше письмо от 25.11.2010 г., вместе с копией предыдущего письма (его я уже получал, и ответ отправлял ранее) + №175-177 "Св. слова" (за всё это большое спасибо).
Мне думается, что при обсуждении наболевших проблем современности невозможно уклониться от использования абстрактных исторических категорий. А то, что Радек написал о якобы сугубо конкретном мышлении Ленина – не соответствует действительности. Как бывший медицинский работник, могу сказать, что сугубо конкретное мышление и неспособность к абстрактному – первый признак умственной отсталости. (Здесь у нас целыми днями приходится общаться с огромным количеством таких людей). А Сталин, как бы к нему ни относиться, о Радеке сказал следующее: "У всех людей голова управляет языком, а у Радека язык управляет головой". Это означает, что Радек ради красного словца мог сильно погрешить против истины. С этим мы сталкиваемся и в данном случае. Не думал Ленин и не мог думать о конкретном "Сидоре или Онуфрии", а руководствовался "законом больших чисел", то есть статистикой. Пожалуй, для исторического деятеля значительных масштабов такой подход оправдан. Конкретно взятый пианист может оказаться сионистом, а конкретный Сидор – ещё кем-нибудь.
Белые любят цитировать следующее распоряжение Ленина: "Расстрелять и вывезти сотни проституток, спаивающих солдат, и пр.". При этом предлагают задаться вопросом: какие-такие проститутки могут гулять с солдатами? Это же не туристы из Америки. Что можно взять с солдата, кроме продовольственного пайка? То есть, нетрудно предположить, что этими "проститутками" были, в большинстве случаев, несчастные женщины, искавшие, чем накормить голодных детей. Но о чём думал в данном случае Ленин? О том, чтобы Красная Армия была трезвая, то есть боеспособная. Судьбу конкретной Машки или Катьки он при этом в расчёт не принимал. Вот такие-то факты и позволяют фарисеям поднимать крик о "слезинке ребёнка". Мораль у них такая: в ходе действий по изменению действительности неизбежно кто-нибудь пострадает, в том числе невиновные – значит, ничего менять не следует. А о том, сколько баррелей этих "слезинок" проливается вследствие поддержания существующего статус-кво, – говорить, разумеется, не принято. Между тем, дальнейшее сохранение мировой капиталистической системы, особенно в неолиберальном её варианте, ведёт к тому, что в зависимых странах "периферийного капитализма" тысячи детей умирают от голода ежедневно.
Но такая ситуация как раз и запланирована архитекторами "нового мирового порядка", основанного на НЕОЛИБЕРАЛЬНОЙ ПАРАДИГМЕ развития, стартовавшей в начале 1980-х годов из США и Англии, и возобладавшей к началу 1990-х годов во всём мире. Ничего "заумного" в термине "неолиберальная парадигма" нет. Это – русло, по которому движется развитие. До неолиберальной была социал-демократическая парадигма, утвердившаяся в 1970-х годах. Суть её в том, что государство, которое ранее (упрощённо говоря) было лишь вооружённым охранником интересов капитала, попыталось стать его "равноправным партнёром". Это сопровождалось бурным развитием социальной сферы, усилением социальных гарантий, – и на достижениях той эпохи и по сей день зиждется благосостояние большей части европейского населения. А то, что мы наблюдаем сейчас в Европе – это сохранение неолиберальной парадигмы. Социальные гарантии сокращаются, они будут сокращаться и дальше, и это никому не кажется чем-то удивительным. Это – движение в сторону стран Латинской Америки (какими они были на протяжение почти всего ХХ века), т. е. общества, в котором сверхбогатой элите (олигархии) нет никакого дела до копошащихся внизу бедняков ("быдла"). При этом в качестве "благой цели", оправдывающей такую ситуацию, провозглашается создание максимально благоприятных условий для капитала, что якобы позволит сделать "экономический рывок" (а то и "чудо"). На постсоветском пространстве эти рецепты "рейганомики и тэтчеризма" внедрялись в таких масштабах, каких невозможно представить себе в Европе, с её профсоюзами и иными структурами "гражданского общества". Европа эти структуры, к началу неолиберальных реформ, сформировала примерно за 35 лет (1945-1980), хотя в этом становлении уже на старте играло огромную роль вышедшее из подполья антифашистское Сопротивление, состоявшее в основном из "левых". Надо сказать, что и у нас, с 1991 года, тоже сформировано кое-что. Конечно, это не Европа 1965-го года. Но, по моему мнению, рост прогрессивных, социально-ориентированных структур в обществе налицо.
Агрессивный знаменосец неолиберализма утверждает, что 90% населения составляет "биомасса", совершенно бессмысленное отребье, быдло, нечисть". А откуда возникла ситуация, в которой стали вообще возможны такие рассуждения? В 1990-х годах в газете "Лимонка", помню, было напечатано стихотворение, начинавшееся так:
"Мой Петербург напоминает мне ЛондОн конца семидесятых:
На улицах полно бомжей помятых,
В подъездах кровь, шприцы и вата",

и т. д. Конец 1970-х – это начало политики "тэтчеризма" в Англии. С её началом моментально появились бомжи, наркоманы и прочее "быдло". А до этого, значит, деградировавшая часть населения, если и была, то занимала скромное место и в глаза не бросалась. А сейчас, когда она разрослась, что нужно делать, чтобы её уменьшить? Ответ очевиден для всякого здравомыслящего человека: надо тратить большую часть совокупного общественного богатства на нужды всего общества, то есть проводить социально-ориентированную политику.
Но с трибуны Демсоюза выступают и ораторы, предлагающие любые социальные гарантии ликвидировать полностью, а для удержания ситуации под контролем олигархии, против возникающего естественного недовольства широких слоёв населения "любые средства годятся – от избирательных цензов до пулемётных команд".
Иначе говоря – предлагается создавать ультраправые организации, подобные латиноамериканским "эскадронам смерти", терроризировавшим на протяжение ХХ века (кое-где и сейчас) активных участников всех левых и прогрессивных организаций. Примерно четверть века назад информации об этих организациях была масса в любой прессе: "Антикоммунистический Альянс Аргентины" (ААА), "Белая рука", и т. п. Они осуществляли на практике разработанный ЦРУ план "Кондор" по физическому устранению главных противников проамериканских "банановых" диктаторов, а также уничтожили и сотни тысяч радикально настроенных крестьян, членов профсоюзов и др. На постсоветском пространстве такие расправы тоже практикуются, хотя делаются они пока руками уголовных группировок, и массового характера пока не носят. Но, оказывается, призывы к созданию реакционных преступных банд и совершению злодеяний против активных элементов, борющихся за интересы народа, – уже звучат. А где имеется слово, там, – как нам известно, – и дело не погибло... Можно сказать так: отдельные близкие к Демсоюзу политически активные граждане избрали весьма опасный политический курс.
Кстати, на протяжение первого десятилетия XXI века большинство стран Латинской Америки (ранее всецело находившихся внутри неолиберальной парадигмы) избрали другую парадигму, социально-ориентированную или даже социалистическую, поэтому знамя прогресса находится в руках народов Латинской Америки.
Относительно писателя В. Пелевина. Поначалу он писал вещи парадоксально-забавные, но поверхностные (как и подобает представителю "продвинутого" поколения неформалов – "детей перестройки"), типа "Жизнь насекомых", "Чапаев и Пустота", и др. Но начиная с "Generation P"он начал копать очень глубоко, и много даёт для понимания сегодняшних реалий. Из этой же оперы – "Священная книга оборотня". В самую точку там попал образ "кающегося интеллигента-патриота 90-х, радетеля народа русского", желавшего, чтобы его хлестали плёткой, а затем ставшего поборником неолиберальной глобализации. В занятной и доступной форме разъяснена осуществлённая на государственном уровне афера российской элиты с "корпорациями" типа "ЮКИС-КУКИС-ЮКСИ-ПУКС". Один из персонажей, Волк (ФСБшник) очень красноречиво охарактеризовал западных интеллектуалов-постмодернистов, и методы их философского творчества. Аллегория со служителями красного дракона, сменившими его на зелёную жабу, – тоже очень точная.
Какого взгляда нам придерживаться на интеллигентную публику, которую не приняли в услужение зелёной жабе? Вы в Ваших письмах выдвинули концепцию "либерального мавра", который сделает своё дело, после чего может уходить. С этим можно согласиться, но до определённой степени. Оговоримся, разумеется, сразу, что "уходить" либерал-интеллигенция должна не на гильотину или в Сибирь, а в оппозицию организациям трудящихся, пришедшим к руководству общества. Если оппозиция критикует справедливо, шумит о злоупотреблениях начальников – то она этим делает полезное и нужное дело. Но народная власть никогда не позволит либерал-интеллигенции перейти к действиям наподобие тех, что осуществлялись никарагуанскими "контрас". А такие планы кое у кого имеются, как мы знаем.
Здесь очень важно для теории провести разграничение между обычными либералами и неолибералами. Обычные либералы склонны всерьёз принимать лозунг французской революции "свобода, равенство, братство", считают себя поборниками (не на словах, а на деле) всевозможных свобод, в первую очередь политических, а также имеют детски-наивное представление об "экономических свободах", заимствованное из XIX века у Адама Смита. Но если тот или иной режим совершает действительно кровавые злодеяния, – либералы возмущаются, даже если действия эти совершены во имя сохранения капитализма. (Режим Пиночета в Чили, Дювалье на Гаити, Сомосы в Никарагуа, и др.). Да и Фидель Кастро, если уж на то пошло, свою политическую карьеру начинал как "нормальный" либерал, руководитель молодёжной организации так называемой Партии ортодоксов, выражавшей интересы мелких и средних латифундистов (противостоявших батистовской проамериканской олигархии). А единственным коммунистом в отряде Фиделя был первоначально Че, так же как и в пришедшем к власти революционном правительстве. Вопрос о ситуации на Кубе можно обсудить ниже. Отличие же именно неолибералов состоит в том, что фразеология о "демократических ценностях" служит им для прикрытия прислужничества неолиберальной глобальной Империи, с центром в США, реально проводящей политику "нового фашизма". Разумеется, Империя как таковая не тождественна США, она экстерриториальна и охватывает весь мир. Но в политическом и военном плане интересы Империи выражаются главным образом правящими кругами Соединённых Штатов и американскими вооружёнными силами. Так вот, неолибералы безусловно оправдывают любую политическую или военную акцию Империи. Политика Империи направлена на установление единого глобального мирового рынка под контролем транснациональных корпораций, и повсеместном насаждении моделей западного "общества потребления" (приспособленных к местным условиям). Единственным мерилом всего и вся в неолиберальном мире являются деньги (монетаризм).
С этой точки зрения, например, П. Люзаков, бывший президент Гондураса М. Селайя являются обычными либералами, а Б. Стомахин, Б. Немцов, В. Новодворская – неолибералами.
С просто либералами в ходе развития революционного процесса различные союзы и коалиции возможны и даже, наверное, неизбежны (как показывает практика почти всех революций). С неолибералами никакие политические союзы невозможны, т. к. вне зависимости от сиюминутной политической конъюнктуры главным врагом человечества является стоящая за ними глобальная Империя, а они – проводниками её политики.
Как реально относится Империя к демократическим ценностям, например, свободе слова – видно на примере хотя бы злобных гонений на сайт "WikiLeaks" и его основателя Дж. Эссанджа. Конгресс США назвал "WikiLeaks" "международной террористической организацией" и призвал завести уголовные дела на всех участников этого Интернет-проекта. "Терроризм" в данном случае заключается в том, что на сайте предаётся огласке вся преступная деятельность Империи.
Другой весьма примечательный факт, характеризующий истинный уровень демократии в американском обществе – преследование христианских фундаменталистов в США. Интересно, что религиозные фундаменталисты являются "парадоксальными союзниками" левых в нынешней глобальной ситуации. Вот что говорится об этом в фундаментальном исследовании "Империя", принадлежащем перу бывшего члена "Красных бригад" профессора Антонио Негри и американского постмодерниста Майкла Хардта: "Новым в нынешнем возрождении фундаментализма является в действительности неприятие сил, возникающих в новом имперском порядке. В таком случае, с этой точки зрения, поскольку иранская революция была мощным отрицанием мирового рынка, мы можем понимать её как первую постмодернистскую революцию. Этот союз постмодернизма и фундаментализма, безусловно, образует странную пару, учитывая, что постмодернистские и фундаменталистские дискурсы в большинстве случаев полностью противоположны друг другу: смешение против чистоты, различие против тождества, мобильность против застоя. Нам кажется, что постмодернисты и нынешняя волна фундаменталистов возникли не только в одно и то же время, но также и в ответ на одну и ту же ситуацию, только на противостоящих полюсах глобальной иерархии в соответствии со сразу бросающимся в глаза географическим распределением. В значительной мере упрощая, можно утверждать, что постмодернистские дискурсы прежде всего обращены к победителям в процессе глобализации, а фундаменталистские – к проигравшим".
В одном из предыдущих писем я упомянул об американском проповеднике Хованде (которого ошибочно назвал Ховардом). Недавно удалось ознакомиться с видеозаписями проповедей Хованда. Кент Хованд крестился в церкви христиан-баптистов в 1969 году, и через некоторое время сделался проповедником, к которому в Америке прислушиваются миллионы. В своих проповедях Хованд настаивает на том, что всё написанное в Библии – истина от первого до последнего слова, и отрицает теорию эволюции. В этом мы с ним, разумеется, не согласны, т. к. считаем такие взгляды антинаучными. (Хотя это не лишает их права на существование). Но Хованд стал известен также как один из самых непримиримых борцов с "новым мировым порядком" в самих Соединённых Штатах. Хованд заявил, что ему стали известны зловещие планы администраций Клинтона и Буша, согласно которым на планете Земля должно остаться 500 миллионов жителей; остальных предполагается уничтожить различными способами в самое ближайшее время. Поэтому Хованд, утверждающий, что места на планете хватит для сколь угодно большого числа людей, призвал великий американский народ перестать платить налоги сатанинскому правительству Америки. Хованд утверждал, что он изучил американскую Конституцию и всё американское законодательство, и нигде не сказано, что обязаны платить налоги те американцы, которые не занимаются частным бизнесом. По обвинению в подстрекательстве к неуплате налогов Хованд был отдан под суд, приговорён к 6 годам заключения, и в настоящее время отбывает наказание в тюрьме. Обращает на себя внимание, что в своих телепроповедях Хованд яростно выступал против расизма и всех других теорий о "неполноценности" той или иной части населения. Не будучи левым по своим взглядам, в одной из телепроповедей он заявил, что борьба американских коммунистов за сохранение демократических свобод в Америке даёт возможность и христианам доносить свои взгляды до широких слоёв общества.
Как следует относиться к таким движениям? В "Империи" говорится: "Различные направления христианского фундаментализма в США также преподносят себя в качестве движений, направленных против социальной модернизации, воссоздающих то, что предстаёт в воображении общественной формацией прошлого, основанной на священных текстах. Эти движения, несомненно, родственны давней американской традиции проектов создания в Америке нового Иерусалима, христианского сообщества, отделённого и от разложения Европы, и от дикости "нецивилизованного" мира". ""Возвращение к традиционной семье" христианских фундаменталистов вообще не является взглядом в прошлое, а выступает скорее созданным в наши дни вымыслом, который составляет часть политического проекта, направленного против сегодняшнего социального порядка".
Таким образом, христианские фундаменталисты – это наши "парадоксальные союзники" в борьбе с Империей. Это нашло своё отражение в том, что часть христианских общественных организаций интегрировалась в антиглобалистское движение.
Осознавая опасность этого направления, Империя в массовом порядке создаёт и поддерживает лжехристианские секты "харизматического" направления, которые, как правило, имеют свои центры в Южной Корее. (Там ещё с 1970-х годов был вначале проповедник Сен Сон Мун – агент ЦРУ, и эта традиция привилась). "Харизматические" секты распространяют под видом "христианства" замаскированный иудаизм, фарисейство и сионизм, проводят моления о благоденствии и победе государства Израиль. В соответствие с их доктриной, упомянутой в "Откровении Иоанна Богослова" "страной Гог" является Россия, в союзе с некоторыми азиатскими странами. Якобы Гог нападёт на Израиль, но потерпит от него поражение. В изданной суммарным тиражом 200 тыс. экз. книге Иоахима Лангхаммера "Что будет с этим миром? Толкование Божьего плана спасения" (на русском языке) приведена даже географическая карта царства антихриста. Согласно ей, западная граница страны, обозначенной как "Гог из Магога", проходит чуть восточнее города Кёльна, и включает в себя главным образом территорию бывшего СССР (почти идентична ей), но не всю. Например, всё Причерноморье, включая Крым, и Кавказ – не являются территорией Гога, как и почти вся Украина. На Каспии территорией Гога является лишь северное его побережье, а Иран (Персия) – нет. Страны Ближнего Востока – также не его территория. Уже сейчас в эту веру на постсоветском пространстве обольщены миллионы человек.
Политическая эффективность таких религиозных учений наглядно проявилась во время "помаранчевой революции" в Украине. Первыми на Майдан по призыву Ющенко прибыли 20 тыс. членов протестантских сект, которые и составили наиболее дисциплинированную и активную его часть. Жившие в палатках протестанты были трезвы, приветливы, выдержаны, раздавали (кроме апельсинов) евангельскую литературу. (Хотя их проповедники зачастую внушают пастве: мол, "христиане – вне политики"). Как лидеры протестантских сект обосновали своей пастве необходимость присутствия на Майдане – мне лично неизвестно. Возможно, ставилась цель "вырвать Украину из-под власти Гога". Также для "харизматических" сект характерен антикоммунизм в наиболее злобной его разновидности. Там распространяются россказни о том, как в СССР якобы травили христиан цианистым калием. Известный проповедник церкви "Новое поколение" Андрей Тищенко призвал своих прихожан не ходить на празднование 9 Мая, а прийти лучше в этот день "к богу", сопроводив призыв оскорбительными для ветеранов высказываниями.
Всё это – ведущий наступление фронт Империи. Противопоставлен ему может быть только такой же глобальный фронт Контр-Империи. Он должен быть глобальным не только географически (в масштабах всей планеты), но также пролегать и во всех сферах общественной жизни (не только политической). Тут сейчас возможно разнообразие точек зрения; какая из них правильна – может быть выяснено только с помощью практики. О необходимости формирования Контр-Империи впервые было сказано в книге Негри и Хардта "Империя" (Empire), которая у левых всего мира давно стала надёжной классикой (едва ли не в одном ряду с "Капиталом"), но к нас её, к сожалению, до сих пор мало кто читал. Позднее я специально (раз этим интересуются – в частности, П. Люзаков) подберу и вышлю цитаты о том, что Негри и Хардт понимали под Контр-Империей. (В общих чертах, своё воплощение она нашла в движении альтерглобалистов-антикапиталистов). Также нужно будет упомянуть и о том, из каких основных структур состоит Империя. Но в теории глобального имперского мира и борьбы с этой системой остаётся вопрос, однозначный ответ на который дать едва ли возможно. Как следует относиться к тем политическим режимам, которые упорно отвергают глобализацию и, соответственно, становятся "изгоями" при новом мировом порядке? Сейчас наибольшее внимание привлекают к себе в этом ряду Иран, Северная Корея и Куба. Начнём с последней. Авторы "Империи" критикуют кубинскую политическую систему за то, что она в целом воспроизвела принятую в странах советского блока модель бюрократической диктатуры, или "дисциплинарную систему". (В "Империи" имеется интереснейшая глава: "Предсмертные муки советской дисциплинарной системы", в которой дано очень проницательное объяснение крушению СССР, совершенно непохожее ни на "происки ЦРУ", ни на "крах тоталитаризма", к которым мы привыкли). Но следует основное внимание уделять тому, проводит ли руководство страны, отвергающей глобализацию, просто изоляционистскую политику, или оно способствует АЛЬТЕРНАТИВНОЙ глобализации. И тут выясняется, что именно Куба в последние 10 лет подаёт беспрецедентный пример всем остальным странам. (Только Венесуэла проводит аналогичную политику). А именно: имеющиеся в этой стране ресурсы поставлены на службу не правящей верхушке, и даже не "кубинскому народу", а ВСЕМУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ. Что за ресурсы есть на Кубе? Их мало. Кроме сахара, это созданные за десятилетия независимого развития очень качественные образование и здравоохранение. И в настоящее время десятки тысяч кубинских врачей оказывают бесплатную медицинскую помощь неплатежеспособному населению почти во всех странах Латинской Америки. Особую известность приобрели операции по восстановлению зрения, которые бесплатно делаются латиноамериканским полунищим беднякам. Но странами южноамериканского континента дело не ограничивается. На Кубе ежегодно лечатся дети из Украины, имеющие дефекты вследствие Чернобыльской аварии, причём Куба не берёт за это ни копейки от украинского правительства. Это лечение (исключительно качественное) получили уже десятки тысяч детей с Украины. Но украинский олигархический режим, которому эти дети "по барабану", не только ни разу не выразил Кубе благодарность за это, но при Ющенко ещё и злобно гавкал в кубинскую сторону. Но суть в том, что Куба делает реальные шаги для АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, основанной не на грабеже, деньгах и господстве, а на бескорыстной помощи бедным и отставшим.
Следовательно, и Фидель – никак не "бронтозавр" и не реликт ушедшей в прошлое эпохи. Наоборот, те страны, которые делают шаги в направлении альтернативной глобализации – это эмбрион будущего мироустройства. Они могут стать составной частью и базой Контр-Империи. (Кстати, термин "Империя" был воспринят и Фиделем, который постоянно употребляет его в своих выступлениях). Поэтому Кубу следует всемерно защищать от имперских посягательств. А называть Фиделя "едва ли не самым жестоким диктатором современности" – не вижу никаких оснований. В чём проявляется эта "жестокость"? Что после прихода к власти партизан были расстреляны деятели батистовского режима? А туда им и дорога. Также уничтожают засылаемых из США извергов из числа кубинской эмиграции, которые устраивают взрывы в общественных местах. Так их и следует уничтожать. На Кубе живёт 17 тысяч (!) искалеченных вследствие этих терактов, организуемых подручными Империи. Говорят, правда, что там сажают ещё и диссидентов, то бишь "инакомыслящих". А не пишут, куда их сажают. Сидят на Кубе "диссиденты" не в тюрьмах (как в США американские диссиденты вроде К. Хованда), а в НЕОХРАНЯЕМЫХ ПОСЁЛКАХ, и заняты на рубке сахарного тростника (П. Люзаков недавно сидел на поселении). А на рубку тростника у них во время сезона вся страна ездит – даже Че Гевара этот тростник рубил, будучи министром. Потом расчёт с рубщиками производится натуральной оплатой: продуктами питания, бытовой аппаратурой, мебелью и т. п. В этом, что ли, проявление "диктатуры"?
Что же касается кубинских "гусанос", которых нам, видимо, будут пытаться представить как "борцов за свободу", то их нравы хорошо известны. Они когда пытались партизанить ещё в начале 1960-х годов, то в порядке вещей у них было, допустим, остановить в сельской местности автобус и закопать живьём в землю его пассажиров, включая детей. Так кормившаяся вокруг кубинской олигархии (при Батисте) нечисть мстила народу за то, что он их прогнал. Да и вообще, совершение жестоких злодеяний – это характерный почерк исключительно ультраправых. Вот если в России будут созданы такие "эскадроны", о которых говорит Стомахин, – тогда вы увидите, что такое настоящие жестокость, кровавые злодеяния и бандитизм.
Кстати, об ичкерийском гражданстве Стомахина. Настоящие левые тоже поддерживают борьбу народов Кавказа против российской экспансии и господства, но отрицательно относятся к попыткам создания на освобожденной территории "государств" вроде Ичкерии или "имарата Кавказ", так как в этом случае народы Кавказа просто поменяют одних господ на других. Да и ни о какой реальной "независимости" таких "государств" и речи идти не может. Это будет формально провозглашённая политическая "независимость", но 100%-ная экономическая зависимость. (В Ю. Осетии и Абхазии – то же).
Относительно других "стран-изгоев". Режим в Иране прогрессивным назван быть вряд ли может. Он, правда, поддерживает борьбу палестинского народа против израильской оккупации, но левые активисты в самом Иране преследуются, вплоть до смертной казни. Тем не менее, вторжение вооружённых "горилл" из стран "цивилизованного блока" (сопровождаемое, как водится, варварскими бомбёжками) никаких проблем в Иране не решит, а только усугубит их, как это произошло в Ираке и Афганистане. Против Ирана сейчас затевается агрессия, а следующая на очереди – Саудовская Аравия, так как только захватив ближневосточную нефть, Империя сможет обеспечить ею свою основную (пока) валюту – доллар. Иначе – в период между 2012 и 2015 годами произойдёт окончательное крушение доллара, что вызовет неконтролируемые социальные процессы по всему миру, которые реально могут вылиться во ВСЕМИРНУЮ революцию. По этой причине мы не должны позволить НАТОвской военщине захватить ближневосточную нефть. Пусть покупают нефть у Чавеса!
Вывод из этого следующий: 1) Руки прочь от Кубы – факела свободы Латинской Америки и базы всемирной революции! 2) Янки, не суйтесь в Иран, вам нечего там делать! Гоу хоум!
На Северную Корею вряд ли рискнут в ближайшее время нападать. Ибо там живут ребята очень серьёзные, и всем хорошо понятно, что в случае чего они без колебаний ответят ядерным ударом. Некогда цивилизованные американские демократы "отомстили" "узкоплёночным" за Пирл-Харбор, уничтожив ядерным ударом два их города – Хиросиму и Нагасаки. А сейчас, когда видят, что ситуация может повториться "с точностью до наоборот" – поджимают хвост.
Весьма вероятно, кстати, что против Северной Кореи используются и некие новейшие разработки в области психотронного оружия. Вспомним игру северокорейской сборной на чемпионате мира по футболу летом прошедшего года. В первом матче (с Бразилией) они сыграли неплохо – 2:1. А следующий (с Португалией) произошёл с разгромным для корейцев счётом – 7:0. Поведение северокорейских футболистов было странным – они бегали по полю как будто чем-то оглушённые, ничего не соображая. Но ведь, думаю, не ошибусь, если скажу, что бразильская сборная будет посильнее португальской. Интересный же момент заключён в том, что матч с Бразилией северокорейское ТВ решило не транслировать для своих граждан, а показать им лучше сразу уж поединок с более слабым противником. Но тут-то и произошла катастрофа. Интересно, что на матче Сев. Корея – Португалия присутствовал известный про-имперский телеведущий Савик Шустер. Он как будто заранее знал результат, потому что сказал: "Когда будет 8:0 – разбудите меня".
Вообще же, правдивой информации о том, как живётся людям в Северной Корее – крайне мало, так как эта страна проводит сугубо изоляционистскую политику. Правда, иногда случайно узнаёшь про неё весьма любопытные факты. Так, встреченный мной на этапе один знаток восточной философии и единоборств рассказал, что где-то в начале 1960-х годов северокорейская власть, с целью пропагандировать в мире "идеи чучхэ великого Ким Ир Сена", создала "корейский национальный вид спорта", назвав его "тайквондо", а также Всемирную федерацию этого вида спорта. Испугавшись такого развития событий, режим южнокорейского диктатора Чон Ду Хвана создал в противовес своё боевое искусство – "тхэквондо" (оба слова, кстати, переводятся аналогично), которому был придан статус едва ли не государственной философии (подобно "чучхэ" у северян), и, соответственно, была создана своя Всемирная федерация. Южнокорейский режим рассчитывал таким образом уменьшить влияние Северной Кореи в мире.
Короче говоря, у корейцев свои "приколы", которые за пределами их полуострова мало кому понятны.
Кстати говоря, вспомнился интересный факт о "жестокости" Фиделя. Был такой американский сержант, который собственноручно расстрелял Че Гевару (исполняя приказ начальства). Впоследствии, уже в Америке, он ослеп, мыкал там горе, и стал говорить, что в 1967 году он попросту не знал, какой выдающийся человек перед ним находится, и за что этот человек вёл борьбу. А если бы он это знал, то никогда не стал бы исполнять приказ. Узнав о его раскаянии, кубинцы забрали его к себе, сделали операцию и восстановили зрение сержанту. Он и по сей день проживает на Кубе, периодически выступая перед аудиториями и рассказывая, как всё было.
Из заметки в "Свободном слове" об учреждении в Улан-Удэ отделения "Солидарности" узнал о том, кто возглавляет это движение. Борис Немцов – мой земляк, это Остап Бендер, который вместо домоуправления (как рассчитывал) попал в "большую политику". Михаил Касьянов – это "Миша два процента", сиречь коррупционер. Владимир Буковский. Двадцать лет назад казалось "круто", что это человек, которого обменяли на Корвалана. Сегодня из них двоих я бы выбрал Корвалана. Ну, и Гарри Каспаров. Ему пожелаем в политическом "сеансе одновременной игры" обставить Путина с Медведевым. А потом – прошу пардона, пусть не кричит, что у него "все ходы записаны".
В "Солидарность" вступать не стоит – это не то, что сегодня нужно...
На этом пока STOP. Большой привет и наилучшие пожелания всем членам редакции "Свободного слова". Пишите. Крепитесь!
С искренним уважением Илья Романов. 12.01.2011 г."

Илья РОМАНОВ – редакции "Свободного слова" (декабрь 2010 г.).
"Добрый день!
Не так давно отправил Вам письмо со своего нового места пребывания, т. е. из МИК-32. Вскоре получил письмо также и от Вас, от 26.09.10 г., отправленное ещё в КИК-19. Интересно, что в той самой КИК вся тамошняя администрация оказалась вынуждена уволиться "по собственному желанию", так же как и бывший начальник КИК Ю. Якутка, дослужившийся до 1-го заместителя Луганского управления ГДУВИН. Пришедшее в КИК Ваше письмо хотели было попросту переадресовать в Макеевскую колонию, но на почте сделали надпись: "Девочки, мы не дураки. Письмо заказное, отправляйте за свой счёт", и вернули в КИК. Тогда оно было запечатано в ещё один конверт, наклеено марок на сумму 3 гривны, и таким образом уже переслано на новое место.
Вместе с письмом пришли также два номера "Св. слова" и лагерные размышления Б. Стомахина о либерализме. По содержанию Вашего письма.
Александр Майсурян, он же А.М., неправ в том, что нужно как можно шире распространять статью Стомахина "Лагерные заметки о либерализме". Казалось бы, людоедская сущность неолиберализма очень убедительно сама себя разоблачает в этих заметках. Однако ж, в обществе, как это ни парадоксально, делается всё больше сторонников неогитлеризма, или "цивилизованного людоедства", оно же "варварство с человеческим лицом". Для носителей подобного мировоззрения писания Стомахина – что мёд для мух. Например, недавно у нас на бараке у меня вышел спор с двумя другими зэками.
Один 55-летний военный врач, вдобавок занимавшийся научными разработками в области психиатрии. Другой – юноша, закончивший школу для умственно отсталых. Но оба объединились и в один голос мне доказывают: жаль, что во время войны нас не победил Гитлер – жили бы сейчас как в Германии. На возражения о планах Гитлера в отношении славянства – кричат, что это "коммунистическая пропаганда". Вдобавок, "профессор" с одобрением отзывается о "веерных отключениях" Чубайса – он, мол, заставил платить за электроэнергию, а до этого не платили. И крайне сочувствует судьбе Ходорковского.
Так что, для проповедуемых Стомахиным идей подходящая аудитория имеется. С начала 2000-х годов определёнными кругами производится идеологический синтез неолиберализма и неофашизма – они и воспринимают такие идеи "на ура".
Между прочим, упомянутый мной военный психиатр (имел звание полковника) утверждает также, будто современная наука подтверждает выводы нацистской евгеники об интеллектуальном превосходстве светловолосых голубоглазых представителей белой расы.
Носители таких идей охотно согласятся, что выживать должны одни только "успешные личности". Сами в лагере сидят, выпрашивают заварку чаю с ложкой сахарку, но себя на каком-то основании относят к категории "успешных личностей". В 1793-м году вандейские крестьяне также воевали против республиканских войск под руководством аристократов, у которых они были рабами на протяжении веков. Помнится, в 1989 году один из лидеров нижегородского ДС Стас Дмитриевский на каком-то суде заявил, что город Горький – это "антиперестроечная Вандея". Эти слова были подхвачены "демократической общественностью". Надо понимать так, что дремучие горьковчане выступали против прогресса, олицетворяемого в перестройке. Однако сейчас, через 20 лет, становится понятным, кто на самом деле является вандейцами.
Сторонникам социал-дарвинизма (именно так давным-давно названы проповедуемые Стомахиным идеи; это составная часть фашистской идеологии) не мешало бы задаться одним вопросом. А именно: в каком месте настоящие (а не мнимые) "успешные личности" подъевреили проплывавшие мимо большие деньги, чтобы иметь возможность платить за всё и вся? Но они, как это ни удивительно, очень любят (как это делает Стомахин) приводить на это выкопанную где-то русскую поговорку "как потопал – так и полопал". Цитирует эту поговорку и либеральный телеведущий Владимир Соловьёв, после чего пускается в рассуждения, что сам он якобы ещё с детства был воспитан в духе "протестантских ценностей", подразумевающих трудолюбие. Мол, мы с Абрамовичем "топаем" так, что аж горы трясутся...
Однако ведь те, кого неолибералы ныне занесли в категорию "отверженных", могут привести этим любителям русских пословиц другую: "Любишь медок – люби и холодок..."
Сами неолиберальные проповедники предполагают, что определённая роль в обществе и им позволит сделаться "успешными личностями", а роль вот какая: сообразительная птица-Говорун на службе сверхбогачей. Они, мол, будут внушать обществу идеи наподобие тех, что нечего содержать инвалидов, детей-сирот и т.п. – пусть бомжуют. А самим им за подобную пропаганду сверхбогачи (олигархи) насыплют, чего поклевать.
Только вот на примере Б. Стомахина мы видим, что не всегда такие расчёты оправдываются. Тех, кто с успехом служит Маммоне, мало беспокоит судьба наёмных говорунов.
Вообще, идея "священной собственности" несовместима ни с какими значительными социальными преобразованиями. Вы пишете: "В октябре 1993 года толпа, шедшая от Белого дома в Останкино (и расстрелянная там) не разгромила, не тронула по пути ни единого коммерческого ларька. Это Вы, наверное, могли видеть собственными глазами".
3 октября 1993 г. я от Белого дома к Останкино не шёл, но приехал в Останкино около 10-ти вечера, где и провёл всю ночь. Осталось там, наверное, человек пятьдесят. Ближе к утру люди перемёрзли, да и проголодались, после чего определённая группа (в которую входил и я) была отправлена реквизировать продовольствие. Но нам удача почему-то не слишком сопутствовала. Один обнаруженный запертый ларёк взломать не удалось. Потом нашли магазин, но на стук и требования открыть внутри лишь зажёгся свет, хотя никто не открыл. Тогда отряд спалил припаркованную возле магазина автомашину. Я полагаю, поделом: торгаши должны выделять повстанцам провиант, если хотят, чтобы их не трогали. На обратном пути нами была встречена группа людей, произведшая реквизиции более удачно, которых мы и привели к костру, возле которого грелись остававшиеся повстанцы, которым и были розданы бутерброды и по 50 грамм.
Большие сомнения по поводу уважения к собственности имеются и относительно эпохи Великой французской революции. Интересные сведения почерпнул тут из недавно прочитанного романа В. Гюго "Девяносто третий год". Например, революционные республиканские войска на территории мятежной Вандеи приказывают жителям какой-либо деревни в одном месте сделать просеку, а в другом, например, устроить завал. Если те данного приказания не выполнили – деревня сжигалась. Интересно, что подобным образом поступала власть, которая на первое место в иерархии ценностей ставила "Право", и провозглашала лозунги свободы, равенства и братства. Но в период гражданской войны правосубъектность каждого отдельно взятого жителя деревни в расчёт не принималась. Очевидны параллели с проводившейся большевиками политикой "расказачивания" или искоренения "махновщины". Комиссары, наделённые чрезвычайными полномочиями казнить и миловать – тоже оттуда, из эпохи Великой французской революции. Вообще, похоже на то, что практически ничего нового (сравнительно с Робеспьером и Маратом) большевики не придумали.
В этом плане вся нынешняя пропаганда "михалковского стиля" в России имеет в качестве предшественника пропаганду французских роялистов о "зверствах якобинцев".
Суть же заключается в том, что в переломные моменты истории интересы того или иного собственника всегда находятся на последнем месте. И это при том, что в прошедшие исторические эпохи собственность действительно во многих случаях наживалась упорным трудом на протяжении многих поколений. А какого уважения тогда можно требовать к правам собственности наших нуворишей, которые подобно насосавшимся крови клопам, наворовались у нас за последние 20 лет? Пробудившийся народ имеет право забрать у них всё, что потребуется; а будут артачиться – добро пожаловать на гильотину.
Но ведь они, как мы видим, даже налогов не желают платить. Утверждают, что ни к чему "содержать халявщиков", и лишь они сами, наглые клопы, достойны процветания. В других странах (например, в Гондурасе) либералы проявляют больше сговорчивости, и охотно инвестируют деньги в социальные программы. Но только не у нас в стране, вышедшей по уровню неравенства и социального расслоения на первое место в мире. Лозунгом наших является: "ни шагу назад" в удержании наворованного, ни единой уступки обездоленным социальным низам. А это означает, что изобретению доктора Гильотена предстоит много работы.
Вопрос: стоит ли в наше время поддерживать политические инициативы наподобие Демократического Союза? В нашу эпоху обесценились такие, прежде наполненные реальным смыслом, слова, как "демократический", "социалистический" и "коммунистический". Что сейчас действительно нужно – это Союз бедняков против богачей, или, если угодно, Эгалитарный Союз. А что нынче разумеется под "демократией" – это давно уже никому не понятно, само это слово совершенно девальвировано.
Насчет необходимости и неизбежности в революции этапа "керенщины". В начале прошлого века предстоящая в России революция должна была быть: по мнению меньшевиков – буржуазной; по мнению большевиков – "буржуазно-демократической", то есть с тенденцией "перерастания" в социалистическую. Аналогичную ленинской теорию "перманентной революции" выдвинул и Троцкий. Общим для всех этих теорий было то, что они признавали необходимость на первом этапе буржуазных преобразований в самодержавной России, изобиловавшей феодальными пережитками. Только меньшевики предлагали передать с этой целью власть либералам (которым и оказывать поддержку), а большевики – проводить политику "гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции", то есть брать власть и необходимые для развития капитализма преобразования проводить самим. Этот этап развития капитализма с характерной для него парламентской демократией – и есть "керенщина".
А на кой ляд она нам, спрашивается, теперь нужна? Российским эсдекам обеих фракций капитализм в России представлялся необходимым для создания мощного производственного базиса, и не более того. В наше время он давно создан. Более того: проводимые с начала 1990-х либеральные реформы ведут к его разрушению и деградации.
(Значительно подорвали советскую экономику, если уж на то пошло, уже реформы Хрущёва и Косыгина). А поэтому для чего бы в нашу эпоху мог понадобиться в предстоящей революции период нахождения у власти либералов? Проводить капиталистические преобразования необходимости нет, так как заключаться эти преобразования могут только в том, что предлагает Стомахин. То есть это последовательное осуществление неолиберально-человеконенавистнической программы ликвидации всех социальных программ. Какой в этом смысл? Чтобы озлобить окончательно народ? Так он и так уже, как представляется, озлоблен в достаточной степени – не знает только, что ему делать в такой ситуации. Приход к власти либералов в нашей ситуации не даст ничего, кроме дальнейшего движения вглубь "деградационной парадигмы". Для развития страны это вряд ли необходимо. В нашей ситуации "керенщина" может только означать существенно иное, чем в ситуации 1917 года. А именно: это приход к власти (временный) не обязательно либералов, а любого "Комитета Ублюдков", который доведёт ситуацию до социального взрыва.
Классовый подход (а это – главное научное открытие марксизма) подразумевает, что за каждым политическим течением скрывается сила определённого класса (или прослойки). В нынешнем российском обществе мы обнаруживаем примерно такой расклад:
1) "путократы" (компромисс государственной бюрократии с компрадорской буржуазией);
2) либералы (интересы компрадорской олигархии);
3) националисты (интересы отечественной буржуазии);
4) правые коммунисты (компромисс гос. бюрократии, нац. буржуазии и масс (пролетариата));
5) левые коммунисты (компромисс бюрократии и пролетариата, без буржуазии);
6) леворадикалы (интересы масс (пролетариата)).
С определённой натяжкой, некоторые полезные функции можно признать и за либералами. Например: в некоторые критические моменты у эгалитарно настроенных масс может проявиться излишнее (то есть избыточное, чрезмерное) стремление, так сказать, "к Топору". Помню, в 1990-м году в "Свободном слове" был напечатан такой рисунок: идёт такой себе топор, и произносит: "Ни выпить, ни закурить... Заняться, что ли, политикой?". Вот это самое. Так либералы будут иметь возможность конструктивной критикой смягчать нарастающее ожесточение. Далее. Кому, как не либералам, проще всех было бы найти путь к сердцу (и миллионам) Ходорковского? Эти миллионы лишними бы отнюдь не оказались, можно было бы, как сто лет назад, снарядить в Россию какой-нибудь пароход "Джон Графтон". Но реальность нам наглядно демонстрирует, что даже легендарная, без преувеличения, газета "Свободное слово" (недавно С. Кургинян рассказал, как он заметил в эпоху "перестройки": что пишется в "Свободном слове" – через несколько месяцев повторяется всеми официальными телеканалами) нынче выходит тиражом... 500 экземпляров. И никакой-то кулак-мироед вроде Ходорковского или Гусинского её не проспонсирует, чтобы хоть тираж был побольше. Так что мечты проторить (при помощи либералов) дорожку в сокровищницу преследуемых российских олигархов – так и останутся мечтами. (Правда, Эдик Лимонов, может, в этом преуспел? Как у него дела?).
Газета "За волю" взялась как-то даже писать в защиту Ходорковского, именуя его "достойно сидящим зэком". Но этот скупердяй (я бы сказал – Гобсек) им тоже ничего не спонсировал...
Пару слов о господствующих в нынешней России тенденциях "развития", о которых убедительно рассказывает "Свободное слово" (преследования за богохульство; принятие закона о полиции, которая априори права; обсуждение на государственном уровне калыма и платы за кровную месть; церковные капелланы в армии, и т.п.). Как заметил один из героев Гюго: "если бы бог хотел, чтобы человечество пятилось назад, он сделал бы глаза на затылке". Верно замечено. Только почему-то эта элементарная истина "не доходит" ни до нынешних российских правителей, ни до низкопоклонствующей интеллигенции, расшибающей сегодня лоб в церквях...
Одна из интересных тенденций нашего времени. Огромные надежды возлагают на Русскую Православную Церковь националисты – в том числе радикальные, вроде губкинцев. Характерно, что в воззвании "приморских партизан" содержалась просьба поставить за них, после их смерти, свечку в храме. Ну то, допустим, ребята ещё молодые. Но также обвиняемые и свидетели защиты по делу Квачкова (на повторном процессе), все люди зрелого либо пенсионного возраста, в большинстве своём – с военным прошлым, – попросту обожали истово креститься в зале суда, чем вызывали раздражение судьи. Почему-то националисты надеются, что из церковных недр выгребет новоявленный Сергий Радонежский, и призовёт, во имя русского духа, спасать Русь святую от оккупации вражеской...
Взрослые, казалось бы, люди, а проявляют наивность, свойственную детсадовскому возрасту. И всё потому, что отказываются (подобно и многим членам редакции "Свободного слова") руководствоваться классовым подходом. Посмотрите приведённый мной выше классовый расклад политических сил. РПЦ и её идеология на протяжении всех последних столетий (по крайней мере – всю эпоху книгопечатания) "затачивалась" на то, чтобы быть главной опорой самодержавия и крепостничества. За это и сама РПЦ была крупнейшим феодалом. И какое ей дело до "отечественного производителя", до национального предпринимателя, щемимого бюрократами и теснимого торгующими иностранщиной компрадорами? Как и в прошлые века, церковники будут поддерживать "путократов", то есть неофеодальную касту бюрократии и силовиков. А поскольку новые самодержцы раздают своим фаворитам нефтяные и никелевые поместья не хуже императрицы Екатерины (и не надо фаворитам никуда "топать", зарабатывая горбом и экономией свою предпринимательскую копейку), – то и РПЦ естественным образом стремится попасть в число фаворитов. Где сеньор, там и кюре. Тут очень полезно обратить внимание на разницу между нашей нынешней ситуацией и той, что была 100 лет назад, в эпоху 1-й русской революции, равно как и Великой французской. Именно французская революция возвела на пьедестал НАЦИЮ, основу которой составляли буржуа. До этого властвующие аристократы считали, что ценность представляют собой только представители "благородных семейств" Европы (семейства эти были интернациональными), а все остальные – это "смерды" (то есть мусор). Транснациональной олигархии в ту эпоху не было. В первую русскую революцию немалая часть буржуа также склонялась к "вольтерьянству". А в рядах белого движения бывший черносотенец мог соседствовать с бывшим эсером. Социальная база либерализма и национализма была во многом одна и та же. Транснациональная олигархия в ту эпоху (начало ХХ века) уже формировалась, но в России была представлена авантюристами из охранного отделения (вроде Рачковского, Манусевича-Мануйлова, и т.п. личностями). А в массовом сознании нередко отождествлялась и с фигурой Троцкого. (Тема связи Троцкого с банкирским домом Варбургов требует более углублённого исследования).
На протяжении ХХ века транснациональная олигархия полностью сформировалась, с середины века устремилась к власти, к концу 1970-х обрела господство в странах Запада, а с начала 1990-х – практически над всем миром. Из инструмента, которым когда-то буржуа пытался освободиться от власти сеньора, "вольтерьянство" (либерализм) превратилось в инструмент обеспечения власти олигархии. Прогрессивное же содержание лозунгов "свободы, равенства и братства", как их понимала французская революция, – полностью выхолощено.
Например, Стомахин пишет: "А сделать так, чтобы у всех были равные права, было обеспечено реальное равенство перед законом и судом (единственный оставшийся смысл этого сведённого к абсолютному минимуму либерального государства), а дальше уж – кто как сможет и сколько заработает". На это можно было бы сказать: браво; мысли эти достойны самих Вольтера и Руссо. Только прошедшие с их времён 200 с лишним лет прошли отнюдь не даром – кое-чему нас научили.
Вначале было (недолгое, впрочем) время, когда в небезызвестном парижском кабачке на Павлиньей улице встречались, допустим, Робеспьер, Дантон и Марат, и обсуждали в том числе и вопрос, как бы это обеспечить равенство всех перед законом и судом. В такой период развития, действительно, – возможно такое равенство. Поэтому и на гильотину первым отправляется Дантон, в качестве человека, у которого карманы стали слишком толстыми. (Великие демократы Собчак, Попов и Немцов ни в чём первооткрывателями не были). Через три месяца вслед за Дантоном приходит очередь и честнейшего Робеспьера; ну а Марат ещё до всех этих событий получил кинжалом в бок, как слишком неподкупный. Ну, а после этого – какое там может быть "равенство перед законом и судом"? Появляются сразу "жирные коты", к которым слуга закона "в наше время должен быть помягше". А есть такие, с которых нужно спросить по всей строгости, поскольку закон есть закон и все перед ним равны. Это всякие там нищеброды, ворующие металлолом, картошку и т.п. Это ж надо: про "равенство перед законом и судом" (в обществе имущественно неравных, причём в доведённой до предела степени) написал не детсадовец, 5 лет как всего живущий на свете, а взрослый дядя, который плюс ко всему 5 лет просидел в лагере! Зададим ему классический вопрос: "а судьи кто?". Он что, в лагере все 5 лет смотрел в ленкомнате один и тот же фильм "Судья Дрэд" – про породу судей, специально выведенных для отправления правосудия?! Робеспьеров-то с Маратами, как мы неоднократно имели возможность убедиться, не остаётся в считанные годы, если не месяцы.
Чтобы было возможным справедливое правосудие, общество прежде всего не должно состоять из богачей и бедняков, в нём не должно быть отверженных – в таком случае не будет и предпосылок для возникновения тех, кто "равнее всех прочих равных". Справедливое правосудие возможно лишь в обществе, положение в котором достигается и определяется не деньгами. То есть в совершенно не таком, какого требуют нынешние либералы. Для наглядной демонстрации того, как деградировало это политическое направление со времён Великой французской революции, приведу диалог из романа Гюго двух участников фр. революции, из которых один отправит другого на гильотину:
"– Я вижу лишь правосудие.
– А я смотрю выше.
– Что же может быть выше правосудия?
– Справедливость.
– Выразись яснее, если можешь.
– Охотно. <...> Вы хотите помогать беднякам, а я хочу, чтобы нищета была уничтожена совсем. Вы хотите ввести пропорциональный налог. А я не хочу никаких налогов. Я хочу, чтобы общественные расходы были сведены к простейшим формам и оплачивались бы из избытка общественных средств.
– Что же, по-твоему, надо для этого сделать?
– А вот что: первым делом уничтожить всяческий паразитизм – паразитизм священника, паразитизм судьи, паразитизм солдата. Затем употребите с пользой ваши богатства; теперь вы спускаете туки в сточную канаву, – внесите их в борозду. <...>".
Обратим наше внимание на то, что современные либералы не только не хотят помогать беднякам, но и активно выступают ПРОТИВ такой помощи – принципиально. Также они активно выступают как против пропорционального налогообложения, так и против существования общественных средств и общественных расходов. Смыкаясь во многом с неофашизмом. Начинали 200 лет назад с возведения на пьедестал закона и правосудия – заканчивают "цивилизованным людоедством". На этом пока прерываю наши содержательные беседы. Передавайте привет товарищам по редакции "Св. слова". Большое спасибо за информационную помощь и поддержку. Пишите.
С искренним уважением, Илья Романов."

Редакция "Свободного слова" – Илье РОМАНОВУ (25 ноября 2010 г.)
"Добрый день, Илья!
Ваше письмо от 18 октября мы получили, спасибо... Текст Вашего последнего письма был разослан, как обычно, по электронной почте активистам ДС, и Павел Люзаков написал: "А что такое Контримперия с точки зрения левых?". Может быть, Вы в следующем письме разъясните, какой смысл вкладываете в это понятие. Да, два Ваших больших июньских конверта мы получили, хотя и с большим опозданием, в августе... Теперь по поводу теоретической части Вашего последнего письма. Не станем вступать в полемику на чисто "теоретическом" поле – вполне возможно, что Вы совершенно правы. Однако В. И. Ульянов, как известно, любил повторять стихи из "Фауста":
Grau, teurer Freund, ist alle Theorie
Und grun des Lebens goldner Baum.

Переводил их так: "Теория, мой друг, сера, но зелено вечное дерево жизни". :)
А большевик Карл Радек писал: "Меня в Ленине поражало то, что англичане называют "Коммон сенс", т. е. здравый смысл... Когда Ленин решает большой вопрос, он не мыслит абстрактными историческими категориями, он не думает о земельной ренте, о прибавочной стоимости, об абсолютизме, о либерализме. Он думает о Собакевиче, о Гессене, о Сидоре из Тверской губернии и о рабочем с Путилова, о городовом на улице и думает о том, как данная мера повлияет на мужика Сидора и на рабочего Онуфрия, как носителей революции".
Ну так вот, не кажется ли Вам, что в обсуждаемом тексте Вы слегка увлеклись "абстрактными историческими категориями"? "Неолиберальная парадигма", всякие там "политические и идеологические конфигурации" – это всё замечательно, но, может быть, попытаться вернуться на грешную землю, к "Собакевичу и Гессену"? В нашей переписке с Борисом Стомахиным, которого Вы упомянули как "одного из самых видных агрессивных знаменосцев" неолиберализма, он, в частности, написал:
"У нас очень узкий, небольшой, мизерный культурный слой, слой людей действительно просвещенных, обладающих кругозором, знаниями, культурой, способных осмысленно что-то решать за себя и сообща с другими – покоится, как пенка на молоке, на огромной, 90%-ной толще биомассы, совершенно бессмысленного отребья, быдла, нечисти... Революционность наоборот – в том, чтобы в эпоху повсеместного тотального засилья быдла... восстать против этого засилья, в защиту свободы индивидуализма, прав личности – и элитарности, да, при этом! Вот это и есть подлинная революционность... И тут любые средства годятся – от избирательных цензов до пулеметных команд, набранных из ЛИЧНО заинтересованных людей – от "богатых" до "слишком умных" и в очках. Любые союзники, Батурина в том числе."
На что мы ему написали в ответ: "А мнением самой г-жи Батуриной на этот счет (относительно "союза" с Вами) Вы не поинтересовались? :) Смотрите, как бы Юрию Михайловичу не доложили, что какой-то Борис Стомахин желает заключить "союз" с его законной женой. :) Вы пишете: "А вы всё ищете среди этих пьяных вороватых люмпенов "революционный народ" – ну, дай вам бог!"". Спасибо на добром слове. Мы тоже от всей души желаем Вам обрести в Елене Николавне Батуриной верную революционную подругу – Анку, точнее Ленку-пулеметчицу. :) А вообще-то такая "революционность наоборот", защищающая элитарность, имеет гораздо более точное название – реакционность. Ведь реакция, как и революция, тоже основывается на вечном стремлении человека к свободе. Но отнюдь не к свободе для всех, а только для избранных, элиты, в пределе – одного-единственного "сверхчеловека". За счет всех остальных. Единственная проблема, как мы с Вами понимаем :) заключается в том, чтобы в эту элиту попасть. :) А Вы в нее, увы, не попадаете. :((( И не Вы один, а большая часть бывшей советской интеллигенции. :( Об этом хорошо написал тот же Пелевин...".
...
А Пелевин написал следующее (это из романа "Священная книга оборотня"):
"– А чем интеллигент отличается от интеллектуала?
– Различие очень существенное. Я берусь объяснить только аллегорически... В этом городе жили сто тысяч человек, получавших зарплату за то, что они целовали в зад омерзительного красного дракона... Понятно, что эти сто тысяч ненавидели дракона и мечтали, чтобы ими правила зеленая жаба, которая с драконом воевала. В общем, договорились они с жабой, отравили дракона полученной от ЦРУ губной помадой и стали жить по-новому... Сначала они думали, что при жабе будут делать точь-в-точь то же самое, только денег станут получать в десять раз больше. Но оказалось, что вместо ста тысяч целовальников теперь нужны три профессионала, которые, работая по восемь часов в сутки, будут делать жабе непрерывный глубокий минет. А кто именно из ста тысяч пройдет в эти трое, выяснится на основе открытого конкурса, где надо будет показать не только высокие профессиональные качества, но и умение оптимистично улыбаться краешками рта во время работы... Те сто тысяч назывались интеллигенцией. А эти трое называются интеллектуалами."
...
Ну так вот. Подавляющая часть бывшей советской интеллигенции оказалась в числе этих самых невостребованных 999.997 из прежних ста тысяч целовальников. Хотя тому уже добрых 20 лет, они никак не могут взять в толк, что, собственно, произошло, и всё надеются, что это вышло какое-то недоразумение, и всё еще сложится, и будут у них с жабой совет да любовь. Особенно если они заявят о своей беззаветной любви к жабе погромче – то она услышит, откликнется ласковым кваканием. И вымирают потихоньку, разумеется.
Журналист Лев Рубинштейн в 2004 году описывал такое наблюдение своей знакомой: два бомжа рылись в мусорном контейнере. "Роясь в этом самом контейнере, они о чём-то горячо и, как ей показалось, довольно агрессивно спорили – из-за пустой ли бутылки, из-за выброшенной ли кем-то меховой шапки. Так нет же. Когда она чуть прислушалась, до неё стали долетать такие слова, как "Бахтин", "полифонизм" или "помните, в "Пушкинской речи"?". Никакого сомнения не было в том, что речь шла о Достоевском".
...
Несколько лет назад эта цитата Рубинштейна приводилась в одной из статей в "Свободном слове" с таким комментарием: "Что бы это значило: неужели бомжи так резко повысили свой образовательный уровень? Вовсе нет, просто вчерашние читатели и почитатели Достоевского переместились на помойку. А освободившееся от них место заняли другие, "успешные люди", "налогоплательщики и профессионалы", "движущие силы общества"... Наличие в квартире заполненных книжных шкафов стало явным признаком "отстойности" её обитателей. Владелец домашней библиотеки, по современным понятиям, – это отставший от жизни элемент, лузер, этакий общественный балласт, в общем, социальный мусор, который подлежит, выражаясь политкорректным языком, постепенной элиминации из общества. Эта элиминация шла полным ходом все 90-е годы, продолжается и сейчас... Ну, а что же дальше? Несомненно, отставшие от жизни обладатели библиотек (вместе с самими библиотеками) продолжат своё планомерное перемещение на помойку (в прямом и переносном смысле), где они смогут, перед смиренной кончиной в грудах мусора, вволю поспорить о достоинствах "Пушкинской речи" Достоевского. А "движущие силы" общества продолжат двигать его (ногами вперёд) в то самое прискорбное место, куда оно вот уже столько лет неуклонно продвигается... А, может быть, хватит с нас "Пушкинской речи" и, пока не поздно, пора поспорить о чём-нибудь другом?..".
...
В общем, Вы понимаете: в конце 80-х эти самые новообращенные бомжи сидели в своих советских НИИ в качестве младших научных работников и, листая "Огонек", взахлеб спорили о пресловутой "слезинке ребенка" и духовности, по Достоевскому. Потом с помощью эффективных менеджеров и столь же эффективных судей они освободились и от работы в совковых НИИ, и от жилплощади в совковых квартирах, и их споры плавно переместились на помойку. Где они и проведут остаток своих дней...
Ну так что же, Вы предлагаете отвернуться от этой социальной группы, плавно эволюционирующей из сообщества невостребованных интеллигентов в сборище нищих бомжей, гневно заклеймив их как "идеологическую и политическую обслугу компрадорской олигархии"? :) Да, само собой, они с радостью пошли бы в эту обслугу, если бы их взяли. Только кто ж их туда возьмет? Кому они там нужны? :)
Вот в этом и заключается наше разногласие с Вами по данному вопросу. Не забывайте, что неразделенная любовь – страшная сила. :) Когда до людей из этой социальной группы (хотя бы до части из них) наконец дойдет, что упомянутая Пелевиным зеленая жаба их НЕ ЛЮБИТ... не хотелось бы оказаться на месте этой вероломной амфибии. :)
...
Вы пишете: "Так же, как и в начале 1990-х, основным вопросом при разломе общества будет принятие этим самым обществом неолиберальной парадигмы либо отказ от неё... Особенность газеты "Свободное слово": в ней высказываются носители обеих этих, абсолютно несовместимых, точек зрения. Здесь печатаются некоторые из самых агрессивных знаменосцев первого варианта ответа. (Самые видные из них в обществе – Новодворская, Подрабинек, Стомахин, Гавриил Попов, Радзинский с Радзиховским, Сванидзе, и др.). Говоря языком политологии: либерализм – идеологическая и политическая обслуга компрадорской олигархии. Вспоминать же о том, что данное слово произошло от фр. "либертэ" – уже не слишком уместно."
...
Ну, уточним, что Гаврюша Попов, Радзинский с Радзиховским, Сванидзе, как, впрочем, и Новодворская (с 1992 года), в "Свободном слове" не печатаются. Стомахин – да, печатается, но до его ареста мы не напечатали его ни строчки. А разлом общества, если таковой произойдет, случится по самым неожиданным линиям... Например, общеизвестно, что Ульянов 20 с лишним лет воевал с "друзьями народа" (то есть народниками) и анархистами. Мог ли он предположить, что в решающий момент – в октябре 17-го – на одной стороне баррикады с ним окажутся народники (левые эсеры, максималисты) и анархисты, а на другой – его бывшие старые друзья, идейные марксисты, вроде Плеханова?
Но разделение русских социал-демократов на меньшевиков и большевиков, вокруг которого у них кипела борьба добрых 15 лет, вовсе не было лишено смысла. Только это было отнюдь не идейное разделение, да и программы-то у них (большевиков и меньшевиков) до марта 1918 года совпадали вплоть до последней буквы и запятой. Это было скорее разделение по психологии, по темпераменту. Большевик Н. Семашко писал: "Некоторые меньшевики говорили как-то мне, что меньшевики и большевики различаются, между прочим, по темпераменту. По-моему, это – глубокое психологическое наблюдение. Рефлексия (в худшем случае – трусость) лежит в основе меньшевика, как психологического типа. Боевой темперамент – основа психологии большевика. Я не могу себе представить большевика с меньшевистским темпераментом". "При достаточной опытности, – замечал Троцкий, – глаз даже по внешности различал большевика от меньшевика, с небольшим процентом ошибок".
Таким образом, как представляется, не отпихивать надо либералов с революционным темпераментом – мол, они проклятая "обслуга компрадорской олигархии", а наоборот, привлекать всех, кого можно, на сторону революции. Тем более что в решающий момент, если таковой настанет, Вы обнаружите среди патентованных "левых" и ярых "антилибералов" такое количество трусливо-умеренной соглашательской дряни и прочей "обслуги" – никаким экскаваторным ковшом не вычерпаете... :)
Можно напомнить, что вплоть до августа 1914-го немецкие социал-демократы штамповали безупречно-революционные резолюции о том, что в случае, если коронованные разбойники развяжут европейскую войну, долг революционеров будет – решительно с ней бороться. А как они поступили, когда все сбылось – ровно по их резолюциям?.. В 1938 году троцкистский "Бюллетень оппозиции" поместил статью за подписью "К.", в которой была такая фраза: "Нужно теоретически осмыслить, политически мобилизовать и организовать ненависть масс к бюрократии, как к господствующей касте".
Сейчас слово "каста" в данном контексте несколько уже устарело, бюрократия и сама прошла известный путь эволюции, как социальная группа, и выделила из себя прослойку крупных собственников-"олигархов", но сам совет ничуть не утратил актуальности. И если человек разделяет и готов выражать упомянутое чувство, то так ли уж важно, кем он себя числит – анархистом, троцкистом, народником или либералом? А если он его не разделяет и не выражает – какой толк, даже если он обзовет себя самым-рассамым твердокаменным и революционным революционером?
Всего доброго, и чтобы в следующий раз с УДО Вам больше повезло!
25.11.2010 г."

Илья РОМАНОВ – редакции "Свободного слова" (18 октября 2010 г.).
"Добрый день!
Пишу со своего нового, так сказать, места жительства – из Макеевской ИК № 32, что в Донецкой области. На прежнем месте, – в КИК-19, – летом текущего года у меня вышел довольно острый спор с администрацией колонии по поводу того, каким образом должен рассматриваться вопрос об условно-досрочном освобождении. Результатом этого выяснения для меня лично явилось этапирование в другую колонию. Впрочем, администрации КИК-19 также указали на ее неправоту. Подробности этого можно, вроде бы, узнать на сайтах "За волю!", РКСМ(б) и на украинском сайте газеты "2000". (На последнем – особенно много интересной информации, письма читателей и т. п.).
Примерно в конце августа, когда я находился в КИК-19 в режиме изоляции, мне отдали пачку писем, однако ответить на них (в т. ч. на Ваше письмо, отправленное из Москвы 15.06.10 г.) у меня возможности не было, а появилась такая возможность только сейчас.
Вы там пишете, что от меня давно не было писем, а вы мне последний раз писали в апреле. На это сообщаю, что приблизительно в мае я написал ответ на ваше апрельское письмо. Но из-за того, что в этой переписке оказались затронуты животрепещущие, эмоционально заряженные темы (о пропаганде бандеровщины, катастрофе польского самолета, и др.), то письмо получилось гигантским по объёму. Поэтому я запаковал его в два разных конверта – после того, как первый раз оно мне было возвращено из-за превышения по весу. В результате, вторая часть письма наконец благополучно ушла, а первую (начало) мне вновь вернули из-за превышения по весу. Пришлось доклеивать дополнительную марку. Так что в конечном итоге все это, надо полагать, наконец было отправлено, хотя на дворе стоял где-то уже июнь. Надеюсь, что вы эти письма получили. "Свободное слово" № 173 я также получил, за что большое спасибо.
Хотел еще поблагодарить за размещение на сайте "Свободного слова", а также за набор (что изрядно трудоемко) моих заметок относительно российской психиатрии.
Что, кстати, особенно заметно в газете "Свободное слово" (и наверняка отражается также и на вашем сайте). Сейчас, – так же как в начале 1990-х, – уже, выражаясь слесарным языком, – накернены (и продолжают накерниваться) те точки, по которым в ближайшее время произойдет разлом общества. А разлом такой совершенно неизбежен, как ни пыжится "Единая Россия" в сохранении мнимого "единства российской нации", преследуя разжигателей всевозможной розни и исподволь организуя кровавые злодеяния.
Так же, как и в начале 1990-х, основным вопросом при разломе общества будет принятие этим самым обществом неолиберальной парадигмы либо отказ от неё. Происходящая поляризация создаёт, на протяжении последних нескольких лет, достаточно новую политическую и идеологическую конфигурации. Например, в текущем году, особенно в связи с очередной годовщиной (притом некруглой) Победы в Великой Отечественной войне политтехнологами создана искусственная шумиха вокруг исторической фигуры Сталина, какой не наблюдалось уже на протяжении 20 лет, т. е. со времени "перестройки". Но, в отличие от "перестроечной" эпохи, власти дают понять, что и однозначная апологетика Сталина теперь отнюдь не является в обществе out.
Цель этим преследуется вот какая:
1. Максимальное усиление неолиберального лагеря путем очередной пропагандистской кампании о "сотнях миллионов жертв коммунизма", ГУЛАГе и т. п.
2. Внесение раскола и раздробленности в лагерь противников неолиберализма по вопросу об исторической оценке личности и деятельности Сталина. В рамках последнего проекта властями в том числе подкармливаются псевдолевые из числа так называемых "госкаповцев", которые издают даже "исторические" исследования, оправдывающие украинских фашистов-бандеровцев.
Однако, можно с удовлетворением отметить, что вышеупомянутые усилия политтехнологов в реальной действительности пропадают втуне. К примеру, рупор неосталинистов – газета "К барьеру!", – несмотря на ритуальные проклятия троцкизму, охотно публикует публицистические материалы некоторых поклонников Троцкого (таких, как А. Артемов, Г. Дмитриева), – когда в этих материалах отчётливо просматриваются социально-ориентированные и анти-неолиберальные установки.
Другой пример – страсти вокруг шашлычной "Антисоветская" и письма Подрабинека. Как будто речь здесь идёт об отношении к прошлому: слишком дорогой ценой была достигнута Победа или единственно возможной; достойны уважения ветераны войны или "ветераны диссидентского движения", и т. п. Но совершенно понятно, что на самом деле речь идёт об отношении к будущему, а именно:
1. Итоги приватизации: объявить их нерушимыми и продолжать в том же направлении (приватизация земли, лесов, недр, водоёмов и др.). Либо аннулировать и продвигаться к общественной собственности в той или иной форме.
2. Отношение к Империи (в которую превратился империализм стран 1-го мира) и её основным инструментам: ФРС США, МВФ, Всемирному Банку, ЕБРР, НАТО и т. д. А также отношение к Контримперии (которая находится, впрочем, ещё только в стадии формирования). Здесь – либо всемерная поддержка Империи и её институтов, либо изгнание их с территории России и поиск своего места в Контримперии.
Особенность газеты "Свободное слово": в ней высказываются носители обеих этих, абсолютно несовместимых, точек зрения. Здесь печатаются некоторые из самых агрессивных знаменосцев первого варианта ответа. (Самые видные из них в обществе – Новодворская, Подрабинек, Стомахин, Гавриил Попов, Радзинский с Радзиховским, Сванидзе, и др.). Говоря языком политологии: либерализм – идеологическая и политическая обслуга компрадорской олигархии. Вспоминать же о том, что данное слово произошло от фр. "либертэ" – уже не слишком уместно. Моё же лично мнение таково, что, с учётом неизбежности окончательного краха долларовой системы в 2012-2015 годах, российской оппозиции необходимо определиться со своим местом в составе мировой Контримперии.
На этом пока заканчиваю. Благодарю за письма, а также за помощь и поддержку. Высланный вместе с письмом номер "Св. слова" получил также.
Членам редакции "Свободного слова" – большой привет.
С искренним уважением, Илья Романов.
18.10.2010 г."

Редакция "Свободного слова" – Илье РОМАНОВУ (26 сентября 2010 г.)
"Добрый день, Илья!
Спасибо за письмо от 15.06.10 (в двух частях). Оно дошло до нас только в августе, причем сперва пришла вторая часть (мы уж думали, что первая потерялась), а потом, недели через две, и первая. Включенную в письмо Вашу заметку, озаглавленную "Еще о крушении польского самолета", мы опубликовали в интернете.
В ближайшее время опубликуем и остальное письмо (на сайте "Свободного слова"), как и Ваши предыдущие письма...
Теперь по содержанию Вашего последнего письма... Вы упрекаете нас в том, что мы безо всяких оговорок о своей собственной позиции поместили в "Свободном слове" статью Бориса Стомахина, где он, в частности, поддерживает присвоение Степану Бандере звания героя Украины. Вы пишете: "Почти все статьи у вас сопровождаются комментарием оппонента, однако Стомахину никто не возразил. А он требует аплодировать Ющенко за то, что тот присвоил звания Героев Украины людям, проводившим политику геноцида по национальному признаку".
Согласны ли мы, т. е. редакция "Слова", с мнением Бориса? Разумеется, нет... Так что не стоит присылать нам "фотографии убитых бандеровцами польских детей, прикрученных проволокой вокруг деревьев"... Почему же мы не оговорили свое несогласие по этому вопросу с Борисом? Очень просто – потому что если по каждой фразе Бориса или Дмитрия Старикова, с которыми остальные редакторы не согласны, мы будем занудно излагать свою позицию, читатели газеты просто умрут от скуки. Так что мы стараемся спорить не по всем вопросам, а только по таким, которые сейчас находятся в центре общественного внимания.
Но Вы тоже правы в своих упреках, потому что для Украины вопрос о звании героя для Бандеры как раз находится в центре внимания общества. А вот для России – нет, наоборот, он глубоко на периферии внимания. Наверное, нам все-таки следовало оговориться, учитывая, что наши публикации читают не только в России...
Однако и Вам можно сделать встречный упрек :) не следовало Вам выходить в свое время из ДС, а наоборот, участвовать в работе хоть ДС, хоть "Свободного слова". Уверены, что после весны 1993-го года (раскола с Новодворской) Вас и в редколлегию "Свободного слова" охотно избрали бы. Вот и корректировали бы политику газеты вместе с нами и исправляли наши ошибки не после их совершения, а до. :)
Далее Вы критикуете либералов. Во многом, возможно, справедливо. Но есть один пункт, по которому с Вами трудно согласиться. Вы пишете: "Что же, интересно, за "революцию" они затевают? В маниловских мечтаниях либералов революция выглядит необычайно забавно. Возмущенные толпы народа громят суды, милицию и ФСБ. А по дороге забегают КУПИТЬ бутылку водки, и при входе в магазин аккуратно вытирают ноги... Уж где-где, а в России подобной дебильной революции точно не будет... Польза Б. Стомахина в том, что он публично высказывает то, что другие либералы думают, но говорить не решаются, а именно: "Идите к нам, примите участие в нашей революции – а потом мы вас "кинем", отберем у вас все до нитки, и выбросим на помойку. Не будет вам ни работы, ни пособий, ни гарантий. А не захотите бомжевать – натравим на вас Пиночета, или какого другого бешеного пса". Спасибо за откровенность. Все с вами понятно... Поддерживать вашу "революцию", увы, не собираемся".
Во-первых, хотелось бы обратить Ваше внимание, что описанная Вами "дебильная революция" в России уже БЫЛА. Это – Февральская революция 1917 года. (А без февраля не было бы и октября). Неужто Вы – против? :)
И в истории французской революции такой этап тоже был – историк-социалист Жан Жорес описывает, что возмущенные женщины-бедняки, ворвавшиеся в королевский дворец в Версале с революционным требованием переезда короля в Париж, не тронули и не взяли из дворцового имущества даже булавки. В октябре 1993 года толпа, шедшая от Белого дома в Останкино (и расстрелянная там) не разгромила, не тронула по пути ни единого коммерческого ларька. Это Вы, наверное, могли видеть собственными глазами. Так что же тут, пардон, смешного и дебильного? Во-вторых, создается впечатление, что Вам в данном случае изменяет трезвый анализ и Вы уступаете эмоциям (вполне объяснимым, впрочем, когда речь идет о пришествии Пиночетов). Ведь есть такая штука – диалектика. :) Так вот, в задаче устранения защитников старых порядков – "судов, милиции и ФСБ" – "леваки" и либералы едины. По крайней мере, последовательно оппозиционные либералы. А остальных либералов, коих большинство, разумеется, надо критиковать, и предельно жестко, – но не за то, что они либералы, а за то, что настроены соглашательски, умеренны и официозны.
А вот куда история повернется после "февральской революции" – вопрос. Возможно, либералы, напуганные движением народа, кликнут своего Пиночета (ген. Корнилова, Луи-Наполеона, Тьера и т. д.), который успешно утопит в крови революционное движение. А возможно, им это не удастся? Например, во Франции в июне 1848 года – удалось. А вот в России в августе 1917 – не удалось...
Ульянов-Ленин вплоть до 1919 года тоже считал, что революция может перескочить этап "керенщины". А потом, на основе печального опыта венгерской революции, сделал вывод: не может, и более того, НЕ ДОЛЖНА, ибо это плохо для нее закончится.
Вы же в своих рассуждениях отвергаете этот исторический опыт. И напрасно. Критиковать либералов, конечно, можно и нужно, – но не за то, что они либералы, а за непоследовательную оппозиционность. Вы не станете, наверное, возражать, что соглашателей и оппортунистов всех мастей пруд пруди среди тех, кто именует себя "коммунистами" и вообще "левыми". А некоторые из людей, относящих себя к либералам, ведут себя по отношению к правящей элите гораздо более достойно.
Да что там говорить, если революционеры в России в свое время создали партию "Народное право" (из ее лидеров более известен народник Марк Натансон, позднее участник Октября 1917 года). Это была уникальная партия – в ней состояли социалисты, но они написали для себя чисто либеральную программу. Потому что хотели "раскачать" либеральное крыло общества в сторону революции. И Ульянов-Ленин, кстати, еще не зная точно подоплеки, что это "ряженые" либералы, прочитав программу "Народного права", тут же написал, что он готов с такой партией сотрудничать. (Кстати, Ленин дружил – и лично, и политически – с Натансоном вплоть до смерти последнего в 1919 году). А сейчас у нас есть либералы, которые сами называют себя революционерами, и ничего за них создавать и рядиться в их одежды, слава богу, не надо. Ну так и отлично! А Вы этого почему-то не цените. :(
...
Вы пишете: "Да, либералы Февральской революции и то были не такие похабные, как сейчас. Они, по крайней мере, помиловали (в той же Одессе) ждавшего виселицы Гришу Котовского (который тоже не бабочек ловил), и даже выпустили его на свободу... А сейчас, дорогие граждане, участвовать в рискованных политических затеях во главе с либералами нет никакого смысла. Если попадете в тюрьму за участие в их политических "гешефтах" – так и останетесь там сидеть. А те, когда захватят власть – начнут сразу "пилить баблос", а вам скажут, что их любимый герой Пиночет вас бы вообще расстрелял, как обнаглевших халявщиков и совков".
На это трудно что-то Вам возразить, учитывая Вашу собственную биографию, которая буквально подтверждает все Вами сказанное. Но в известном советском фильме "Иван Грозный" есть такой отчасти отвечающий Вам диалог. Там великий князь Иван принимает титул царя, а присутствующие при коронации иностранные послы говорят между собой: "Московский государь не имеет права на царский чин! Папа не признает! Европа осудит!". На что посол Литвы им возражает: "Сильным будет – все признают. Надобно, чтобы не был сильным".
Вот так и в вашем случае. Было бы сильным народное движение за ваше освобождение и в вашу поддержку – выпустили бы вас как миленькие. Забыли бы напрочь всю свою "похабность". Но – увы...
...
В Вашу политическую и экономическую полемику с Б. Стомахиным мы, с Вашего позволения, вмешиваться не будем. Но все же приходится заметить, что довольно забавный у Вас получился фокус: все Ваши возражения по поводу национальной теории, адресованные Сталину, в то же время адресованы и Борису Стомахину! :) Получается, что либеральная теория наций и сталинская практически тождественны. :) Так оно, конечно, и есть, и это вполне логично. Сталин является крестным отцом всей нынешней СНГовенной элиты. Поэтому те, кто с этой элитой борются, как бы они себя ни называли – продолжают дело антисталинской оппозиции (троцкистов и других левых оппозиционеров) 20-40-х годов. А те, кто эту элиту защищает, включая и многих либералов, – являются реальными наследниками Сталина и продолжателями его дела.
Текст Вашей полемики мы перешлем Б. Стомахину, как и пожелание быстрее освободиться.
...
Т. Стецуре и Н. Низовкиной касающийся их отрывок из Вашего письма отослан по электронной почте. Да, пока что они, к счастью, остаются на свободе, вернулись к себе в Улан-Удэ, и над ними идет судебный процесс...
К письму прилагаем 175 и 176-й номера "Свободного слова".
Желаем Вам бодрости, здоровья, и, разумеется, скорейшего освобождения.
26.09.2010 г."


Илья РОМАНОВ – редакции "СВОБОДНОГО СЛОВА".
Добрый день!
Ваше письмо получил вместе с 5-ю номерами "Свободного слова", за что большое спасибо. Заинтриговали два высказывания из N168 за январь 2010 года. В этом номере сперва Александр Артемов мимоходом намекнул: "Отсюда, например, реплика бывшего президента Украины Кучмы, который призвал "не делать трагедии" из катастрофы пассажирского самолета, сбитого по ошибке украинской ракетой. Ну, конечно, – ведь VIP-пассажиров на борту не было!"
Далее Павел Люзаков конкретизировал: "А самолетик с пупсиком на борту не может стать третьим всадником нашего маленького, локального, российского апокалипсиса?"
Как видите, самолетик с VIP-пупсиками на борту не замедлил себя ждать, – а вы еще говорите, что мистики не бывает. После этого оба автора вышеприведенных высказываний подписали обращение к международной общественности с призывом "тщательно расследовать обстоятельства смоленской катастрофы, ни в коем случае не отвергая заранее версию о том, что авторами Катыни-2 стали коллеги и преемники тех, кто устроил Катынь-1".
На приведенном выше примере нетрудно убедиться, что члены редакции "Св. слова" нередко выступают в роли медиумов, устами которых пророчествуют неведомые силы, так что к высказываниям о связи "Катыни-2" с Катынью-1 стоит прислушаться. Хотя, может быть, как и в прошлый раз, авторы высказываний вкладывали в них один смысл, – а он оказался другой, куда более глубокий.
[...]
Уже и не хочется полемизировать со Стомахиным, а придётся, потому что вот что "выдал" он в том же "катынском" номере "Свободного слова" [номер 168]:
"Можно только представить, с каким удовольствием потирали руки в Кремле и на Лубянке, когда Польша – и с её подачи Европа – выступали против недавнего присвоения Степану Бандере звания Героя украины. Со стороны Москвы – типично имперские приёмы, известные со времён Рима. Со стороны Украины – браво, Ющенко! Присвоить Бандере звание Героя – это был последний исполненный достоинства жест", и т.д. и т.п.
Да, Качиньский, может, и хотел "деньжат по лёгкому срубить" за счёт россиян, раз уж те всё равно их раздают абрамовичам. Но это был не Горбачёв и не Ельцин, и надо отдать ему должное хотя бы в том, что в свой народ он не плевал, – а потому и заявил решительный протест против героизации Бандеры.
А нам тут, через вашу газету, хотят доказать, что это наивный интеллигент Качиньский "повёлся" на "византийские козни хитрой Москвы"...
Эх... знаете что, да идите-ка вы... на хутор, столыпинскую реформу проводить. И хотелось бы сказать по-другому, а не получается. Ибо руководители польского государства (в чём, думаю, рядовые поляки были с ними полностью солидарны) возражали против героизации Бандеры потому, что в годы войны и после неё бандеровцы физически уничтожили более 100 тысяч (!) невинных людей польской национальности, включая женщин, стариков и детей. И весь мир об этом знает, за исключением одних только российских либералов. И все видели фотографии убитых бандеровцами польских детей, прикрученных проволокой вокруг деревьев. Попадётся если мне такая фотография в газете – вырежу и пришлю вам, чтобы вы задумались о том, что вообще печатаете.
Этнические чистки в отношении уцелевших поляков бандеровцы продолжали и в послевоенной Украине, когда было уже ясно, что ни о каких довоенных границах Польши не может быть и речи. Более того, вплоть до 1947 года (до проведения операции "Висла") УПА продолжала вырезать польские сёла и в так называемом "Закерзонье", то есть на территории СОВРЕМЕННОЙ ПОЛЬШИ! И вы хотите, чтобы поляки аплодировали присвоению Бандере звания Героя Украины? Совсем российские либералы рехнулись, прости господи...
Обо всех этих событиях поляки прекрасно знают. Вот, в книге польского автора Эдварда Пруса "УПА. Повстанческая армия или курени резунов?" (Вроцлав, 1997) дословно цитируется приказ главнокомандующего УПА Р. Шухевича ("Чупринки"), которому Ющенко присвоил звание Героя Украины ещё раньше Бандеры:
"В связи с успехами большевиков следует поспешить с ликвидацией поляков, под корень вырезать, чисто польские сёла жечь, сёла смешанные – только польское население уничтожать. Здания польские жечь только в том случае, если они удалены от украинских зданий не менее, чем на 15 метров... За убийство одного украинца поляками или немцами – расстрелять 100 поляков". (Заметим, что своих друзей, учителей и хозяев – немцев – Шухевич расстреливать не велит). "Вести разведку среди поляков, выяснять силу сопротивления и степень вооружения. Для разведки использовать калек и детей... Если во время убийства поляков ошибочно будет убит украинец – виновник будет наказан смертью... Пароль: "Наша ночь, наш лес".".
В изданиях Антифашистского Комитета Украины, а также объединения "Интеллигенция Украины за социализм" можно найти множество показаний бывших членов УПА, данных в суде. Из них видно, как проводился в жизнь этот приказ. Показания Арсения Божевского из села Яновичи Владимир-Волынского района: "В период службы в СБ УПА лично убил 15 человек. Помню, в июне 1943 года наш отряд прибыл к бывшему имению графа Кошевского, где проживало 100 граждан польской национальности, которых мы беспощадно уничтожили при помощи холодного и огнестрельного оружия. Уничтожили мы полностью все семьи, не щадя стариков, женщин и детей. Дети плакали, женщины-матери просили, чтоб оставили их детей живыми. Но мы не обращали на эти просьбы внимания и убивали их при помощи оружия и ножей. В этой расправе лично я убил из карабина 7 человек".
Показания Николая Огородничука-Квитковского об участии в массовых убийствах поляков в праздник Петра и Павла: "12 июля 1943 года ранним утром вместе с группой УПА, насчитывающей около 20 человек, вошёл во время богослужения в костёл м. Павловка Иванического района, где в течение 20 минут, вместе с другими, убили граждан польской национальности. В период этой акции убито 300 человек, среди которых были дети, женщины и старики. После убийства людей в костёле в Павловке направился с группой к находившемуся поблизости селу Радовичи, а также польским колониям Садова и Ежин, где принял участие в массовой ликвидации польского населения. В упомянутых колониях убито 180 женщин, детей и стариков. Все дома сожжены, а имущество и скот разграблены".
На это, естественно, будут возражать, что всё это – "совдеповская пропаганда", а цитируемые показания могли быть выбиты НКВД-шниками. Но вот какой эпизод приводит бывший политвоспитатель УПА-б Данило Шумук в своей книге "За схидним обрием". Биографию Шумука подробно рассказывает во многом единомышленник Стомахина Марлен Инсаров (Юсуфов), возглавлявший в конце 90-х питерскую организацию РРП, в своей книге о бандеровском движении (весьма сочувственной, ибо он пытается найти в нём "левое крыло"). Западноукраинец Д. Шумук в юности был коммунистом, за что просидел 5 лет в польской тюрьме, а после войны 30 лет просидел в советских лагерях – не только как бывший бандеровец, но и как диссидент, боровшийся уже за либеральную демократию. В 70-х годах эмигрировал, и вернулся в Украину в 1992 г. Он пишет:
"– О чём это вы, хлопцы, так оживлённо беседовали? – спросил Брова.
– Да, вот, рассказывали друг другу, как ляхов били в Доминополе, – ответил Ворон.
– А что это за гражданские с пистолетами возле пояса? – спросил я.
– Это хлопцы из службы безопасности, – ответил Ворон, – это хорошие хлопцы, они клецали поляков лучше всех. Вот этот, – Ворон кивнул головой в сторону коренастого брюнета, – 27 утопил.
Брюнет, о котором шла речь, в то же мгновение вытянулся по стойке смирно.
– Да вы расскажите и нам, как это было здесь с теми поляками, – сказал я.
– Около двенадцати замкнутым кругом мы окружили всё село Доминополь. Тогда я с командиром отряда и со всеми сопровождающими подошли к зданию польского штаба и постучали в дверь. Поручик, выглянув в окно, быстро сориентировался в чём дело, но выхода не было и он открыл нам. Здесь же на пороге я его и пристрелил. Капитана застрелил в постели, а машинистка выскочила в окно и там её застрелили наши хлопцы. В промежутке командир отряда выстрелил из своей ракетницы, это был сигнал о том, что штаб ликвидирован и нужно начинать. Вот тогда наши хлопцы из СБ и пошли гулять по всему селу. До утра не осталось ни одного живого ляха, – самодовольно закончил Ворон."
Пришлось прибегнуть к столь подробному цитированию, чтобы доказать редакции "Свободного слова", до какой степени вы не правы. Почти все статьи у вас сопровождаются комментарием оппонента, однако Стомахину никто не возразил. А он требует аплодировать Ющенко за то, что тот присвоил звания Героев Украины людям, проводившим политику геноцида по национальному признаку.
Неизвестно ещё, кто убил 12 тыс. поляков в Катыни – может, конечно, НКВД, а может и гитлеровцы. А вот кто убил 100 тыс. поляков в Западной Украине – это всем давно и хорошо известно. И не видно никакой логики в ваших рассуждениях (если вообще ставится задача руководствоваться логикой, а не чем-то другим). В вашем коллективном заявлении приводится список лиц, убитых за границей НКВД-КГБ-ФСБ, среди которых – Бандера. Надо понимать так, что редакция "Свободного слова" недовольна тем, что Бандере дали продегустировать синильной кислоты, пусть даже и за границей? Так это сделали потому, что фашистские преступники и творцы геноцида не скроются нигде, – как бы ни пытались их некоторые объявить "борцами за... демократию" (!). Вы же почему-то не возмущаетесь тем, что "Моссад" выкрала в Аргентине, а потом повесила Адольфа Эйхмана, занимавшегося "окончательным решением еврейского вопроса"?
А Бандера разве не тем же самым занимался? Вот вам ещё один приказ его ближайшего сподвижника Р. Шухевича:
"К жидам относиться так же, как к полякам и цыганам: уничтожать беспощадно, никого не жалеть... Беречь врачей, фармацевтов, химиков, медсестер; содержать их под охраной... Жидов нежелательных использовать для рытья бункеров и укреплений, по окончании работы без огласки ликвидировать..." (E. Prus. "Holokost po banderowsky". Wroclaw, 1995 г.). Раз уж зашла речь про Холокост – вот что интересного подкинул на этот раз Стомахин: "1948 – не единственный вклад русских в Холокост (особенно если понимать его шире, чем зверства только нацистов). До того были "Протоколы сионских мудрецов" и Альфред Розенберг – оба, так сказать, родом из России; а после – активная поддержка Советами арабских режимов против Израиля."
Ну, ещё бы. Понятно, куда уж понятнее. Бандеровцы, ясное дело, никакого вклада в Холокост не внесли, они были "борцами за демократию". Зато русские выпестовали Розенберга, и поддерживали арабов, ДО СИХ ПОР ПРОДОЛЖАЮЩИХ ХОЛОКОСТ. (!)
Розенберг был студентом Рижского университета, в Латвии, где вообще живёт много этнических немцев, каковым он и являлся. В 1918 году Рижский университет был эвакуирован в Иваново-Вознесенск, куда приехал и 20-летний Розенберг. Там он попытался даже вступить в РКП(б), но его не приняли. Вскоре он эмигрировал в Германию, так как жить в Иваново ему не понравилось.
"Протоколы сионских мудрецов", действительно, были первоначально опубликованы в России Нилусом, причём первоначально в их публикации царская цензура отказала, мотивируя это опасением еврейских погромов. Но затем разрешение было дано – и погромы действительно произошли. Такое развитие событий поддерживал министр внутренних дел В. К. Плеве, именно за это и казнённый эсерами. Однако автором "Протоколов", скорее всего, являлся известный оккультист Папюс (Анкосс), так что родом они не из России.
А насчёт того, что арабы "продолжают Холокост"... на оккупированных Израилем территориях – всё, проехали. Нет никакого смысла спорить с еврейскими расистами, равно как и с немецкими, и с любыми другими. (Правда, настоящие сионисты обычно бывают в курсе преступлений бандеровцев).
Концепцию Стомахина следовало бы довести до логического завершения, а именно: Освенцим, Майданек, Дахау, Треблинка, Равенсбрюк и т. д. – это были не нацистские, а СОВЕТСКИЕ лагеря – часть "архипелага ГУЛАГ". Поэтому пусть теперь не Германия, а Россия возьмёт на себя финансирование Израиля (под предлогом "компенсации за Холокост"). А Гитлера тогда можно будет уже не тайно, а явно превозносить как самого последовательного борца с "коммунистической экспансией".
А ещё можно добиваться, чтобы Россия признала атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки Советским Союзом, чтобы наши дети и внуки ещё и Японии платили компенсацию. Правда, здорово?"
Должен заявить, что я вовсе не восхваляю (как утверждает Стомахин) "все, что исходит от Москвы", и участвовал во многих акциях еще против первой чеченской войны (о чем, возможно, знают и члены московского ДС). А также не занимаюсь и "апологией Совка", т. к. апология – это безоговорочное восхваление и превознесение чего-либо. А я всегда критиковал существовавшую в СССР бюрократическую диктатуру. (По причине чего еще в советское время неоднократно доставлялся в КГБ на "беседы", проходил по уголовным делам об "антисоветских" листовках и осквернению памятника Ленину, к которому реально никакого отношения не имел, и т.д., и т.п.). Суть же заключается в том, что, по моему мнению, пытаться преобразовать общество на коммунистических принципах, опираясь при этом на НАЦИЮ и ГОСУДАРСТВО – заведомо бесперспективное дело (а именно этим и занимались в СССР). Вот Стомахин сомневается, что "добрые дяди из Политбюро бескорыстно создавали кому-то инфраструктуру, и т. п.". Для понимания этого вопроса прочел недавно статью Сталина "Национальный вопрос и ленинизм", опубликованную в 1929 г. Статья направлена против тех, кто считал, что в Советском Союзе должно сразу начаться отмирание наций. Излагается следующая теория. Хотя нации возникали параллельно и в связи с развитием капитализма, но в СССР сперва возникают "социалистические нации", и происходит не их отмирание, а, наоборот, расцвет: создаются школы на родном языке, национальные литература, кино, театр, национальные кадры управленцев (государственность), чего не было в полуфеодальной Российской империи. Все это дает "социалистическим нациям" возможность жить полноценной национальной жизнью. (История СССР доказала ошибочность этой теории: нации и государства не могут быть "социалистическими", как и все, что выстраивается по иерархически-элитарному принципу). Тем не менее, именно такая политика (без каких-либо изъятий) и проводилась, по крайней мере, до начала 2-й мировой войны. (Когда эти изъятия были сделаны). Нации представлялись сталинистам прогрессивным явлением, инструментом модернизации общества, что даст ему возможность жить современной жизнью. Но это предполагало, в первую очередь, освобождение от национального гнета. В соответствии с этой концепцией ранее угнетенным народам Российской империи давали возможность создать свою письменность, прессу, театр, управленческие кадры и т. д. Сформированные из этих кадров "национальные элиты" сыграли впоследствии зловещую роль. Нации и национальные государства эпохи модерна – это инструменты, "заточенные" под капитализм, и другими они быть, как выяснилось, не могут.
Помнится, было такое время (лет 20 назад), когда соберутся где-нибудь члены "Демократической России", и радостно галдят:
– Мы-то думали, что Ленин был хоть и злодей, но все же человек, – а он был гриб!
– Как это??!!
– Да так! Ел-ел свои грибы – и сам грибом стал! Вчера по телевизору рассказывали!
Уж тем более все верили всему, что написал Солженицын. Но, оказывается, если верить его подсчетам, то на строительстве Беломорканала погибло больше зэков, чем вообще его строило. А кто же тогда с этой стройки возвращался? Вот в редакции "Свободного слова" есть большой знаток советского плакатного (и вообще изобразительного) искусства Александр Артемов. И он, наверное, помнит плакат "На свободу – с чистой совестью!" (если не ошибаюсь, художник Г. Радлов), на котором изображены бывшие зэки, возвращающиеся свободными со строительства Беломора. Кто-то на это презрительно скажет: "Совдеповская пропаганда!". Но вот что рассказывает В. Рымарев в статье "Павлик" (газета "Дуэль", 551).
В начале 1930-х годов Трофим Морозов (отец пионера Павлика), как и другие председатели сельсоветов в Нижнетавдинском районе Свердловской области, за деньги продавал заверенные сельсоветовскими гербовыми печатями различные фиктивные документы. Услугами Трофима пользовались не только выселенные с родных мест "кулаки", но и воры-рецидивисты, и прочие бандитско-уголовные элементы. А выяснилось это при ликвидации чекистами банды братьев Пуртовых, так что никакого доносительства со стороны Павлика для отправки Трофима Морозова в ГУЛАГ не требовалось (его и не было). Не было и суда. 20 февраля 1932 года собралась небезызвестная "тройка", и за несколько минут вынесла постановление: "Занимался фабрикацией подложных документов, которыми снабжал членов к/р повстанческой группы и лиц, скрывающихся от репрессирования Советской властью... Заключить в исправтрудлагерь сроком на 10 лет". После этого Трофим Морозов был отправлен на строительство Беломорканала, откуда вернулся через 3 года, награжденный орденом за ударный труд.
Много ли погибло на строительстве Беломорканала заключенных? Если учесть, что в наши дни, в начале 2010-х годов, даже в самом распрекрасном исправлагере, за год человек десять обязательно умрет (про конец 90-х разговор должен быть отдельный) – можно предположить, что в суровых условиях строительства Беломора многие умирали.
Но вот за себя могу сказать, что если бы была возможность вместо прописанной судом "десятки" освободиться за три года, работая на строительстве какого-то полезного для общества объекта – поехал бы, невзирая на риск, связанный с высокой смертностью. Пошел бы, не задумываясь, и в штрафбат воевать с гитлеровцами. (В штрафбаты, кстати, никто принудительно не гнал). А кому нравится – могут сидеть "до звонка", или зарабатывать УДО стукачеством, как Солженицын-"Ветров". Это уж кому что больше нравится. Но только сейчас, при господстве неолиберализма в экономике, – никаких грандиозных строек нет, и никто не предлагает возможность сократить свой срок в 3 раза.
Либерализм, возникший в эпоху Просвещения, сегодня полностью исчерпал свой прогрессивный исторический потенциал. Последняя его вспышка – неолиберальная глобализация, рейганомика, тэтчеризм – завершилась крахом, который мы ежедневно наблюдаем по TV-новостям. Вот вам Греция, вот вам Киргизия, и вот вам Таиланд. По всей планете угнетенные массы поднимаются с колен, на которые их поставили выразители интересов олигархии – неолибералы.
Как реагируют глашатаи неолиберализма на крах своей модели? Известно как: по-страусиному пряча голову в песок: "Социальная тематика вся, целиком, меня не интересует совершенно, более того – она для меня не существует! В "расслоении" на любые группы по доходам я не вижу РОВНО НИЧЕГО ПЛОХОГО и бороться с этим не считаю нужным. Что нищих нужно спасать от нищеты за счет более состоятельных (принудительно отбирая у них деньги), тоже не считаю. Каждый сам за себя! Зарплаты-пенсии-пособия, рабочие места, "расслоение" и пр. – с этой тематикой лучше ко мне вообще не обращаться." (Стомахин). И то верно – не будем обращаться, потому что незачем. Очевидно, истина в том, что в нашу эпоху либералы – это выразители интересов (прислужники) олигархии, ибо никто кроме олигархов, в нынешней глобальной ситуации, подобного мнения не разделяет. (Но те сами своего мнения не высказывают, для этого у них есть "шестерки"). Что упомянутые прислужники и "шестерки" способны без зазрения совести и стыда развивать людоедские теории – этим никого уже не удивишь. 20 лет назад в Союзе разные пройдохи (в основном из числа "комсомольских вожаков", каковых среди олигархов 80%) начали прибирать к рукам собственность, "работавшую" до этого на общество в целом. В итоге мошенническим путем прибрали себе все – предприятия, недра, землю, леса, побережье рек, озер и морей. А других заставили нищенствовать и бомжевать. Но в этом, оказывается, нет "ровно (!) ничего плохого", и делиться "нажитым непосильным трудом" с нищими не следует. Либералы не считают, что нужно делиться. Не нужно быть пророком, чтобы сделать господам либералам одно маленькое предсказание. Не обижайтесь, господа, но вы ПЕРВЫЕ получите по горбу, когда нищим надоест рыться в помойках, на которые вы их загнали. И Пиночет вас не спасет.
Интересно при этом, что на страницах "Свободного слова" П. Люзаков называет Стомахина "революционером, проходящим ныне тюремные университеты". Что же, интересно, за "революцию" они затевают?
В маниловских мечтаниях либералов революция выглядит необычайно забавно. Возмущенные толпы народа громят суды, милицию и ФСБ. А по дороге забегают КУПИТЬ бутылку водки, и при входе в магазин аккуратно вытирают ноги...
Уж где-где, а в России подобной дебильной революции точно не будет. В Украине бывшие участники помаранчевой т. н. "революции" давно уже в нее плюются, а в каких выражениях – об этом я уже писал... Польза Б. Стомахина в том, что он публично высказывает то, что другие либералы думают, но говорить не решаются, а именно:
"Идите к нам, примите участие в нашей революции – а потом мы вас "кинем", отберем у вас все до нитки, и выбросим на помойку. Не будет вам ни работы, ни пособий, ни гарантий. А не захотите бомжевать – натравим на вас Пиночета, или какого другого бешеного пса". Спасибо за откровенность. Все с вами понятно. Определение носителям такой философии дают читатели в Интернете. Поддерживать вашу "революцию", увы, не собираемся.
Ющенко – тот да, "потакал вкусам халявщиков", обещал, что им не придется больше зарабатывать ПРОСТИТУЦИЕЙ по всему миру вплоть до Африки, и ТАСКАНИЕМ КИРПИЧЕЙ на всех стройках Евразийского континента, – ибо он, Ющенко, создаст 3 миллиона рабочих мест (то есть ровно столько, сколько скитается по миру украинских гастарбайтеров и проституток). Другой знаменитый лозунг его предвыборной кампании: "БОГАТЫЕ ПОДЕЛЯТСЯ С БЕДНЫМИ!". Стало ли меньше в Москве украинских "нищебродов" после прихода "помаранчевых" – это вам, москвичам, виднее. А богатых заставлять делиться Ющенко не стал – вместо этого стал рассказывать бедным по TV про то, что у него самого, например, есть пасека, где пчелы дают ценный мед, за счет которого он и выживает. И всем соотечественникам того же желает. "Демократия" при этом в Украине была, проявляясь, в частности, в том, что по TV можно было видеть клипы различных групп, которые в песнях открыто называли Ющенко: одни – г...оном, а другие – п...сом. Никто эти клипы не запрещал. По итогам своей деятельности "лидер цветной революции" набрал 5% голосов, да и те ему "нарисовали" в западных областях. Или вы думаете, что "помаранчевые" не занимаются фальсификациями, где только могут?
А вот что написал Стомахин об Украине: "Могу удостоверить: по сравнению с Россией – это настоящая Европа, это видно на каждом шагу. Как далеко они еще ДО революции 2004 года ушли вперед, я видел, – могу себе представить, что же там стало ПОСЛЕ нее...".
"На каждом шагу" в Украине видно только то, что в ее городах чисто – нигде не наплевано, не валяется семечек и окурков, в отличие от России. Но так там было и в 1984 году, и в 1990-м – то есть когда Украина еще жила в составе Союза, и "уйти вперед" ей не давал "российский империализм". В плане чистоты на улицах – да, Европа. В чем еще проявляется европейскость украинцев – мне непонятно. Помню, в 1994 году я видел, с какой жадностью на рынке кидались менялы на российские рубли (!), отсчитывая за них ничего не стоившие купоны. А в 2002 г. – как в Киеве на рынке на Лисовой нищие просят... хлеба (даже не денежной мелочи). В том же году в Каховке узнал, что жители глубинки при взаимных расчетах используют в основном свиной жир, семечки в мешках и тому подобную дрянь, так как денег ни у кого практически нет. Натуральное хозяйство – это, безусловно, большой шаг по пути в Европу. Еще они там продавали чернозем со своих земельных паев, доставшихся им после ликвидации колхозов. Верхний слой почвы срезался бульдозерами, а потом его везли в Германию. Что до коррупции, вымогательства чиновников и беззакония властей предержащих – лапотная Россия тоже оставлена далеко позади. Например, в конце 1990-х в Одессе директор Черноморского Морского пароходства (ЧМП) Кудюкин, вместе с тамошним губернатором Р. Боделаном, искусственно обанкротили это пароходство и все суда (более 300) продали, официально – по цене металлолома. (ЧМП было крупнейшим пароходством в мире). Остались без работы около 300 тыс. моряков. Среди них, кстати, осужденный вместе со мной по "одесскому делу" Андрей Яковенко, в прошлом – радист судна дальнего плавания. Но, согласно Стомахину, создавать рабочие места и не надо. А участникам группы, осужденной по "одесскому делу", он поставил в претензию, что те "грабили магазины", следовательно – явные "враги Украины". Поэтому помилования не заслуживают, несмотря даже на участие в акции "Восстань, Украина!" по отстранению от власти Кучмы.
Рисунок Ильи Романова. Из письма: ''В Каховке узнал, что жители глубинки при взаимных расчётах используют в основном свиной жир, семечки в мешках и тому подобную дрянь, так как денег ни у кого практически нет''. Да, либералы Февральской революции и то были не такие похабные, как сейчас. Они, по крайней мере, помиловали (в той же Одессе) ждавшего виселицу Гришу Котовского (который тоже не бабочек ловил), и даже выпустили его на свободу, поставив условием, чтобы он немедленно отправился сражаться на германский фронт. (Что Котовский и выполнил).
А сейчас, дорогие граждане, участвовать в рискованных политических затеях во главе с либералами нет никакого смысла. Если попадете в тюрьму за участие в их политических "гешефтах" – так и останетесь там сидеть. А те, когда захватят власть – начнут сразу "пилить баблос", а вам скажут, что их любимый герой Пиночет вас бы вообще расстрелял, как обнаглевших халявщиков и совков.
Каким еще "продвижением" порадует Украина с 2005-го года? По уровню жизни она ОПУСТИЛАСЬ на 3-е место в Европе (естественно, с конца), этот уровень много ниже, чем в соседних России и Белоруссии, Согласно Стомахину это, впрочем, хорошо – меньше совков останется.
Развелось огромное количество политических партий, преимущественно украинско-националистического толка. Народ, впрочем, вовсе не ломится в эти партии вступать, а больше кроет их матюками. Ещё похоже на Европу тем, что стало, говорят, много гей-клубов во всех городах – хотя это, пожалуй, скорее дело личного вкуса. Свобода проявляется также в том, что в парламенте уже не только дерутся, но постоянно метают яйца и взрывают дымовые шашки. (Хотя, пардон, это происходит при "авторитарном" Януковиче). То есть, политическая жизнь вообще протекает веселее, оживлённее. Общественные организации не преследуются, на демонстрации толпы ОМОНа не сгоняются. (После осени 2002-го года, по крайней мере).
Но даже с точки зрения подобного узкого понимания демократии, Янукович должен считаться (для данного момента) лучше Ющенко. По сути, власть в Украине принадлежит олигархам, так же, как и в России. Но в России все олигархи сосредоточены в Москве и сбиты в один клан (по крайней мере, были до последнего времени). В Украине они рассредоточены по регионам, где им море по колено. Решающего перевеса ни один олигархический клан никогда не добьётся, поэтому и "угрозы для демократии" в этом смысле нет. Надо ещё иметь в виду, что Ющенко очень быстро стал делать главную политическую ставку на фашистов, он всячески покровительствовал наиболее агрессивному национализму (по обыкновению идущему в комплексе с расизмом), и невероятно расплодил это явление. Например, Межрегиональная Академия Управления Персоналом в Киеве ("кузница кадров" украинского государства) превратилась при Ющенко в настоящее неонацистское скинхэдско-бандеровское осиное гнездо. Ющенко запрещал преподавание и сдачу экзаменов на русском языке; это при том, что этническими русскими считаются 18% населения Украины, но постоянно общается на русском языке намного больше. Есть чисто русскоговорящие регионы (Донбасс), где "украинизация" с негодованием воспринималась практически всем населением. Люди здесь говорят, что "никогда Донбасс Украиной не являлся, так же как и Крым". С приходом Януковича, по крайней мере, русскоязычное население Украины перестанет подвергаться дискриминации.
О проблеме Крыма и российского Черноморского флота в Севастополе. В среде крымско-татарской общины действуют десятки, или даже сотни, турецких "культурных центров" и тому подобных организаций, являющихся прикрытием для разведки, которые ввозят десятки миллионов долларов на финансирование татарских движений, и пропагандируют идею создания в Крыму крымско-татарского этнического государства под эгидой Турции. Интересно, что националист (?) Ющенко, преследуя сепаратистов в Закарпатье ("гуцулов"), в то же время никак не реагировал на эту сепаратистскую деятельность в Крыму. Видимо, границы его национализма ему предписывают извне. Присутствие в Крыму российского флота – это, в первую очередь, гарантия от попыток Турции вмешиваться в крымские дела, в том числе с помощью военной силы. О смехотворности украинского "флота" можно рассказывать много, но нет места. Однозначно, Украина сама Крым не защитит.
Исходит ли от Черноморского флота РФ угроза агрессии в отношении каких-либо "миролюбивых стран" в регионе? Безусловно, Михо Саакашвили никак не может чувствовать себя спокойно. Его политика была какова? Процветание решил строить на двух "китах": транзите каспийской нефти, и превращении Грузии во "второй Израиль", с помощью которого североатлантические стратеги могли бы контролировать и Черноморский, и Каспийский регионы. В частности, крайне удобный плацдарм представляла бы собой Грузия для гипотетического нападения на Иран.
Нередко можно наблюдать вот какое двоемыслие: считают, что исламский фундаментализм в Иране – это "ужасно", а на Кавказе – это, наоборот, хорошо. (Или полностью противоположное). Тут надо определенности. Исламский фундаментализм – это не столько возврат к Средневековью, сколько реакция бедных (обделённых) стран и народов на "новый мировой порядок". И поэтому он вызывает сочувствие. А Черноморский флот РФ в Крыму никакой угрозы украинской демократии не несёт. Попыток вмешаться в политическую жизнь Украины со стороны ЧФ не отмечалось, да и не предвидится.
Российским беднякам от конфликта между Кремлём и Саакашвили ожидать совершенно нечего, и с классовой точки зрения оснований поддерживать какую-то из сторон нет. Многие считают, что для перспектив революции было бы неплохо, если бы Россия потерпела поражение в "маленькой победоносной войне". Это верно, только война тогда должна быть не с Грузией. Россия – это истощённый, голодный, но всё же медведь, а Саакашвили – это просто клоп, и он никак не мог быть в состоянии нанести России поражение.
Безусловно, если население Восточной Украины по менталитету ничем не отличается от российского, то на Западной Украине отличия есть. Город Львов я наблюдал мельком из автозака, и он действительно больше похож на среднеевропейский город. Прямо на тротуарах за столиками бюргеры чинно потягивают пивко; повсюду видны разные готические шпили. Однако сразу по прибытии во Львовское СИЗО вы поймёте, что кроется под этим благопристойным фасадом. Ни в одном СИЗО Украины вы больше не увидите такой свирепой, волчьей лютости со стороны персонала. Своих же земляков-"западенцев" они бьют смертным боем за малейшую провинность – наподобие "небритый", или вышел на проверку с зажигалкой в руке. От столь крутых порядков делается, прямо скажем, не по себе. Ещё интересен тот факт, что сидевшие во Львовском СИЗО простые галицкие хлопцы, как я обратил внимание, всегда очень уважительно разговаривают между собой о "дивчинах", и от них не услышишь выражений типа "тёлка", "бикса", "хорь" и т.п., со всеми сопутствующими глаголами. Ещё могу сказать вот что: я пробыл на Западной Украине всего 5 месяцев (месяц – в Львовском СИЗО и 4 месяца – в колонии в Ровенской области), и за всё это время ни разу не сталкивался с проявлениями недоброжелательства на национальной почве к себе как к "москалю". Может, на воле это и есть, но в тюрьме я этого не видел, и вообще-то думаю, что национальная проблема в Украине не так сильна, как её искусственно пытаются раздуть. Ни разу не слышал от "западенцев" никаких разговоров о Бандере и его движении – ни в хорошем смысле, ни в плохом. Однажды во Львове разговорился с одним националистом. Это вдобавок был поп украинской автокефальной церкви, а сел он за убийство своей жены. Изъяснялся он сперва на чистом русском языке, но когда я стал расспрашивать его про церковь, он от волнения перешёл на украинский и завёлся так, что не остановить. Полночи негодовал на руководство своей церкви и его недальновидную политику: что оно не желает расширять влияние на восточные области, и даже в центральной Украине не желает ничего финансировать.
Резюме можно подвести такое, что от перетасовки олигархических ставленников на верхушках государств СНГ ничего кардинально не меняется, никаких изменений к лучшему повлечь не может, и замена одних на других не являет собой выход из тупика.
Правда, Стомахин утверждает, что в России олигархов уже нет, а те, кто есть – это просто супербогачи, но не олигархи, поскольку влияния на политику они не оказывают. Мол, всю политику монополизировали кремлёвские чекисты. А произошло ведь это на самом деле потому, что необузданная жадность каждого из российских олигархов была самоубийственна для них же самих, как целого. Стомахин же читал Троцкого – так не лишне вспомнить, что Троцкий говорил по этому поводу. А именно: что капитал нанимает себе государство в качестве управляющего; в случае крайней для себя опасности он нанимает фашистов. Но фашизм – это очень неудобный для капитала управляющий: мало того, что он едет на капиталисте верхом, но ещё и бьёт его при этом по лысой башке. И всё-таки фашизм остаётся при этом всего лишь нанятым капиталом управляющим.
Так же и "чекистский" режим в России: он довольно много позаимствовал из практики фашизма, хотя квалифицировать его как собственно "фашистский" всё же неправомерно.
Но это – не оправдание. Ни о какой поддержке путинско-медведевского режима речь всё равно идти не может, и чем быстрее он рухнет – тем лучше.
Но надо же ответить ещё на главный стомахинский вопрос: "А что, интересно, такого уж плохого в "однополярном мире", единственным "полюсом" которого была бы Америка – просто образец НОРМАЛЬНОГО человеческого общества, того, как должны жить люди; жить, а не мучиться всю жизнь, как у нас, – чем эта "однополярность" так уж плоха, что бывший член ДС готов против неё поддерживать даже сталинизм?".
Тут нужно начать издалека. Кому была нужна 2-я мировая война? Она была ЕДИНСТВЕННЫМ ВЫХОДОМ из "Великой депрессии" – глобального экономического кризиса, поразившего все капиталистические страны. (Собственно, и сейчас другого выхода у капитализма нет).
Единственной страной, демонстрировавшей на этом фоне устойчивое повышение экономических показателей, был СССР (за счёт плановой экономики), поэтому в войне СССР совершенно не был заинтересован. Империализм ищет источники сырья и рынки сбыта товаров. Сырья в Союзе хватало своего, а сбыта как такового не было, поскольку прибыль перестала являться целевым показателем экономики. (Вместо сбыта было распределение). Поэтому ответственность за развязывание 2-й мировой войны менее всего лежит на СССР, а более всего – на державах "оси" (Берлин-Рим-Токио). Ну, и, естественно, англо-американские "плутократы" тоже поощряли Гитлера в его планах захвата Lebensraum на Востоке, рассчитывая покончить с его помощью с опасным большевизмом. Америка (а если уж говорить точнее – американская олигархическая элита, так как к великому американскому народу это не относится) планировала остаться по результатам войны единственной мировой сверхдержавой, что позволило бы ей применять уже по всему миру её практику взаимоотношений с Латинской Америкой – а именно "политику большой дубинки". (А до "дубинки" была ещё "политика канонерок"). Суть же у них одна. В какой стране чего есть – принадлежало в основном американцам: в Чили – медь, в Гватемале – бананы ("Юнвайтед Фрут Компани"!), и т. д. Жизнь же местных аборигенов была отчасти показана в советском фильме "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты" (по поэме Пабло Неруды). Как там пелось в песне, "в школе с детства нас учили; нет страны чудесней Чили – так сказал поэт". В общем, есть в этой стране то и это – "только жизни нет". А такая политика, получившая название "неоколониализма", была возможна за счёт подавляющего военного превосходства Северной Америки. (Наконец-то мы дожили до славных дней, когда поднявшаяся с колен Латинская Америка, воодушевившись знаменем Симона Боливара, сбрасывает цепи векового колониального рабства!).
Рисунок Ильи Романова. Из письма: ''Политика, получившая название ''неоколониализма'', была возможна за счёт подавляющего военного превосходства Северной Америки. (Наконец-то мы дожили до славных дней, когда поднявшаяся с колен Латинская Америка, воодушевившись знаменем Симона Боливара, сбрасывает цепи векового колониального рабства!'' Однако упомянутым выше планам американской элиты (выраженной лучше всего в "доктрине Трумэна") не удалось осуществиться: Советскому Союзу удалось довольно быстро восстановиться из руин за счёт преимуществ плановой экономики, плюс помощи прогрессивных деятелей со всего мира (тех же американских физиков-ядерщиков). Благодаря коммунистической идеологии, не потерявшей тогда ещё своей привлекательности, СССР сделался вторым "полюсом" притяжения в мире. Но тут надо иметь в виду вот что. К этому полюсу добровольно тянулись страны "третьего мира", стремившиеся от неоколониальной, а то и просто колониальной зависимости. (В большей или меньшей степени, а Союз помогал антиимпериалистическим партизанам в "третьем мире" вплоть до 1987 года!). В то же время, восточноевропейским странам, действительно, была навязана скопированная с СССР модель сталинской бюрократии, которая подходила далеко не всем. Сама сталинская модель ("сталинизм") исторически была создана с целью проведения в кратчайшие сроки МОДЕРНИЗАЦИИ СТРАНЫ, то есть превращения её из слаборазвитой аграрной (80% – крестьянское население) в передовую индустриальную. Рычагом этой модернизации стала сталинская бюрократия. (Кстати, альтернативный план, известный как "сверхиндустриализация", выдвигался Троцким. Именно план Троцкого, а не Сталина, предусматривал революционную войну с Европой, после чего уже предполагалось приступить к строительству социализма с помощью европейского пролетариата). Однако, многим восточноевропейским странам сверхцентрализованная и недемократическая сталинская бюрократическая модель не подходила, поскольку они и ранее уже были индустриально развитыми. Это – Восточная Германия (в индустриальном отношении передовая), Чехословакия (военная промышленность), Венгрия (уже в начале века не уступала Австрии), а также Польша (были живы традиции сопротивления царскому самодержавию, притом что именно в Польше в 1970-х годах дислоцированные там советские войска повели себя как оккупанты). Именно в этих, более развитых странах, где модернизация была не нужна, и началось устойчивое сопротивление сталинистским режимам. (Какого не было в нуждавшихся в модернизации Болгарии и Румынии).
Но обратим внимание на тот факт, что во всех этих развитых восточноевропейских странах сопротивление сталинизму развивалось под лозунгами "социализма с человеческим лицом", и нигде не звучали требования капитализма, а уж тем более установления олигархического правления вкупе с отменой социальных завоеваний.
Как и в СССР, строительство социализма пытались осуществлять с опорой на НАЦИИ и НАЦИОНАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВА, что является заведомо тупиковым путём. Нация – это экономическая элита плюс обслуживающая интересы этой элиты интеллигенция, они всегда преследуют свои элитарно-корыстные интересы и навязывают свою политику остальным массам, недостаточно "национально свiдомым".
В условиях, когда капитализм не был ещё глобальным, модель "нация-государство" функционировала нормально. Тогда господствовала концепция "бесконечного развития" – все страны, мол, будут идти по пути капиталистического развития, уже пройдённого передовыми Европой и Америкой, экономика будет бесконечно расти, благосостояние населения тоже, и т. д. К 1970-м годам стало ясно, что ресурсов для такого развития "на всех не хватит". Параллельно действовала и открытая ещё Марксом тенденция нормы прибыли к понижению (хотя капитализм постоянно судорожно пытался эту тенденцию преодолеть). Тенденция эта тесно связана с предсказанной ещё Карлом Каутским тенденцией перехода капитализма в фазу УЛЬТРАИМПЕРИАЛИЗМА, когда возможности для его экстенсивного роста уже исчерпаны. А экстенсивным путём капитализм развивался всю свою историю, проглатывая и "переваривая" очередной кусок некапиталистической территории. (Вследствие чего норма прибыли резко подскакивала). Последней такой "бодрящей инъекцией" для капитализма была победа над советским блоком и переваривание экономик постсоветских стран. Этого хватило на целых 10 лет, но на рубеже тысячелетий вновь возникли кризисные явления. Тогда "единственно нормальное" (по мнению Стомахина) американское общество надуло гигантский спекулятивный финансовый "пузырь" (оглушительно лопнувший в 2008-м году).
Надо бы остановиться на причинах крушения СССР и социалистического блока. Во-первых, в международном плане СССР, начиная с 1960-х годов, действительно переходил к империалистической политике, о чём открыто говорили Компартии Китая и Албании. Это бессмысленно отрицать. Со своими "младшими экономическими партнёрами" Союз начал стремиться установить отношения НЕРАВНОЦЕННОГО ОБМЕНА, подобно империалистическим государствам. Такая политика и создала предпосылки для крушения "мировой социалистической системы". Правда, вряд ли народы освободившихся "от советского ига" стран ожидали, что при "новом мировом порядке" им уготована роль говночистов...
Гниющая сталинистская бюрократия в СССР, начиная с конца 1950-х годов, всё более и более усиливала капиталистические элементы в экономике СССР, имея при этом вполне корыстные мотивы. Это привело к появлению "экономики абсурда", поскольку экономическая деятельность не может быть нацелена одновременно на удовлетворение потребностей общества и на извлечение прибыли (которая вновь была введена как целевой показатель косыгинской экономической реформой).
Рисунок Ильи Романова. Из письма: ''Гниющая сталинистская бюрократия в СССР, начиная с конца 1950-х годов, всё более и более усиливала капиталистические элементы в экономике СССР, имея при этом вполне корыстные мотивы. Это привело к появлению ''экономики абсурда'', поскольку экономическая деятельность не может быть нацелена одновременно на удовлетворение потребностей общества и на извлечение прибыли (которая вновь была введена как целевой показатель косыгинской экономической реформой.'' Формирование в СССР "экономики абсурда" привело к тому, что страна оказалась неспособна к переходу к принципиально новому экономическому укладу – постиндустриальной (информационной) экономики, к которой начали переходит развитые капиталистические страны. Горбачёвская "перестройка" встретила такой энтузиазм в широких слоях населения именно потому, что декларировала УСКОРЕНИЕ (научно-технического прогресса, то есть "революцию информационных технологий") в качестве цели, а в качестве средства – собственно перестройку (отказ от "командно-административной системы").
Если бы эти цели – перестройки и ускорения – действительно ставились прогнившей советской партноменклатурой, то она применила бы информационные технологии (компьютеризацию) для совершенствования планирования. (Такая система из сети компьютеров для оперативного планирования впервые была внедрена в Чили при Альенде, и работала очень эффективно – в частности, позволила Альенде выстоять во время забастовки владельцев тяжёлых грузовиков, оперативно наладив альтернативные пути перевозки грузов). Но у советских партократов, очевидно, были уже в то время совершенно другие планы. Они нацелились на переход к полностью рыночной экономике (другими словами – капитализму). Взяли за основу неолиберальные рецепты "чикагских мальчиков", но при Горбачёве следовали этим курсом ещё трусливо и с оглядкой. Когда необходимые кадры "бизнесменов" (ранее – "комсомольские вожаки") были подготовлены, решились наконец применить схему "размена власти на собственность" – для этого инсценировали ГКЧП. Последующее воцарение Ельцина означало замену социально-ориентированной бюрократической диктатуры – неолиберальной диктатурой. Затем последовал распад СССР на отдельные государства.
Распада СССР не произошло бы в том случае, если бы в нём проводилась политика преодоления (снятия) наций. Собственно, коммунизм и возник изначально как анти-национальное движение космополитической интеллигенции, циркулировавшей между университетскими центрами развитых стран; а также всякого рода "дезертиров без границ" и других маргиналов "без родины и флага".
Но в соответствии с упоминавшейся концепцией Сталина, в СССР подпряглись создавать "социалистические нации" – русскую, украинскую, грузинскую, армянскую и так далее (попытались даже Еврейскую НАЦИЮ создать с центром в Биробиджане, ибо, по сталинскому учению, евреи нацией не являлись, не имея общей территории и экономики). Результат был плачевен: "социалистические нации" сформировали в первую очередь корыстные и жадные "элиты", которые в удобный момент разорвали СССР в клочья. Рядовые граждане СССР любых национальностей в распаде Союзного государства заинтересованы совершенно не были – даже те, которым приписывают "эксплуатацию их Москвой". Особенно пострадали те граждане, которые успели уже оторваться от своих "социалистических наций" и перемешаться. Но и другие пострадали тоже. Вот, например, Б. Стомахин негодует, почему якутские алмазы продавала на Мировом рынке Москва, а не сами якуты. А как бы выглядела эта торговля, если бы Якутия отделилась от СССР? Якуты снаряжали бы оленьи упряжки в Париж, и везли бы алмазы на международную выставку драгоценностей? Много бы они туда довезли... А потом: где бы они на вырученные деньги закупали всё необходимое для себя, если бы Россия отказалась им продавать? Везли бы к себе бумагу туалетную обратно из Парижа? Так у них эта бумага оказалась бы на вес тех же алмазов. Неудивительно, что продавала их алмазы Москва, но и якутам взамен давала что-то другое. Уж довольны были якуты, или нет – этого я не знаю. Но сейчас ихние алмазы продаёт та же Москва, а взамен они, я полагаю, ничего уже не получают. Потому что в условиях рынка совершенно невыгодно вкладывать деньги в "краю вечных снегов". А если дать якутам независимость, а торговлю алмазами передать якутскому олигарху – что будет? А тогда якутам вообще капец. В Якутске этого олигарха никто больше не увидит: он будет жить в Лондоне, а дети его будут учиться в Оксфорде и Кембридже. Якуты же не только будут нищенствовать в своей "независимой республике", но и за её пределы им будет не высунуть носа, поскольку они там будут – иностранцы, безо всяких прав. Рисунок Ильи Романова. Из письма: 
''Сперва им говорили, что Кучма всё украл. Не стало Кучмы – опять нет процветания. Теперь вот им объясняют, что это помаранчевые дилетанты экономику до ручки довели. А вот пришли профессионалы – так что ожидайте улучшения, – а пока нужно пояса потуже затянуть. (Конечно, ''временно''!)'' Будут мыкать горе на положении нелегальных иммигрантов. Как будто мы всего этого при распаде СССР не видели. Тогда тоже златоусты разные обещали горы золотые. Украинцы вон до сих пор никак не прочухают, куда эти горы девались. Сперва им говорили, что Кучма всё украл. Не стало Кучмы – опять нет процветания. Теперь вот им объясняют, что это "помаранчевые дилетанты" экономику до ручки довели. А вот пришли профессионалы – так что ожидайте улучшения, – а пока нужно пояса потуже затянуть. (Конечно, "временно"!).
Тем же башкирам, чтоб нефть свою продавать куда-то, свой собственный нефтепровод нужен, – а такого у них нет и не будет. А нефтепровод в ту же Европу пойдёт через пять или десять "независимых государств", и каждое будет цену накручивать на своём участке. А если ещё каждое начнёт на своём участке вентиль перекрывать – то и вообще хана. Может быть, поэтому и не слыхать про какой-то особый башкирский сепаратизм. (Может, он и есть, конечно, но я не слышал).
В определённом смысле, вариант подобного распада России на отдельные государства, возможно, как раз и нацелен в будущее. Он сразу вызовет такой дикий хаос, что за ним почти наверняка должна незамедлительно последовать революция, с последующим восстановлением единого экономического пространства нынешней России, но уже на новых принципах.
То у нас; а что же ожидает мир в глобальном масштабе? А вот что: капитализм себя практически исчерпал, и реалистичных прогнозов о его будущем существует два. Одни говорят, что нынешний кризис – окончательный, и выхода из него уже не будет. Другие предсказывают, что капитализм ещё может "выкарабкаться", и его хватит ещё на один полный экономический цикл длительностью 5-10 лет. А потом – всё.
Но это не означает, что на смену капитализму непременно явится социализм, как это предсказывал Маркс. Мировой элитой давно уже разработан совершенно другой сценарий развития событий.
Уже в ближайшие десятилетия ресурсов для выживания на планете останется очень немного. Поэтому человечество предполагается разделить на счастливцев , у которых есть всё ("золотой миллиард"), и... на всех остальных. Проект этот многие называют неофеодализмом, или Новым Средневековьем. Это не означает, что не станет капитала и капиталистов. При феодализме же они были – но не они определяли социальный уклад. Территории, выбранные для проживания привилегированного "нового дворянства", в принципе, уже выбраны: США, Канада, Евросоюз, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Израиль. Отбор в элиту будет осуществляться не по национальному и не по расовому признаку, так что желающим "успеть" ещё можно "поспешить". Национальные государства утратят значение, и реальное управление будет осуществляться мировым правительством. Это и есть тот доведённый до логического завершения однополярный мир, который представляется Стомахину "единственно нормальным", "в котором люди живут, а не мучаются". Тем не менее, нам с вами в этом грядущем "прекрасном новом мире" предстоит именно мучаться, а не жить – если, конечно, в ту эпоху у людей останется достаточно интеллекта, чтобы осознать такую жизнь как мучение. Мы будем в этом мире выполнять примерно ту же роль, которую нам предназначил когда-то Адольф Алоизович. Не жить, а прозябать без работы, без образования, без медицины, без воды, проводя время за просмотром голливудской блевотины. Работа будет у тех, кто окажется занят на всё ещё нужной добыче полезных ископаемых. Все остальные будут деградировать, медленно превращаться в человекообразных животных. Целые города будут превращены в огромный "13-й район". На смену прогрессу придёт регресс, на смену развитию – деградация. Если этот "новый мир" утвердится, то войн в нём уже не будет. Международные "антитеррористические" силы станут проводить только карательные экспедиции против повстанцев.
Всякие мелкие начальники при "новом порядке" будут делать что им заблагорассудится, судить и миловать, спокойно давить прохожих на дорогах и стегать подчинённых плёткой. Любому их самодурству будет дан "зелёный свет". Такими самодурами могут стать нынешние "крепкие хозяйственники", владельцы полуостановившихся предприятий, чьи рабочие будут заняты одну неделю в месяц, а в оставшееся время займутся натуральным хозяйством. Отпрыски начальников-феодалов безнаказанно предадутся спортивной охоте на "нищебродов" с карабинами в руках; но всё это будет называться "демократией".
Уже сейчас в местах лишения свободы можно встретить молодое поколение недоумков, которые не знают, кто с кем воевал во второй мировой войне, зачастую не умеют читать и писать. Зато не выпускают из рук чёток (символ "принадлежности к блатному миру"), слушают без конца свой "блатняк", играют в нарды, смотрят порнушку или голливудские помои. Политзэк Б. Стомахин считает, что это "совки". Нет, это не "совки" – в "Совке" чем-то похожие типы представляли очень большую редкость. Это уже новый тип, выведенный по рецептам и к вящей пользе "нового мирового порядка". Наше счастье, что их пока меньшинство, – так как когда станет большинство – будет уже поздно.
Так что, Б. Стомахин перепутал "совков" прошлой эпохи с нынешними "пиндосами", которые в чистом виде – уже постсоветский продукт неолиберальной эпохи. (А то есть ещё разновидность "продвинутой молодёжи" – т. н. "пепси-кола").
В Новом Средневековье у молодёжи будут формировать такое сознание, чтобы она не только не понимала своего угнетённого состояния – но и, напротив, гордилась своей "свободой". Наподобие: раньше, мол, детей заставляли учиться, усваивать какие-то совершенно ненужные никому знания по истории. Ещё заставляли ходить в красных галстуках и помогать вонючим старикам, которых было бы лучше засунуть в крематорий, потому что они не позволили Гитлеру принести нашему народу освобождение от рабства, и потом всю жизнь праздновали эту "победу над собой..."
В общем, как мы будем жить, когда будет совершён запланированный переход к НУЛЕВОМУ ЭКОНОМИЧЕСКОМУ РОСТУ – это достаточно понятно. Возможно, кого-то заинтересует, как же будут жить те, кто получит "сертификат цивилизованности". В их жизни тоже произойдут перемены. Для их описания придётся, извиняюсь, прибегнуть к пространной цитате из бестселлера 2008-го года "Грядущее восстание":
"Меньше потреблять и меньше производить. Всем стать возвышенно умеренными. Кушать био-продукты, передвигаться на велосипеде, бросить курить и тщательно выбирать покупаемые товары. Довольствоваться лишь самым необходимым. Добровольно опроститься. "Заново открыть забытые сокровища дружеских человеческих отношений в оздоровленном мире". "Не расходовать природный капитал". Взять курс на "здоровую экономику". "Избегать регулирования хаосом". "Перестать порождать социальный кризис, попирающий демократию и гуманизм". Одним словом, всем стать экономами. Вернуться к экономике наших отцов, к золотому веку мелкой буржуазии, к 1950-м годам. "Когда индивид становится хорошим экономом, его собственность служит ему идеальную службу, то есть позволяет наслаждаться собственной жизнью вдали от общественной суеты, в своей уютном частном загоне". Дизайнер в свитере ручной работы пьет фруктовый коктейль в компании друзей на террасе этнического кафе. Красноречивые, сердечные разговоры, ни слишком громкие, ни слишком тихие, в меру шуток, обмен блаженными улыбками и взглядами, кайф от собственной цивилизованности. Из кафе одни направятся обрабатывать землю в муниципальном саду, другие – лепить глиняную посуду, третьи – создавать мультфильм или участвовать в собрании дзен-кружка. Единение избранных, справедливое чувство того, что они и есть новое человечество, более мудрое и утонченное, последнее из последних. И они правы. Apple и "экономический спад" удивительным образом совпадают в своих воззрениях на будущую цивилизацию."
Такова приблизительная картинка жизни Европы или Америки в XXI веке. Вокруг этого миллиарда "избранных и цивилизованных" разольётся океан "новых отверженных", мусорно-помоечных людей, "быдла", никому из которых примазаться к цивилизованным уже не удастся, поскольку всякая социальная мобильность прекратится.
Эта парадигма идёт сейчас на смену неолиберальной и она является прямым выводом из неё. Это – дальнейшее развитие однополярного мира, "нового мирового порядка".
Что можно противопоставить этому отвратительному проекту? Допустимо ли "поддерживать против него сталинизм", чем возмущается Стомахин? Феномен "сталинизма" жёстко привязан к процессу модернизации, то есть переходу от аграрного к индустриальному обществу. Когда модернизация завершена, исчезают предпосылки, из которых сталинизм (то есть бюрократическая диктатура) возник. Если сейчас на постсоветском пространстве будет свергнута олигархия – то не возникнет никакого сталинизма. Те, кто сейчас ходит с портретами Сталина и всерьёз мечтает вернуть 1930-50-е – это не политическое движение, а секта верующих. История не знает возвратов. Призыв вернуться в прошлое лишь отражает одну из форм современного сознания. Нынешний "сталинизм" – это, по сути, "советский фундаментализм" – по аналогии с исламским и другими формами фундаментализма. Суть исламского фундаментализма заключается не в "возврате к старым догматам веры", а в неприятии формирующегося "нового мирового порядка" и действующих в нём сил. (Таковы же христианские фундаменталисты в США). Заметим: никто и никогда не обращает внимания на то, ЗА ЧТО борются исламские фундаменталисты. Некоторые члены редакции "Св. слова", например, горячо поддерживают действия последних на Северном Кавказе. При этом им, как либералам-западникам, вряд ли нравится, что исламисты заставляют женщину носить хиджаб, а за неверность могут побить её каменьями (что иногда и происходит). Но в нынешнем историческом контексте на это считают возможным "смотреть сквозь пальцы".
У "советских фундаменталистов" также имеются свои религиозные пристрастия: бог (Сталин), дьявол (Троцкий), есть заповеди о партии, о диктатуре пролетариата, об интернационализме (на последние ведётся ревизионистская атака), и т. д. Заповедей они придерживаются, не делая поправок на изменившуюся за 100 лет ситуацию. Допустим, во взглядах на партию стойко придерживаются ленинского учения о "партии нового типа", несмотря на то, что наличие Интернета и мобильной связи подрывают основы существования подобной партии. Они также неспособны понять изменяющуюся структуру пролетариата, идущий в эпоху глобализации процесс отмирания наций, и т. д.
Тем не менее, если для противостояния зловещему призраку "нового мирового порядка" возможно заключить союз с фундаментализмом исламским, то уж тем более это возможно сделать с советским. А делать обрезание или креститься на икону Сталина при этом не обязательно. Ещё очень интересно было бы рассмотреть и вопрос о политзаключённых. Многоуважаемая Лера, оказывается, выдала очередной жабоквак: "Если в стране есть политзаключённые, то больше ничего важного в ней нет", – и её поклонники с восторгом это подхватили. Но Б. Стомахин заявляет: "Америка – просто образец НОРМАЛЬНОГО человеческого общества, того, как должны жить люди". А точно ли у них там нет политзаключённых? Ведь если они там есть – то сам же Стомахин должен будет признать, что НЕ ДОЛЖНЫ американцы так жить, как живут. По вопросу о политзаключённых в Америке многие левые обращают внимание на дело "кубинской пятёрки", а анархисты и экологи – также на осуждённых недавно к огромным срокам членов Фронта Освобождения Земли (ELF). Но проамериканцы скорее всего заявят, что это – "террористы", которым самое место в тюрьме. А политзаключёнными являются только те, кто сидит за высказывание своих убеждений.
Тогда обратим внимание на "дело Ховарда", процесс по которому состоялся года четыре назад. Протестантский проповедник Ховард, вооружившись... Конституцией США и другими законодательными актами этой страны, начал проповедовать идею о том, что рядовые граждане США, не занимающиеся предпринимательской деятельностью, НЕ ОБЯЗАНЫ ПЛАТИТЬ НАЛОГИ. Потому что об этой их обязанности ничего не сказано ни в Конституции, и ни в одном другом законе. А платить должны только владельцы частного бизнеса.
Прав Ховард или нет в своих утверждениях – не могу сказать, так как не знаток американского законодательства. Но за "подстрекательство к неуплате налогов" он был приговорён к 6-ти годам тюрьмы. Хотя при этом Ховард не совершил ничего, кроме высказывания своих убеждений, да ещё ссылался при этом на американские же законы, то есть призывал к законопослушанию. Ховард – точно такой же политзэк, как и Стомахин.
Для людей, способных мыслить непредвзято, можно сообщить и другие факты: с 2001-го года в США идут судебные процессы над участниками анархо-экологической организации Фронт Освобождения Земли по обвинению в совершении поджогов; к длительным срокам заключения (до 20 лет) осуждено не менее 10 человек. Последний приговор был вынесен 5 февраля 2009 года 46-летней Мари Мэйсон, матери двоих детей: 262 месяца тюрьмы (около 22 лет). Её обвинили в причастности к поджогам генетической лаборатории в Сельскохозяйственном холле Мичиганского государственного университета и оборудования для вырубки леса в городе Месик. Участники Фронта Освобождения Земли протестуют против генной инженерии, вырубки лесов и социальной несправедливости.
В Штатах накоплен гигантский потенциал социальных и экономических противоречий. В ближайшие 5 лет Америку может постигнуть окончательный финансовый крах, после чего её "элита" выведет доллар из обращения ("кинув" тем самым население всех стран, где он имеет хождение), введя вместо него новую внутреннюю валюту.
Так что, в 2010 году было бы непозволительно наивным связывать надежды на освобождение и объединение человечества с pax americana и "новым мировым порядком".
[...]
Прочитал также сделанные к Вашему письму дополнения Т. Стецуры и Н. Низовкиной (за что им большое спасибо)... Передавайте Надежде и Татьяне привет и пожелание ОСТАТЬСЯ НА СВОБОДЕ (если конечно, они еще там. Ну, а если нет – то пожелание держаться).
Кстати, они там затронули тему недавних взрывов в Московском метро, и возможной причастности к этому ФСБ. Бывшая политзаключенная Надежда Ракс, отсидевшая 7,5 лет по обвинению во взрыве Приемной ФСБ в Москве на Кузнецком мосту в апреле 1999 года, также высказывает убеждение, что эти взрывы организованы самими ФСБ-шниками, аргументируя это тем, что вся прилегающая к Лубянке территория – это очень тщательно охраняемое место.
Что, в принципе, вполне могло быть. Вообще-то у "чекистского режима" и выхода другого нет, кроме как держать общество в постоянном страхе, особенно когда пошли разговоры о "Перестройке-2".
Другие версии тоже имеют право на существование. Могут за терактами стоять и афганские талибы, разгневанные тем, что Россия предоставила воздушные коридоры для самолетов НАТО, перебрасывавших войска и оружие на борьбу с теми же талибами. Российские правители в последнее время как будто набиваются к НАТО в "младшие партнеры". И результат не замедлил себя ждать. У талибов связь с исламистами на Кавказе имеется.
* * *
Срок "по звонку" у меня заканчивается 7 декабря 2012 года. Хотя уже с 7 июня текущего года у меня открывается льгота на УДО. О перспективах пока говорить преждевременно.
Б. Стомахину передавайте привет и пожелание (по возможности) быстрее освободиться.
Также большой привет П. Люзакову, Д. Старикову, А. Зимбовскому, Е. Фрумкину.
На этом буду пока заканчивать. Желаю стойкости и оптимизма!
С наилучшими пожеланиями Илья Романов. 24.05.10 г."



Редакция "Свободного слова" – Илье РОМАНОВУ (приводится в сокращении)
"Добрый день, Илья!
Спасибо за письмо от 19.01.10. Мы, как обычно, опубликовали его на своем сайте в интернете, как и Ваши предыдущие письма...
Вы спрашивали о фамилии члена ДС, погибшего в октябре 1993 г. при обороне Дома Советов. Его фамилия – Ермаков. Однако тут нужны два уточнения.
Во-первых, в Питере есть другой Александр Ермаков, бывший в те же годы членом ДС. Это – два разных человека, и питерский Александр Ермаков,
насколько нам известно, жив-здоров. Во-вторых, погибший Ермаков был, строго говоря, не ДС-овцем, а ДСР-овцем, то есть членом фракции Новодворской. Удивительно, но факт!..
Вы написали, что дискуссию с Борисом Стомахиным "необходимо сворачивать". Ничего не имеем против такого Вашего решения, однако прилагаем письмо Бориса Стомахина, где он полемизирует с Вами – может быть, Вам все же небезынтересно будет его почитать.
Кстати, Стомахин интересовался у нас, когда заканчивается Ваш срок. (Его-то срок заканчивается 21 марта следующего 2011 года – уже меньше года осталось; если только не добавят). В интернете дату Вашего ареста найти не удалось. Если будете писать нам, сообщите, please, нам ведь тоже это интересно.
Всего хорошего, – и чтобы дата окончания Вашего срока поскорее наступила."

Добавление к письму от Татьяны Стецуры: "Здравствуйте, Илья! Я читала ваше письмо Надежде, хочу передать ответный привет от уланудэнского ДС. Я не согласна с некоторыми из ваших рассуждений, например, о том, что проблема национальной нетерпимости появилась после распада СССР. В скрытой, невысказываемой широко форме, это черта и советского титульного гражданина, который внешне соблюдал формулу дружбы народов, но и не особо осуждал депортации и сокращения культурных и языковых прав нацменов. В Бурятии с 30-х гг. 3 раза меняли только алфавит, в национальную одежду перестали одеваться и того раньше. Однако никто из местных русских ни словом это не осудил. Дружба – да, а равноправие – нет. Интересно то, что вы писали про УДО при Ющенко. Действительно, это индикатор проверки на демократичность и стремление к самоочищению режима, сохранение политзэков.
В понедельник, 29 марта, в московском метро были произведены 2 взрыва. Завтра, 31-го, мы намерены устроить акцию с плакатами и листовками, обвиняющими ФСБ в их организации. Возможно, после этого мы будем задержаны и доставлены в бурятское СИЗО. Свободы действовать там уже не будет, а свободы писать (и изучать методы самоцензуры) будет достаточно. В этом случае вы будете получать в двое больше писем от у-у ДС: от меня и от Нади :)
Желаю стойкости духа и стремительного течения срока!
Татьяна Стецура, 30 марта 2010 г."

Добавление к письму от Надежды Низовкиной:
"Илья, здравствуйте. Пишу после митинга-31, несанкционированного, на котором была быстро пресечена уже наша ДСовская локальная акция. Татьяна была задержана, а плакаты у нас выдирали нашисты... Стоит отметить, что – продолжая с вами тему дружбы народов – пока не произошло вспышки ксенофобии! Нет погромов даже на словах!
Это очень порадовало бы вас, наверно: вроде русское общество посерьезнело, стало объективистски относиться к своим убитым жертвам и не обвинять больше нацменов? Но дело вовсе не в дружбе народов. Просто вину общество молчаливо возложило на спецслужбы: настолько, что забыли уже обвинять террористов и злых кавказцев. Это не звучит – но по умолчанию о теме террористов можно сделать такой вывод. Совпадающий с нашим.
Но толку с этого не так много, пока есть устойчивое общественное мнение, но при этом нет открытых заявлений о фабрикации терактов.
Напишу вам отдельно, пока шлю вам привет, ваше письмо заставило задуматься о сопоставлении дружбы народов и лево-правых тенденций.
Надежда Н."

P.S. Письмо Б. Стомахина:
"Добрый день!
Что ж, как и обещал, отвечаю на письмо Романова отдельным письмом. Предыдущее, с нашими старыми дискуссиями о 93-м годе и пр., отправил вчера. М.б., получите их вместе.
Для простоты – буду цитировать строки из Романова и отвечать, как в виртуальных дискуссиях, и подчеркивать цитаты.
Ну, в начале, целый абзац, начинающийся со слов: "Стомахин предлагает следующую концепцию... [на протяжении всей своей истории возникшая из маленького Московского княжества Россия (рассматриваемая вне каких-либо категорий, в том числе категорий революции и реакции, – а как нечто абсолютное и неизменное) несла всему остальному человечеству исключительно одно только зло. При этом "зло" понимается в некоем общегуманистическом смысле: как порабощение, диктатура, сегрегация, террор и т. д. Поэтому, согласно Стомахину, жителям России следовало бы покаяться перед человечеством, посыпать голову пеплом, после чего создать на территории нынешней России несколько новых государств, в которые пригласить в качестве учителей и руководителей представителей каких-нибудь "цивилизованных наций" - из числа тех, которые несли человечеству одно только сладкое добро вперемешку с просвещением: немцев – в Калининградскую область и "Ингерманляндию" (Ленинградскую область), американцев – на Дальний Восток, и т. п. Однако, поскольку (по Стомахину) население России в массе своей является "быдлом", то каяться и посыпать голову оно не желает, не видит своей выгоды в предлагаемом Стомахиным "новом порядке", а желает вместо этого восстановления порядков советских, то есть таких, при которых кровавый Сталин загонял прекраснодушных диссидентов грустить и томиться в "Колымлаг" и "Озерлаг". Зато продавалась колбаса по 2.10, а только этого и надо животным "совкам". А коли так – придется приобщать быдлованов к цивилизации в принудительном, так сказать, порядке..."]
Он просто пытается приписать мне какие-то свои фантазии, интерпретируя мою позицию так, как он ее понимает. Пускай; он этим демонстрирует не мой, а СВОЙ уровень понимания и полит. адекватности. Очень низкий, скажем прямо.
"Жителям России следовало бы покаяться перед человечеством..."
Да, неплохо было бы, – но, увы, реальной надежды на это нет. Так что приходится строить свою политику, исходя из имеющихся мрачных реалий.
"Российская империя и СССР ничем, по сути, друг от друга не отличались".
Нет, СССР отличался – сугубо в худшую сторону, количество крови и жертв совершенно несопоставимо с монархией Романовых. Идеологически же – все отличия первых лет революции изгладились очень быстро, все эти "родины-матери", александры невские, суворовы-кутузовы и прочая старая плесень проросла очень быстро, уже к 30-м годам, не говоря про 40-е. Смотрите "Истоки и смысл русского коммунизма" Бердяева, там это хорошо показано. Во всех же прочих смыслах – "геополитическом" и пр. – отличия если и были, то в худшую сторону. По сути же романовский и советский период – всего лишь разные, по-разному идеологически оформленные периоды истории ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ империи.
"Кампания "борьбы с "безродными космополитами" 1948 года с исторической точки зрения равноценна Холокосту".
По количеству жертв – нет, но по самому замыслу – да, равноценна. Мотивация очень похожая на эпоху раннего нацизма, "Дня еврейского бойкота" и пр. Впрочем, 1948 – не единственный вклад русских в Холокост (особенно если понимать его шире, чем зверства только нацистов). ДО того – были "Протоколы сионских мудрецов" и Альфред Розенберг – оба, так сказать, родом из России; а ПОСЛЕ – активная поддержка Советами арабских режимов против Израиля.
"Просоветские восточноевропейские режимы намного ужаснее проамериканских диктатур в "банановых" странах".
Хуже или лучше – но они были, это первое. (К недавним утверждениям Романова о вкладе СССР в "распад мировой колониальной системы"). Да и не только в самих режимах дело. США могли поддерживать тот или иной режим в стране, которой угрожал захват власти коммунистами – но и только. Тогда как, по свидетельству [Зденека Млынаржа,] одного из высших руководителей КП Чехословакии, участников переговоров Дубчека с Брежневым летом 1968, – СССР просто-напросто считал Вост. Европу СВОЕЙ территорией. Не то что режимы какие-то там поддерживал, – просто СВОЕЙ, и все. Логика Брежнева на тех переговорах была очень простой: мы эти земли захватили (взяли под контроль? Дословно не помню, но смысл весьма жесткий) в результате II-й Мировой войны - и никому их не отдадим! (Собственному их населению в т. ч.). "Вина" КПЧ Дубчека была, собственно, по мнению брежневцев, в том, что он посмел вообще действовать самостоятельно, не спрашивая разрешения у Москвы. Как говорится, "почувствуйте разницу" с США и "банановыми" диктатурами.
"Российская империя, по меткому определению М. А. Бакунина, произошла "от татарского кнута и немецкого Ordnung'а". Очень интересный вопрос! Во-первых – дата создания единой Германии – 1870 год. Пруссия, конечно, существовала и раньше. Но влияние (хоть какое-нибудь!) пруссаков или немцев в России – началось только при Петре I, с XVIII века, когда Петр начал их возвышать и у них учиться. Надо ли напоминать, сколько и каких ужасов было уже в русской истории до начала XVIII века, до Петра I, вообще до Романовых, еще в "московский период", столь любезный нашим сегодняшним "евразийцам"? Надо или нет? К 1700, а тем паче к 1870 г. Россия уже вполне себе успела сформироваться – причем без немецкого Ordnung'а, который был уж по крайней мере не хуже, чем татарщина и византийщина в фундаменте русской государственности. Да, в XVIII-XIX веке германский Ordnung, дух этакого мертвящего, казенного армейского и канцелярского порядка в России присутствовал, на физиономию романовского периода он оказал значительное влияние, – но не более того. Основа возникла раньше – и уже не могла измениться. Что же касается Бакунина - я считаю, что в "Кнуто-германской империи" и др. местах он явно перебарщивает, понося на чем свет стоит немцев и намечавшееся тогда объединение Германии. Мы видим, какова ТЕПЕРЬ Германия – и какова Россия! Эскапады же Бакунина против Германии объясняются очень просто - ее победой во франко-прусской войне, в которой Бакунин поддерживал Францию, дописавшись даже до того, что зверства и насилия немцев в побежденной Франции якобы на порядок превосходят зверства русских карателей в Польше после подавления восстания в 1863 г., – явная тенденциозность, больше таких исторических сведений нигде не содержится.
"Проамериканские пропагандисты, которые утверждают, что для балканских народов зависимость от России была равноценна турецкому игу, пусть приведут факты зверств, совершенных русскими".
Ну, во-первых, зависимость в любом случае есть зависимость, и хорошо, что Романов ее не отрицает. Собственно - увы, но все славянские народы, будь то сербы или украинцы, попадали в зависимость от Москвы по своей глупости, – слишком цеплялись за свое православие. Чем нехорош украинцам был католицизм, а сербам – ислам, – бог весть, но то, что получилось, "спасением" этих народов считать невозможно. Во-вторых же – если "Россию" понимать не только как Росс. империю, но и СССР - у турок все же не было НКВД, Сибири и пр. прелестей; да и сама Оттоманская империя в 1918 благополучно распалась. Можно установить даже некоторую закономерность: империя может освободить какой-либо народ, только распавшись, – т. е. действительно ОСВОБОДИТЬ – только от себя самой, а не от другой империи, будь то Польша, Порта или III Рейх... Увы, Росс. империи и сегодня этого можно лишь пожелать. А Троцкий в конце 30-х, если помните, упоминает некоего доктора Цилигу, югослава, как один из источников своей информации о методах сталинской инквизиции, которую Цилига прошел сполна.
"...если бы русские войска в Армению не вошли, то человек в фамилией Григорян или, допустим, Абрамян нам сегодня вряд ли мог бы встретиться". Глупейшее преувеличение. Как будто мало армян, кроме собственно Армении, жило уже тогда по всему Закавказью, да и – шире – по всему Востоку, в Персии, например...
"Например, в 1861 г. царь Александр II "Освободитель", помимо отмены крепостного права, совершил еще одно деяние, о котором у нас редко вспоминают. С плодороднейших земель Таманского полуострова было принудительно согнано около 1 млн. коренного населения".
Вот-вот. Хорошо, что Романов об этом хотя бы иногда тоже вспоминает. Вопрос только – на фоне ТАКОГО и после ТАКОГО (и многого подобного) – чего стоят "добрые" дела того же Александра II, типа "освобождения" крестьян ("Лучше отменить крепостное право сверху, чем ждать, когда народ отменит его снизу") или, скажем, любимой всеми нашими "легальными либералами" судебной реформы? Ровно ничего. Как недавно по другому поводу написала Лера, "если в стране есть политзаключенные, то больше ничего важного в ней нет". Так и тут. Если есть геноцид, массовые депортации, колониальные захваты и грабежи, карательные операции, казни и политз/к, – то больше уже ничего стоящего внимания в этой стране нет. И когда мне говорят, что прежде это делали все – я всегда отвечаю: посмотрите, что СЕЙЧАС у них – и что у нас! Где прежние колониальные империи Европы и где Россия! А никакое "добро" типа "освобождения крестьян" Александром II на фоне хоть выселения адыгов в 1861, хоть подавления поляков в 1863 совершенно "не катит".
Но, оказывается, при большевиках для адыгов были созданы письменность, кадры нац. интеллигенции, "создана инфраструктура современного общества, так что жизнь в этом регионе по степени "цивилизованности" перестала отличаться от жизни в центральной России". Да ну??? :)))))))) Да и такая ли "цивилизованность" в центральной-то России? Везде по деревням уже унитазы вместо дырок в полу?.. :))) "В чем здесь "колониальная политика"? Пусть сторонники точки зрения о "колониальной империи СССР" какие-то аргументы приводят". Аргументов столько, что трудность только в выборе. Конкретно насчет адыгов – небольшого народа, жившего на своем небольшом клочке земли – точно не скажу; может быть, его земля понадобилась империи не в чисто колониальных, а, скажем, в военных целях – как потом Сталину Карелия и Кенигсберг, например. Точно не знаю. Но, скажем, якутские алмазы, татарстанская, тюменская, башкирская и пр. нефть и газ, – что это, если не колониальная политика? Это типичное, чисто колониальное ограбление, когда, скажем, алмазы якутов продает на мировом рынке Москва, а вовсе не якуты – им кидают лишь небольшой процент от этих огромных прибылей с их же добра. В Московском княжестве первых веков ведь ни алмазов, ни нефти, ни газа, ни даже угля не было (территория сегодняшнего Новомосковска тоже ведь не сразу присоединена). А теперь в какой-нибудь Югре топят дровами и мучительно думают над проблемами сохранения коренного населения и его культуры – а из земель этого населения Москва качает нефть и газ руками приезжих РУССКИХ инженеров и буровиков... Это типично колониальная политика – что при Романовых, что при СССР, что сейчас.
"...Или колониально заставляла на современном производстве работать, вместо того, чтобы баранов пасти? [...] Колонизаторы по обыкновению никакой инфраструктуры для туземцев не создают, наоборот – навязывают экономическую отсталость".
Вообще-то, знаете ли, одно другому совершенно не мешает. И инфраструктуру колонизаторы, конечно, создают, но не для туземцев, а ДЛЯ СЕБЯ. Строят, например, дороги – туземцы тоже могут ими пользоваться, но строят-то не для них, а для вывоза их сырья метрополией! "Заставляют на современном производстве работать" – вот-вот, на заводах, построенных колонизаторами, над переработкой туземного сырья для себя, для своей выгоды, колонизаторы вполне могут заставить работать местное население. А будет считаться, что они, видите ли, "создали рабочие места" для туземцев, платят им зарплату и т.д. – облагодетельствовали, в общем!.. :) Только не для туземцев они так стараются... Смешно слушать эти постоянные рыдания – что, мол, Россия сама недоедала, а за свой счет содержала союзные республики, вкачивала в них дотации, создавала инфраструктуру и пр. – мол, это они нам теперь еще должны за все, нами у них построенное. В точности как этот булгаковский персонаж – [Алоизий Магарыч,] сосед Мастера, настучавший на него, а в захваченной квартирке Мастера он, видите ли, ремонт сделал и даже "ванну пристроил"...
"Может, коренное население имело меньше прав по сравнению с русскоязычной общиной? Не было такого".
Это де-юре, на бумаге, не было; де-факто – было. Особенно если вспомнить отношение к коренным народам, возвращенным-таки после 1953 из ссылки, тех русских, которые уже успели занять их дома. К татарам в Крыму, например (Айдар Халим это в своей книге про Крым подробно описал, почитайте). Да и к чеченцам в Грозном, – за время чеченских войн это прошлое тоже проступило достаточно ярко и детально...
То, что пишет Романов про "ударную стройку" Беломорканал, дававшую возможность освободиться досрочно – даже комментировать не хочу. Не думал я, что он такой циник!.. :( "Досрочно освободиться" на тот свет, ага... Вспомните, в "Архипелаге" Солженицын подробно пишет, как каждый вечер ехала телега – и собирала трупы замерзших насмерть "каналоармейцев". И, если не ошибаюсь, он называет даже фамилии некоторых из них – "кости их оказались вмурованы в бетон 19-го (?) шлюза и сохранятся там навечно". Только не говорите, что Солженицын выдумывает – он писал со слов тех, кто там был. А можно вспомнить и книгу Ивана Солоневича, которому с этой "ударной стройки" удалось бежать, добраться до Финляндии – и позже он издал целую книгу, где все это описал... Так что был, был Беломорканал лагерем смерти, ничем не хуже Освенцима – если не по общему количеству жертв, то уж по жестокости-то точно.
"Интересно: могли в нацистской Германии выпускаться сигареты "Аушвиц"?"
Легко!
"А в России "Беломор" являлся всенародным куревом".
Охрененный аргумент!
"Стомахин на это, может быть, скажет: "Тупой и дикий русский мужик настолько, знаете ли, быдлован, что он согласен курить папиросы, названные в честь лагеря смерти!"
Вот-вот. А портреты главного своего палача, истребившего десятки миллионов – ещё в 70-е годы массово вешать на ветровые стекла машин и в другие места, не говоря уж о сегодняшних памятниках, требованиях обратного переименования Волгограда и пр. Недаром ведь написана Тальковым эта бессмертная фраза: "...Где победу в войне над собой отмечает народ..."
"Правда, во время войны смертность в местах заключения действительно была высокой. И на этот счет имеется вполне конкретная статистика... (Мне эта статистика попадалась)".
Угу, как же. НКВД-шная "статистика"... Прямо умилиться можно... Я до сих пор помню, в сталинистских газетках не раз приводилась эта цифра: 3777380 человек "всего" репрессированных при Сталине, с 1924 по 1953. И я даже поверю – что, может быть, это и вправду цифра приговоренных СУДАМИ к наказанию по политическим статьям. Подчеркиваю: судами, то есть сюда априори не включены жертвы "троек" – внесудебного органа, во II половине 30-х тратившего на рассмотрение дела подсудимого от 1 до 5 минут, по многим свидетельствам. Не говоря уж – жертвы Голодомора или, скажем, подавления антоновского восстания на Тамбовщине с помощью газов... И вроде – по "статистике" – не такая уж и большая цифра жертв выходит, за 30-то лет... В тех условиях, которые РЕАЛЬНО существовали в лагерях 40-х гг. (описаны не раз Солженицыным, Шаламовым, Волковым, Гинзбург и многими другими) – на месте Романова я бы постеснялся упоминать НКВД-шную "статистику" (а другой просто неоткуда было взяться).
Насчет "душегубок", о создании которых в СССР якобы "можно было прочесть вовсе не в мемуарах генерала Григоренко, а в газете РНЕ "Русский порядок" за 1992-93 гг." – каюсь, "Русский порядок" я тогда вообще не читал! Да и в последующие годы – не очень... :) А вот про то, как очевидец описывал истребление "кулаков" газом во дворе тюрьмы в начале 30-х годов - помню очень хорошо, говорилось именно у Григоренко – видимо, он приводил этот рассказ со слов очевидца. Книги этой, увы, здесь у меня нет, но дома она есть, освобожусь – найду. И все попытки Романова "съехать" с темы, вспоминая, о чем там еще писал "Русский порядок", – это "гнилые отмазки", свидетельствующие, что опровергнуть слова очевидца ему нечем, и не более того. То есть, душегубки применялись в СССР на 10 лет раньше, чем произошла рассказанная им история про посещение Гиммлером Минского гетто.
"...почему во 2-й половине 90-х она (смертность в лагерях) была такой же высокой, как в войну? Вот это действительно интересно". Такой же, как в липовой "статистике" Романова времен войны – может быть. Такой же, как НА САМОМ ДЕЛЕ в войну – она не была и не могла быть. Откуда он это взял, – сам сидел в лагерях II-й половины 90-х, или тогда было много политз/к, оставивших об этом свидетельства? И – самое главное – во II половине 90-х практически 100% з/к сидели за уголовщину, а не за "политику" – это различие огромной важности не стоит игнорировать. Что это за контингент, и стоит ли его жалеть даже в случае высокой смертности, или пожелать ему еще большей, – я сейчас наглядно вижу вокруг себя...
Честно говоря, от анархиста и бывшего ДС-овца я не ожидал такой жалкой и дешевой апологии Совка. Коммунистические режимы в Восточной Европе, видите ли, "насаждались ради сохранения двуполярного мира, предотвращения сползания к однополярному". А что, интересно, такого уж плохого в "однополярном мире", единственным "полюсом" которого была бы Америка – просто образец НОРМАЛЬНОГО человеческого общества, того, как должны жить люди; жить, а не мучиться всю жизнь, как у нас, - чем эта "однополярность" так уж плоха, что бывший член ДС готов против нее поддерживать даже сталинизм? Хотя, конечно, вовсе не с "полярностями" был связан захват Сталиным половины Европы – а с изначальным, исконным стремлением большевизма (как кульминации всех реакционных тенденций и черт старой русской истории) к мировому господству, – стремлением, четко выраженным еще в договоре 1922 г. о создании СССР и послужившим первопричиной подготовки и развязывания большевизмом II Мировой войны.
Ну, а далее идет дешевая демагогия, – что, мол, ни в одной стране Восточной Европы не было нищеты, неграмотности, безработицы, "расслоения на олигархов и нищих" и т. п. Потом, дальше в письме, те же "социальные" мотивы будут и при разговоре об Украине – времен Кучмы и нынешней.
Так вот, сразу хочу сказать: "социальная" тематика вся, целиком, меня не интересует совершенно, более того – она для меня не существует! В "расслоении" на любые группы по доходам я не вижу ровно ничего плохого и бороться с этим не считаю нужным. Что нищих нужно спасать от нищеты за счет более состоятельных (принудительно отбирая у них деньги), тоже не считаю. Каждый сам за себя! Зарплаты-пенсии-пособия, рабочие места, "расслоение" и пр. – с этой тематикой лучше ко мне вообще не обращаться. Так вот. А то, что в Вост. Европе не было неграмотности, нищеты, и т. д. и т. п. – судьба этих народов была разной; кто-то был в колониальной зависимости от Османской империи, кто-то – в составе Австро-Венгрии; но в любом случае – везде было лучше, чем в России, где и до сих пор – отъедешь на 100 км от Москвы – и как будто в каменный век попал! Что же до бывших испанских колоний в Южной Америке – такая ли уж там была отсталость, неграмотность, нищета? Еще среди туземного населения – может быть, среди приезжего из Европы - не думаю. Но глубоко о положении этих стран я судить не могу, недостаточно информации. А что до "тонтон-макутов" и всяких прочих ужасов, убийств "профсоюзных активистов, общественных деятелей" и пр. – думается, Романов, как обычно, преувеличивает. Все, что исходит так или иначе от США и служит сдерживанию коммунизма и советской угрозы – все это у него выходит страшно, ужасно и абсолютно бесчеловечно. А все, что исходит из Москвы, – наоборот: добрые дяди из Политбюро и инфраструктуру-то всем туземцам в своих колониях создавали, школы-больницы им строили, чуть ли не шоколадом из своих рук кормили; и вообще, если куда-нибудь и лезли за пределы своих границ, в соседние страны, навязывать там свой режим, – то это, конечно же, не из-за стремления к захвату власти над миром, упаси бог, а только из добрых, розовеньких, благостных побуждений о "двуполярном мире" и о недопущении "однополярного". Какие добрые дяди!.. Непонятно только, почему же это большинство "облагодетельствованных" ими народов, от украинцев до немцев, их в 1988-91 гг. так единодушно и так далеко послало?.. Но в романовской схеме на этот вопрос, видимо, нет другого ответа, кроме злобных козней и происков ЦРУ... :)
Насчет фильма о сотруднике шведского посольства, спасавшем кого-то в Чили в 1973 году – да, шведам не помешало бы, чтобы их посольство тогда в Сантьяго взяли бы штурмом. Шведам вообще давно пора хорошенько дать по башке! Потому что тогда они де-факто (несмотря на всю риторику о "правах человека") поддерживали Брежнева, – просто активно не выступая против советского режима, хотя могли бы; для него такое молчание – уже поддержка. А сегодня официальный Стокгольм точно так же молчаливо поддерживает и Путина. Общественность там протестует, каждое 23 февраля проводит шествия в поддержку Чечни, а правительство Швеции – молчит. Хорошо помню, в 2005 в совместных со шведами учениях засветилась какая-то часть Ленинградского военного округа, незадолго до того выведенная из Чечни. Доказательства ее там зверств и военных преступлений были собраны и предъявлены шведам, разразился скандал. И что же официальный Стокгольм? Да ничего! Насколько я помню, дело так и спустили на тормозах, никакой (тем более резкой) реакции от Стокгольма не последовало. Так что не стоит их особо и жалеть, этих трусливых лицемеров и циников: если в 1973 году Пиночет в Чили олицетворял собой активное противостояние мировому коммунизму и Совку, то шведы – ни в Сантьяго, ни в Стокгольме, ни в Москве – даже и пассивно-то ему противостоять не больно хотели, все норовили увильнуть... Недаром Буковский столько раз писал о куче этих жалких гнилых теорий, доктрин и концепций, всех этих "сотрудничествах", "разрядках" и "конвергенциях", которыми они оправдывали свою трусость и бездействие – не только шведы, но и весь Запад в целом. На примере 2-х чеченских войн и Грузии-2008 мы убедились в этом еще раз, очень ярко и наглядно.
Кстати, говоря о российском империализме (все-таки! :) – в связи как раз с той же Грузией-2008, Романов - стандартно для всех левых – пишет: "Его авантюры предпринимаются ради обогащения олигархов..." Какие олигархи, господь с тобой, Илья??!!! Они если и были в России, то кончились еще в начале 2000-х годов, а уж с арестом Ходорковского – окончательно и бесповоротно. Потому что олигарх – это человек, который благодаря своему сверхбогатству может, не занимая никаких официальных постов, влиять на власть, руководить ею из тени, как марионетками. А когда в прессе широко обсуждается тема: кого из олигархов посадят следующим? – значит, ТЕМ САМЫМ они уже никакие не олигархи!! Они – богатые и сверхбогатые люди, да, – но не влияющие посредством своих денег на власть, а сидящие и ждущие, кого из них эта власть арестует следующим. Нет влияния на власть – нет и "олигарха", а одних денег для этого звания недостаточно! Гусинскому, Березовскому, Ходорковскому их деньги не помогли, из теневых правителей страны (особенно Березовский) они превратились кто в изгнанников, кто в заключенных. Абрамович или Дерипаска, хоть и на воле – но не они давно уже диктуют власти, а власть КГБ-шных офицеров диктует им, что делать, кому и сколько дать денег, продать акций, нефти и т. п. Они – заложники этой власти: в любой момент на любого из них найдется своя "неуплата налогов в особо крупных размерах" и свои подставные "свидетели" этой неуплаты, как у Ходорковского. Так что – увы!! – никаких "олигархов" в РФ давно уже нет, а когда были – во 2-й половине 90-х – они были в 1000 раз предпочтительнее того, что есть сейчас...
По поводу Грузии-2008: "...требовалась именно "маленькая победоносная война". Только при чем же тут якобы "идущая полным ходом" "реставрация Совка"? При Союзе что: бомбили территории союзных республик, вызывая жертвы среди мирного населения?.."
Отвечаю: при Союзе в этот самый "Союз" (империю) загоняли военной силой, не останавливаясь ни перед чем. Будь то конница, пехота или танки, будь то Грузия, Украина, Латвия, Литва, Эстония. Думаю, что и авиацию тоже использовали – по крайней мере после II Мировой, подавляя партизанские движения в той же Балтии. И жертвы среди мирного населения большевиков как раз волновали меньше всего, будь то при захвате чужой страны (для превращения ее в "союзную республику") или при последующих чистках, депортациях, коллективизациях и т. д. и т. п. Так что аналогия вполне правильная.
"Или получается так, что право чеченцев не жить под властью России мы признаем, а право осетин и абхазов на то же самое в отношении Грузии – нет?"
Ну, во-первых, мы, разумеется, признаем то, что нам необходимо для наших конкретных политических целей, а не демонстрируем этакое прекраснодушие, признавая принцип "всем сестрам по серьгам". :) Ну, а во-вторых, – мы ни в коем случае не путаем принцип самоопределения наций с хищным, захватническим имперским реваншизмом России, когда ей выгодно, вспоминающей про этот принцип, чтобы откусить чужие (в данном случае грузинские) земли. Если уж Москве так хочется поговорить о самоопределении осетинского народа – то не может быть и речи о том, чтобы обсуждать некий мифический "юго-осетинский народ". Речь может идти только обо ВСЕЙ Осетии, то есть в первую очередь – о Северной, сохранение которой в составе России все равно невозможно по причине потери Россией сперва ВСЕГО Кавказа, а потом – и распада ее самой. Все остальное, все разговорчики о "праве" абхазов и неких мифических "юго-осетин" не жить под властью "злобного режима Саакашвили" и при этом автоматически попасть под власть Москвы, - это наглая провокационная демагогия. По умолчанию колониальной империей на Кавказе является Россия, а не Грузия, и угрозу свободе и самой жизни кавказских народов представляет именно она. А является ли искусственно выделенный Сталиным Цхинвальский анклав в составе Грузии собственно осетинской землей, или все же грузинской, на которой живут и осетины тоже (так как на Кавказе все народы вообще густо перемешаны) – это еще вопрос.
Самое забавное, что написал Романов, касаясь Украины и Грузии, – "как правило, те, кто восхваляет установленные в результате "цветных революций" режимы, сами ни разу не бывали в этих республиках, не слышали, что там говорят люди".
В Грузии, да, я не был, но в Украине бывал, причем не раз и не 2. Могу удостоверить: по сравнению с Россией – это настоящая Европа, это видно на каждом шагу. Как далеко они еще ДО революции 2004 ушли вперед, я видел, – могу себе представить, что же там стало ПОСЛЕ нее... Тем не менее, хоть я и поддерживал Ющенко с самого начала, и произошедшее там только что (победа Януковича) считаю трагедией, – у меня с самого начала были свои претензии к событиям 2004 года. Я писал об этом тогда же, по горячим следам, и последний, уже итоговый текст, называвшийся "Преданная революция в Украине", даже отказался публиковать maidan.org, где печатались остальные мои статьи. Самые главные задачи, с которых должна была начать украинская революция, но которые так и не выполнены до сих пор – это выход Украины из СНГ и удаление российского флота из Крыма. Из этого видно, как далеко мы расходимся с Романовым, как и все левые, считающим, что главное назначение гос. власти – кормить население и заботиться о его "благосостоянии". И что говорят украинские (в основном восточноукраинские, конечно) совки и люмпены-халявщики, как они клеймят Ющенко, я знаю, – для этого не надо даже ездить в Украину. Совки и халявщики везде ноют одно и то же – что им государство дает мало денег, они, видите ли, хотят работать меньше, а получать больше.
"Ни одного из своих многочисленных обещаний перед народом (пересмотр итогов криминальной приватизации, создание 3 млн. рабочих мест, социальные гарантии) – "помаранчевые" тоже не выполнили", – вот он, типичный голос люмпена-халявщика, любителя раскрывать рот на чужое добро ("пересмотр криминальной приватизации"). И если я – без сомнения – согласен, что Ющенко - "ничтожество", то не потому, что он не дал совкам-халявщикам "социальные гарантии" и "3 млн. рабочих мест", а потому, что он вообще это обещал, то есть не смог обойтись в своей предвыборной кампании без подобной социальной демагогии и потакания вкусам халявщиков. Ну и, как я уже сказал, потому, что даже объявить о выходе из СНГ у него не хватило элементарной смелости – даже после совершенно хамских и оскорбительных "газовых" выходок Москвы в начале 2006 и 2009 гг.
Ну ладно, на этом пока все. Обсуждать претензии Романова, что его и других фигурантов "Одесского дела" (сидящих за вооруженный грабеж магазинов!) Ющенко не помиловал, не имеет смысла. А чего вы хотели, ребята? :) Еще бы он вас, явных врагов Украины, отпустил... :) Перешлите т-щу Романову по возможности это мое письмо. :)
С революционным приветом –
Ваш Борис Стомахин, политзаключенный.
12-13.2.2010, Буреполом."



Илья РОМАНОВ – редакции "СВОБОДНОГО СЛОВА".
Добрый день!
За последнее время получил от Вас номера 165, 166, 167 "Свободного слова", а также два письма: от 02.12.09 г. и еще одно (после Нового года). Кое-что по содержанию писем, а также по поводу публикаций в "Свободном слове".
1. Мало с чем я могу согласиться в утверждениях Б. Стомахина, но относительно положительной роли Лжедимитрия I - пожалуй, можно согласиться. В последние годы официозная пропаганда в России пытается представить Смутное время как эпоху величайших бедствий для русского народа; осчастливили же бедолаг, как утверждается, Минин с Пожарским, возведя на престол династию Романовых. То есть, нынешний официоз воспроизводит традиционную монархическую точку зрения. А как можно было бы рассмотреть Смутное время в просветительском ("иллюминатском") дискурсе?
В эпоху Ивана Грозного начинается борьба центральной власти против бояр. Суть ее - в попытке создать служебное дворянство и заменить им родовое вельможество, основанное на кровном начале. В эпоху Бориса Годунова наступает боярская реакция, вводится крепостное право против беглых крестьян. Был запрещен уход крестьян от одного помещика к другому. Крестьян "прикрепили" к земле, ввели крепостное право. Как результат - движение беглых крестьян еще более развивается. Целые деревни остаются без жителей. Земля остается необработанной, что в сочетании с плохой погодой и неурожаем (1601-3 гг.) вызвало взвинчивание цен на хлеб и голод. (По данным историка Костомарова, в Москве умерло 127 тыс. человек). Такое положение дел вызвало, по сути дела, революцию, номинальным предводителем которой и оказался Лжедимитрий. За Димитрием идут в первую очередь Запорожские казаки, а уж во вторую очередь - польские рыцари, желающие пограбить. Несколько позднее к запорожцам присоединились донские казаки. (Казачество было в то время прогрессивной общественной силой). Сила Димитрия была в готовности московского народа перейти на его сторону; в ненависти простонародья к Борису Годунову и боярству. Можно сказать, что разница в подходах Ивана Грозного и Лжедмитрия к борьбе с боярством напоминает неоднократно мной упоминавшуюся разницу в подходах Сталина и Мао Цзедуна к борьбе с засильем бюрократии. Правда, Сталин в рамках этой кампании стремился еще и уничтожить "ленинскую гвардию"; но в то же время он и держал бюрократию в страхе, не позволяя ей воровать. Опирался же Сталин, подобно своему "учителю" (как он его называл) Ивану Грозному, исключительно на репрессивный аппарат (опричнина, НКВД), Лжедмитрий же и Мао Цзедун в борьбе с засильем привилегированной прослойки стремились опираться на народные низы (казачество, хунвэйбинов).
Войдя в Москву, Димитрий, по его собственным словам, попытался стать "не царем, а отцом" для простонародья. Положение крестьян Димитрий существенно улучшил. Было сильно сокращено "кабальное холопство". Если раньше кабала (т. е. холопство за долг) была наследственной, то теперь кабала распространялась лишь до момента смерти человека, у которого были взяты деньги. Отменяются указы о беглых крестьянах, то есть о поимке тех, кто бежал от своего барина.
Димитрий свободно общался с ремесленниками, часто заходил в их мастерские. Он свободно гулял по улицам и пользовался огромной поддержкой донских казаков, которые были готовы убить любого за него. Димитрий поддерживает книгопечатное дело, стремится создать школы и университет в Москве. Монахов Димитрий называл "тунеядцами" и приступил к конфискации имущества монастырей.
В "патриотическом" фильме "1612", вышедшем на экраны уже в путинскую эпоху, показывается, как народные низы будто бы с непониманием и враждебностью относятся к начинаниям Димитрия: испуганно крестятся на выкаченное им на праздник "огнедышащее чудище", и т. п. Эту точку зрения навязывает нынешняя чекистско-олигархическая каста, являющаяся историческим преемником боярства в современных условиях. В действительности же, ненавидел Димитрия не народ, а митрополиты и старое боярство. Заговор против него во главе с Василием Шуйским был осуществлен следующим образом: Шуйский объявил народу, что "Литва собирается идти бить царя", то есть Димитрия, - и народ набросился на поляков, пришедших с Димитрием в Москву. Тем временем, пользуясь суматохой, бояре Шуйский, Татищев и Голицын убили и самого Димитрия.
Существует историческая точка зрения, что правление Лжедимитрия I как бы знаменовало наивысший момент "демократической революции", которой и являлось Смутное время (белогвардейцы не зря называли "смутой" события 1917 г.), а после этого момента последовали (как нетрудно догадаться) "Термидор" и "Реставрация".
Сразу после смерти Димитрия поползли слухи, что он жив. Чтобы эти слухи рассеять, его тело выкопали из земли, и кости выпалили из пушки "в ту сторону, откуда пришел". Тем не менее, в Тушино появляется поддерживаемый донскими казаками Лжедимитрий II ("тушинский вор"). Несколько лет на Руси существует двоевластие, два царя – в Москве Василий Шуйский, а в Тушино – Димитрий.
Двоевластие – типичный момент любой гражданской войны. В ходе Английской революции, в 1640-х годах, в Англии также было два центра власти: один – ставка короля Карла I, а второй – парламент в Лондоне.
Причину поражения "демократической революции" Смутного времени можно усмотреть в том, что в лагере восставших произошел раскол. Штаб тушинского лагеря переходит на сторону Минина, в то время как казаки, вместе с сыном Димитрия II, убегают на Волгу, и в конечном итоге терпят поражение. Если мне не изменяет память, то в школьных учебниках советского времени эти последние события описывались как "восстание Болотникова" (Иван Болотников - главнокомандующий войсками Лжедимитрия II). Минин и Пожарский представляли верхушку боярства и купечества, и имели своего кандидата на престол. В то же время, "тушинский штаб" представлял верхушку казачества и мелкопоместных дворян, и династия Романовых была выдвинута на престол ими. Минин с Пожарским были вынуждены уступить, но поначалу бояре зорко следили за правлением Михаила Романова, земский собор не расходился. Только когда они обнаружили, что его правление соответствует их интересам, а прежде всего интересам купечества, – то без колебаний одобрили Алексея Михайловича на престол.
(Еще в правление Бориса Годунова купцы не чувствовали себя в безопасности, так как их в любой момент могли схватить, а деньги забрать в казну. Это вынуждало купцов скрывать богатство, поэтому не было стимула для развития промышленности и торговли).
Таким образом, Минин и Пожарский в событиях Смутного времени сыграли ту же роль, какую в произошедшей чуть позднее Английской революции сыграл генерал Монк (ставленник "партии пресвитеров") – подготовили Реставрацию. Неспроста прославление Минина и Пожарского началось при Сталине, так как "рыбак рыбака видит издалека". "Тушинский штаб" (верхушка казачества) напоминает в Английской революции "партию индепендантов". А простые казаки, с Болотниковым, Мариной Мнишек и "воренком", - английскую "партию левеллеров" (уравнителей).
То есть, исторически прогрессивную роль Димитрия I Борис Стомахин, по моему мнению, оценил верно. Хотя, может быть, "прогрессивность" он видит в том, что Димитрий принес на Русь "западное влияние" (вместе с двумя тысячами пришедших вместе с ним в Москву поляков).
2. Я пока затрудняюсь что-либо высказать о вашей теории "последовательного убывания единоличной власти от одного правителя к другому", так как она требует более глубокого осмысления и веских доказательств.
3. Раз уж речь зашла про Ваню Струкова, то не так давно я узнал про него вот какую информацию. В газете "Завтра" была реклама некоего литературного вечера (он должен был состояться где-то в ноябре прошлого года), сбор от которого должен был пойти в пользу "политзаключенных, пострадавших за русскую идею". На вечере должны были присутствовать (из известных людей) Владимир Квачков, Иван Миронов (фигуранты дела о "покушении на Чубайса") и еще кто-то, а ведущим вечера был заявлен не кто иной, как Иван Струков. О каких конкретно политзаключенных шла речь, не уточнялось, но можно предположить, что это националисты, осужденные по ст. 282 УК РФ.
Естественно, возникает вопрос: как относиться к подобным инициативам? В этой связи сразу же вспоминается информация из "Свободного Слова" (заметка "Ничто не забыто"): соглашение "не способствовать никаким репрессиям по ст. 280 и 282", подписанное "несколькими представителями правой и левой оппозиции". Правда, среди перечисленных в заметке подписантов я не увидел никого, кого можно было бы причислить к "левой оппозиции". Вообще, по этому поводу я бы сказал вот какое мнение. Естественно, что прогрессивным силам общества невыгодно, когда ширится практика применения статей о "разжигании социальной розни" и "экстремизме". Но никаких иллюзий относительно нынешней российской власти питать не следует. Она эту практику все равно будет расширять. И вообще она считает, что "был бы человек, а статья найдется". Все эти соглашения "не способствовать" никакого впечатления на власть не произведут. Скорее всего, что и подписанты упомянутого соглашения это понимают. Значит – действительный смысл заключения подобных соглашений в другом. Некоторые граждане никак не оставят попыток сколачивания "единой право-левой оппозиции", которая при ближайшем рассмотрении все равно оказывается правой, подобно тому как смешивание ложки меда с ложкой дерьма не позволяет получить двух ложек "дерьмово-медового деликатеса".
Конечно, в определенные моменты взаимодействие правой и левой оппозиции является возможным – по крайней мере, теоретически. А вот любые попытки закрепить такое взаимодействие формально – даже путем подписания каких-то соглашений – заведомо бесперспективны. Ничего, кроме дискредитации прогрессивных сил в глазах общественности, они не дадут. Немногочисленных же "право-левых" заботит сохранение этого своего противоестественного статуса, которым они (подобно ласковому теленку) пользуются весьма небескорыстно... А что, собственно, мешает, допустим, сочувствовать проведенной полковником Квачковым акции, без того, чтобы одобрять высказываемые им политические взгляды?
4. Относительно Глеба Павловского, сравнившего (вполне в духе футуризма) путинский режим с мощным трамваем, в своем неудержимом движении вперед не замечающем какую-то политическую мелочь под своими колесами... Нечто подобное мы уже слышали. В конце 1990-х в газете "Лимонка" была напечатана восторженная статья под названием "Локомотив Лужков, и кто пытается ставить ему палки в колеса". В то время нацболы, заключившие вдобавок какое-то "соглашение" с баркашовцами (которым Лужков в то время покровительствовал) тоже активно старались к нему подмазаться, восхваляя его как "патриота-оппозиционера". Прошло совсем немного времени, когда выяснилось, что Лужков отнюдь не оппозицинер, а верный сын "партии власти", палки в колеса которой пытаются ставить именно лимоновцы... Этот таинственный кармический закон подмечен еще гностиком Булгаковым. Ну, какой вред может партийному литературоведу причинить советский трамвай, направляемый рукой комсомолки? Сходит как-нибудь за хлебушком и Глеб Павловский (так же, как и вся остальная, подобная ему, угодливая к властям интеллигенция).
5. Хотелось бы уточнить фамилию упомянутого в Вашем письме члена ДС, погибшего в октябре 1993 г. при обороне Дома Советов.
6. ...Листовка, которую я выпустил где-то в июне 89-го. (Очень в то время партия ДС напоминала какую-то пионерию, что ли):
Если кто-то к гуманизму
Проявляет интерес,
К демократии стремится -
Приходите к нам в ДС.
Здесь все люди за свободу
Жизнь готовы положить,
Чтоб советскому народу
Повольготней было жить.
Штраф судья нам назначает,
В КПЗ нас тащит мент, –
Но зато в ДС – рабочий,
Служащий, интеллигент.
Бьют каменьями пророков
В государстве дураков,
Но в ДС давно уж – Клоков,
Дмитриевский, Казаков!
С каждым днем все больше крепнет
Наша партия, растет.
Под трехцветным нашим флагом
Мы вперед идем. Вперед
К обществу, где разных партий
Есть большой ассортимент,
Где обычных демонстрантов
В КПЗ не тащит мент;
Где хорошие идеи
Не сжигаются в огне,
Плюралисты – на свободе,
Демократия – в цене.
Пока заканчиваю... С искренним уважением Илья Романов.
19.01.2010 г."



Редакция "Свободного слова" - Илье РОМАНОВУ (приводится в сокращении)
Добрый день, Илья!
Спасибо за письмо от 5.11.09. Мы, как обычно, опубликовали его на своем сайте в интернете, как и Ваши предыдущие письма, опустив только некоторые личные моменты.
Теперь по порядку, по затронутым Вами темам.
1. О "культе личности".
Весьма интересно было прочитать Ваши соображения о закономерностях развития такого явления, как "культ личности", в том числе в Китае. Конечно, обвинение революций в том, что они, мол, порождают "культы личности", несостоятельно. Культы фюрера, дуче и каудильо были как раз мощным средством борьбы с революциями, как и культ Сталина.
Думается, что эпоху единовластия переживает практически любая элита (правящий класс) в процессе своего становления. Причем по мере дальнейшего развития элиты верховная власть не укрепляется (как обычно принято думать), а наоборот, слабеет... Три египетские пирамиды в Гизе довольно точно и наглядно отражают этот процесс. Их можно рассматривать как своего рода трехмерную диаграмму ослабления фараонской власти. :) Первая и наибольшая из них - пирамида Хеопса - после завершения достигала высоты 146,5 метров. Во времена её постройки фараонская власть в Египте находилась в зените своего могущества. Вторая пирамида - сына Хеопса фараона Хафры - была уже несколько меньше (143,5 метра). Третья, принадлежавшая внуку Хеопса фараону Менкауру вознеслась в высоту "всего лишь" на 66,5 метров. Пирамиды их преемников были ещё меньше - карлики на фоне великанов... Если мы проанализируем цепочку кремлевских генсеков и президентов: Сталин-Хрущев-Брежнев-Горбачев-Ельцин-Путин-Медведев - то мы увидим точно такую же картину. Власть каждого следующего была слабее, чем власть предшественника.
А что остаётся от единой власти спустя какое-то время? "Трон был изолирован, и все страстно стремились к ослаблению королевской власти, - вспоминал Шарль Морис Талейран положение дел накануне Французской революции. - Всем казалось, что власть слишком много управляет; возможно, что никогда в нашей истории не управляли меньше..."
Наш с Вами соотечественник :) Иван Грозный вспоминал об ограничениях, наложенных на него боярством: "Даже в малейших и незначительных делах, мне ни в чём не давали воли: как обуваться, как спать - всё было по их желанию, я же был, как младенец... Потом утвердилось: если я попробую возразить хоть самому последнему из советников... меня обвиняют в нечестии... а если не соглашусь - пагуба моей душе и разорение царству!.. На словах я был государь, а на деле нисколько не властвовал". "Вы ведь называете гонением, - добавлял царь, обращаясь к боярам, - если я не хочу, подобно ребёнку, быть в вашей воле".
(Тут в последней статье "Кукольные страсти" Борис Стомахин похвалил Лжедимитрия I - мол, это чуть ли не единственное, чем русские могут гордиться во всей своей истории. :) Интересно, неужели Борис не понимает, что бедный Димитрий Иоаннович всего лишь продолжал политику своего "отца" Иоанна Васильевича - то есть политику борьбы с боярством? Можно, конечно, хвалить их обоих, можно осуждать - но различие-то между ними только в том, что Иван сумел на время совладать с боярской элитой, а бедолаге Дмитрию это не удалось, и бояре свернули ему шею...). Примерно в таком положении - "коронованного пленника" - оказался и Мао Цзедун, хотя это было не накануне революции, а уже после нее. Но в чем-то ситуация была, как ни странно, довольно похожей. "В то время большинство считало, что мои взгляды устарели, временами я оставался в единственном числе", - вспоминал Мао эпоху перед началом "культурной революции". Еще Мао заметил (если верить Сноу): "Я - лишь одинокий монах, бредущий по свету с дырявым зонтиком". Довольно точное отражение мироощущения почти любого верховного правителя... И опять-таки в ряду Мао Цзедун-Дэн Сяопин-Цзян Цзэминь... мы видим неуклонное ослабление верховной власти.

2. Вы пишете: "Интеллигент в массе своей научился, - и хорошо научился! - угождать власти, и поэтому взирает на нынешние лагеря без опасения и даже весело, со спокойной совестью, зная, что пока он умеет угодить правящему классу, попасть туда ему не грозит". Это совершенно верно, к сожалению. И когда указываешь, например, что сейчас в России (из расчета на душу населения) сидит больше народу, чем в январе 1937 года - часто сталкиваешься с тем, что это вроде бы вполне статистическое утверждение вызывает в интеллигентской компании яростное неприятие. А объяснение простое: интеллигенты не ощущают сейчас для себя личной, так сказать, шкурной угрозы ареста. И поэтому свято уверены, что не только они, но и все население чувствует себя более защищенным от ареста. Как те горошины в сказке Андерсена - пока они сами и их стручок были зелеными, они считали, что "весь мир зеленый", а когда пожелтели, стали думать - "весь мир желтый"... Но горошины-то не ошибались :) а вот интеллигенты сильно ошибаются, и рано или поздно жизнь им эту ошибку разъяснит...

3. Вадима Кушнира мы, разумеется, помним отлично. Примерно в мае 1991-го был любопытный эпизод. В московском ДС проводился теоретический семинар. И Вадим Кушнир неожиданно сказал: "Могу сказать, что в самом скором времени произойдут довольно-таки серьезные, бурные события, и тут нам, ДС, доведется выйти вперед, оказаться в эпицентре и сыграть весьма важную роль".
Ведущий семинар Андрей Грязнов спросил: "Роль смертников?"
Вадим Кушнир: "Нет! Мы будем в "мертвой зоне" урагана, когда вокруг все бушует, а нам ничто не угрожает. Мы будем практически в полной безопасности, и нам довольно далеко из своей кармы надо выйти, чтобы кто-нибудь из нас серьезно пострадал".
Ну, напоминать о последующем - августе 1991-го, вряд ли нужно, как и о том, что погибшие были, но из деэсовцев и впрямь никто не пострадал. (Хотя даже в октябре 1993-го погиб один деэсовец, защищавший Белый дом).
Вадим Кушнир был вожаком группы анархистов и деэсовцев, участвовавших в защите Белого дома в августе 1991-го. Из рассказа Евгения Фрумкина: "В первую ночь у нас была самая весёлая баррикада - 23-й подъезд, если не ошибаюсь. Там были анархисты, деэсовцы, несколько человек кадетов и много студенческой молодёжи. Кто-то раздобыл гитару, пели песни, много смеялись, веселились. Среди остальных защитников Белого дома тогда царило похоронное настроение, - ожидали, когда все умрём, и на нас они поглядывали подозрительно, что это за буйное веселье на фоне всеобщего напряжённого ожидания... Там были Марина Курганская, Лариса Пушмина, Кеша Зарубин, Михаил Денисов, Вадим Кушнир, Ваня Струков, Валя Рябкова, Стас Томенко, Стас Толстых... Но было много деэсовцев в разных местах, не только там. Вадим Кушнир договорился с одним водителем - тот пригнал свой казённый КРАЗ, поставил его в баррикаду. Впрочем, это что - некоторые свои личные жигулёнки пригоняли, и те со спущенными шинами тоже стояли в баррикадах. И вот Вадим время от времени забирался на кабину этого КРАЗа (шофёр ругался: ты мне кабину сломаешь) и, как вперёдсмотрящий, озирал окрестность - не идёт ли ОМОН. У меня эта картина "Кушнир - вперёдсмотрящий" чётко осталась в памяти с тех дней. В общем, этот КРАЗ стал нашим главным НП, наблюдательным пунктом. Ещё Вадим Кушнир у того же водителя КРАЗа взял бензин, и мы бутылки от пепси-колы и лимонада залили этим бензином. Бутылки эти делались по науке, с фитилём. Это было в первую ночь, так что мы были первыми, или одними из первых, кто сделал бутылки. И из штаба обороны Белого дома на нас очень подозрительно косились - чёрт его знает, чего от нас можно ожидать. В эту первую ночь нас просто заколебали построениями в цепочки - говорили, стройтесь и никого не пускайте. Смысла в этих цепочках никакого не было, разве что сделать так, чтобы "служба мёдом не казалась". Через полчаса давался отбой тревоги, все возвращались к своим местам. И вот после одной из таких дурацких цепочек мы возвратились и обнаружили, что из штаба пришли и забрали все наши бутылки с бензином... Но во вторую ночь у нас уже снова были бутылки".
В 1991-1992 годах Вадим был ближайшим соратником Новодворской... Но потом они все-таки разошлись. Вот тут Вадим и создал свою таинственную "Лигу-4", защищал в октябре 1993-го Белый дом. Говорят, ушел уже из горящего здания, по подземным коммуникациям... Сейчас в интернете никаких новых сведений о Кушнире найти не удалось. Так что он "пропал с горизонта".

4. По поводу Глеба Павловского. Да, в советское время он сидел за самиздат, - недолго, правда. Кажется, он раскаялся на следствии, и ему дали мягкий приговор. Павел Люзаков говорил, что в начале 80-х в прогулочном дворике Бутырской тюрьмы видел надпись: "Глеб Павловский". В декабре 1993 года, кажется, в день прав человека, Павловский и его соратники стояли на Пушкинской площади недалеко от деэсовцев под довольно хлесткими лозунгами - "Октябрьских убийц - к ответу!".
Однако то, что позднее он превратился в ярого путинца, а теперь превращается в медведевца, ни капли не удивляет. Даже если взять его самый "прогрессивный" период, он тогда был ярым народофобом, ненавистником "быдла". Это - стержневая идея всего его журнала "Век XX и мир", достаточно пролистать комплект. Ну а то, что народофоб рано или поздно становится кремлефилом, что же в этом странного? Это - закономерно. Павловский говорил, что он был в оппозиции до декабря 1994 года, и первое решение Ельцина, которое он поддержал - это ввод войск в Чечню. Особенно неприятное впечатление оставили две выходки Павловского. Первый раз - когда убили нацбола Юрия Червочкина. Тогда Павловский на своем сайте "Русского журнала" поместил статью, подписанную "Василий Посошков" (возможно, это был его собственный псевдоним). "Почивший Юрий Червочкин не был ни ангелом, ни невинным младенцем. Что он - после армии пошел работать? Нет, он создает в Саратове [автор перепутал Серпухов с Саратовом] ячейку НБП и регулярно участвует в противозаконных акциях... Сегодня нацболы рисуют себя жертвами "кровавого режима". Но, бросаясь под трамвай, можно сколько угодно кричать о том, что "кровавый технический прогресс" перерезал ноги". Автор статьи также припомнил лозунг нацболов "Да, смерть!" и заметил: "Кто кричит "Да, смерть!"? Кремль? Нет, дорогие мои, это кричите вы. И вы получаете то, что себе придумали, - другую смерть за другую Россию. Хороните своих мертвецов в другой земле - они нам не нужны. И ещё. Это политика, деточки. Здесь могут и убить..." Статья вызвала бурю возмущения в интернете. В комментариях к статье автора грозили убить, безуспешно вызывали его на дуэль и т. п. По этому поводу в "Свободном слове" появился такой комментарий: "А статья-то на самом деле полезная. Полезная - потому что откровенная. Лимоновцы могли бы не поскупиться, скинуться и послать её автору подарок на память - хорошую пеньковую верёвку и какое-нибудь душистое мыло. Может быть, пригодятся, сослужат службу... От большого ума г-н Посошков разболтал один из главных секретов нынешней кремлёвской власти - что своих противников она УБИВАЕТ. "Это политика, деточки. Здесь могут и убить...". Как известно, после убийств Политковской, Литвиненко и даже Яндарбиева власть яростно отрицала свою причастность. А тут - такой пассаж! Да и не факт, что сравнение с трамваем польстило дорогому Владимиру Владимировичу...
Во всяком случае, уже на следующий день сам Глеб Павловский кинулся исправлять допущенную оплошность. И со страниц "Русского журнала" вдруг хлынули крокодиловы слёзы рекордной величины. Оказывается, первым побуждением Глеба Олеговича, когда он узнал о тяжёлых ранениях нацбола, было броситься в больницу сдавать ему кровь для переливания. Да что-то замешкался... "Седьмого я было дёрнулся, но не успел сдать кровь для Юрия Червочкина - рассылка левых с приглашением к 9 утра на Маяковскую свалилась через третьи руки на почту с запозданием, почему-то днём уже. Было стыдно..." Павловский осыпал покойного целым ворохом комплиментов: "Он из лучших, что у нас есть... Смерть Юрия Червочкина - это славная смерть". А в том, что такие замечательные люди, как Юрий Червочкин, появились в России, - личная заслуга и личное достижение... кого бы вы думали? - ну, конечно, нашего несравненного Владимира Владимировича... Именно он вручил им "моральный образец и моральный стимул". "Путинская сила творит русскую личность другого типа, и учитесь её уважать".
В общем, не успел г-н Василий Посошков горделиво пискнуть: "Мы и убили-с!.. Да-с, смерть!", не успел он пуститься в победный пляс на свежей могиле - как всё волшебным образом переменилось. И "лишний человек" Юрий Червочкин вдруг оказался вовсе не "лишним", а наоборот, самым ценным и необходимым - цветом нации, выпестованным и взлелеянным лично президентом Путиным. А господа из "Русского журнала", которые на минутку показались публике (и самим себе?) грозными вершителями жизни и смерти оппозиции, с понурым видом поплелись на своё привычное место - в конурку, поджав хвост и не смея тявкнуть без разрешения хозяина... А так хотелось быть "великими и ужасными", так хотелось внушать всем трепет и содрогание! Не вышло". Кстати, один товарищ по этому поводу написал в интернете: "Павловский бедный на всех парах полз в донорский пункт - кровь сдавать, а его там тормознули, завернули, сказали - кровь пресмыкающихся не берем". :)
И вторая выходка - незадолго до освобождения Андрея Новикова к Глебу Павловскому обратился отец Новикова с просьбой посодействовать в освобождении сына. Ведь Новиков с Павловским были хорошо знакомы, Павловский его много раз публиковал, начиная еще с "Века XX и мир". Но Павловский не только отказал отцу Андрея, но и поместил у себя статью Льва Сигала (тоже знакомого Андрея), в которой фактически одобрялся его арест - "В тени палаты номер шесть". Г-н Сигал писал: "Автору этих строк довелось быть относительно близко знакомым с Андреем, когда в 1990-1991 годах он не раз публиковался в журнале "Век ХХ и мир". Тогда он смотрелся как радикал из числа "перестроечных публицистов". На дворе стояла революция, и любая хлёсткая фраза шла на ура. К сожалению, многие представители радикального крыла революции обычно отказываются признать победу своих умеренных соратников своей победой. По мере стабилизации состояния общества они только усиливают свою непримиримую риторику. И если в бурлящем котле революции они выглядят частью, пусть даже особой, мейнстрима, то в условиях стабильности оказываются в положении врагов и изгоев". Г-н Сигал называл Новикова "талантливым и очень плодовитым, но совершенно "отмороженным" публицистом". Сигал опровергает доводы о том, что литература и экстремизм - это разные вещи: "Противопоставление понятий "экстремист" и "публицист" носит надуманный характер. Не будем забывать, что Ленин, заполняя анкету переписи населения, в графе "род занятий" написал: "литератор". Так что профессия эта далеко не обязательно мирная. Ведь "быть литератором" может означать и "быть революционным публицистом" - "глаголом жечь сердца людей"".
Вот комментарий из "Слова" по этому поводу: "Мог ли вообразить Андрей Новиков, когда суровые люди в милицейской форме защёлкнули на нём наручники и повлекли его из дома, что он, оказывается, "победил"! Да, победил, и притом уже давно, - но не сам, так сказать, не лично. Победили его "умеренные соратники" - господа Павловский и Сигал. А поскольку г-н Новиков отчего-то не пожелал признавать эту победу своей, теперь его будут лечить от этого бредового заблуждения наши гуманисты в белых халатах. До тех пор, пока уколами галоперидола и прочих нейролептиков окончательно не вытрясут из него "талант и плодовитость". Пока он послушно не согласится с г-ном Сигалом: "Да, я победил... я - Наполеон". Ну, а у господ Сигала и Павловского своя профессия - пока суд да дело, они постараются изящными обтекаемыми фразами всё это обосновать. "Глаголом жёг сердца людей"? Жёг. И ещё отрицает, что поджигатель! Профессия - литератор? Запишите - сообщник Ленина. Не был в мейнстриме? Значит, был в экстриме. И т. д. Г-н Сигал не смог умолчать о главном: что был "близко знаком" с осуждённым. Что ж, пусть всё по достоинству оценят его подвиг! Ведь это нелегко - по заслугам заклеймить старого близкого знакомого, оказавшегося врагом и изгоем. Как говорится, "если друг оказался вдруг...". Но чувство долга пересилило. "Дружба дружбой, а служба - службой!". И то же священное чувство долга, что водило рукой г-на Сигала, должно быть, заставило г-на Павловского опубликовать его статью в "Русском журнале"... Честь и хвала героям!"

На этом будем пока заканчивать. Всего доброго. Ещё раз поздравляем с Новым годом, наступающим (или уже наступившим - ко времени получения этого письма), желаем сохранять здоровье, бодрость и хорошее настроение."


Илья РОМАНОВ - редакции "СВОБОДНОГО СЛОВА".
"Рад был получить Ваше письмо от 12.X.09 г.
Обсудим некоторые затронутые в нем темы. [Подзаголовки в тексте письма здесь и далее даны редакцией "Свободного слова". - Прим. ред.]

О ПРИРОДЕ "КУЛЬТА ЛИЧНОСТИ" И ИСТОРИИ КИТАЯ
1. Относительно закономерностей развития явления, которое принято называть "культом личности" (термин, по-моему, не очень удачный, но, раз другого нет, будем пользоваться им). Вряд ли можно говорить о том, что "культ личности" обязательно связан именно с революциями - скорее он знаменует собой определенные моменты наибольшего напряжения общественной борьбы (как на макро-, так и на микроуровне). Довольно абсурдно звучат появившиеся на волне антикоммунистической истерии рассуждения типа: "Любая коммунистическая революция неизбежно порождает культ кровавого тирана" и т. п. (Впрочем, если судить по приведенному отрывку о беседе Евгении Гинзбург с Каролем, эта идея лелеялась уже "шестидесятниками"). В ХХ веке культ личности впервые наиболее полно проявился в 1920-х годах в Италии. Уже тогда там были выпущены школьные учебники, иллюстрированные убедительными изображениями того, как "дуче" лично, мускулистыми руками обмолачивает зерно, и т. п. (Я об этом некогда читал книгу, автор - Цецилия Кин, но название запамятовал). При этом ставку на раздувание "культа личности дуче" делали как раз противники революционного движения. Или вот, нынешняя Россия отнюдь не является ни коммунистической, ни революционной, однако кто возьмется "обосновать и довести", что в ней не получили распространение явления, присущие "культу личности"? Культ этого "мессии" начал раздуваться после десятилетия напряженнейшей социальной борьбы, когда "элите" удалось сплотиться перед угрозой потери всего "нажитого непосильным трудом". Возникновение угрозы всегда требует определенной централизации. Например, в древнем Риме, примеры из которого любит приводить Новодворская, во времена республики перед угрозой нашествия врага граждане отказывались от демократических принципов и избирали единоличного предводителя (последним из которых был Юлий Цезарь). Во времена упадка империи культ императора достигал несообразных размеров. Естественно, в те времена культ не мог идеологически обосновываться иначе, как провозглашением "богоравности" императора. Калигула, Нерон и Домициан требовали признать их богами; последний вырезал целые селения, отказывавшиеся это сделать. Это была эпоха, когда римское владычество уже находилось под вопросом.
Но и в условиях необходимости усиления централизации не всегда существуют культурные предпосылки для возникновения культа личности. Например, протестантизм возник не просто из отрицания власти римского папы - "наместника божия на земле", - а из отрицания самой возможности существования такого наместника. Протестантизм делал акцент на непосредственной связи с богом каждой личности. Поэтому английский революционный парламент в 1653 году заявил:
"Веруем, что Господь, по своей неизреченной милости, не оставит своего народа, что мы из рук его сделаемся орудием для сокрушения всякого утеснительного ига, всякого бремени, тяготеющего над народом; что польется благодать над бедными и неимущими, исчезнет вражда, и меч заменится плугом, и волк будет пастись с ягненком; что вся земля исполнится славы Божьей подобно тому, как пучины морские наполнены водою".
Поэтому Великая английская революция, идеологией которой оказался именно протестантизм, вряд ли могла породить "культ личности Кромвеля". Протестанты свои ожидания связывали непосредственно с богом, а в любом земном вожде они неизбежно увидели бы "идола" и не стали бы ему поклоняться. По этой же причине, очевидно, мы не наблюдали неприкрытого "культа личности" ни в одной стране, где англосаксонский протестантизм утвердился в качестве господствующей идеологии. Ну а, допустим, в "цивилизованных" странах католической традиции культ вождя возникает без значительных затруднений. В Испании Франко правил до своей смерти в 1975 году - могло такое правление обойтись без культа? Кстати, последствия франкизма в этой стране до сих пор еще не преодолены. Как сообщил мне в письме испанский политзаключенный Маркос (из организации ГРАПО), - "в испанских тюрьмах содержатся журналисты, адвокаты, члены молодежных организаций, организаций солидарности с политзаключенными или коммунистами, которые просто защищают свои идеи, в том числе право народов на сопротивление фашистской тирании".
(Кстати, забавно, что до сих пор наиболее отсталая часть "демшизы" повторяет, вслед за "шестидесятниками": "Шведы и англичане обошлись безо всяких революций". К слову сказать, у шве